7 Декабря 2021

Вторник, 18:57

ВАЛЮТА

ДВА МОСТА

Турция и Иран могут совершить исторический прорыв к двустороннему геополитическому союзу

Автор:

17.06.2014

Турецкий вояж Хасана Рухани стал первым официальным визитом президента Ирана в соседнюю страну за последние 18 лет. В 1996 году Анкару посетил с официальным визитом тогдашний президент Исламской Республики Али Акбар Хашеми-Рафсанджани. С тех пор, как говорится, утекло много воды, свершились события, значительно изменившие ситуацию в прилегающих регионах - на Ближнем Востоке и Южном Кавказе. Целый ряд соседних стран погрузились в кровавый омут войн и хаоса. Однако, что примечательно, сами Турция и Иран вышли из испытаний последней пары десятилетий, что называется, с высоко поднятой головой. Несмотря на целый ряд сдерживающих факторов (прежде всего внутриполитическую напряженность и разогревание внешними силами курдской проблемы в Турции, международные санкции против Ирана), обе страны значительно укрепились и смогли сделать заявку на региональное лидерство.

Между тем в турецкой и иранской политических элитах растет осознание того, что совместными усилиями можно добиться гораздо большего, чем врозь. Этому учит и исторический опыт: вековое противостояние Турции и Ирана оказывалось на руку лишь тем мировым силам, которые преследовали цель добиться ослабления, а то и полной ликвидации государственности двух крупнейших державных наций исламского Востока. И сейчас, при рациональном использовании сегодняшних возможностей, Турция и Иран могут совершить исторический прорыв к двустороннему геополитическому союзу. Президент Ирана Хасан Рухани не зря изрек фразу: "Иран является мостом с Востоком, так же как Турция - мостом с Западом. Давайте объединим два этих моста".

Конечно, говорить о вышеупомянутом союзе пока преждевременно, но главное - и это продемонстрировал визит иранского президента в Турцию - оба государства намерены использовать двусторонний потенциал для расширения сотрудничества во всех сферах.

Президент Турции Абдулла Гюль отозвался об Иране как о "старом, ценном друге" и заявил, что лидеры двух стран выразили общую волю развивать и укреплять двусторонние связи. Хасан Рухани в свою очередь признал, что Турция - важная страна в регионе, а потому развитие дружественных отношений с ней выступает одним из приоритетов внешней политики Тегерана.

Собственно, турецко-иранские отношения получили новый импульс после избрания Хасана Рухани президентом ИРИ. При прежнем иранском лидере Махмуде Ахмадинежаде отношения Анкары и Тегерана носили достаточно осторожный характер. Во всяком случае, турецкая сторона не выражала никакого восторга по поводу вызывающих действий правительства Ахмадинежада на международной арене, оборачивавшихся существенным обострением ситуации в интересующих Анкару регионах, особенно на Ближнем Востоке. Новый иранский президент провозгласил курс на улучшение отношений с мировым сообществом, прежде всего - с соседними странами, что уже возымело свое положительное воздействие на региональную безопасность.

Курс на расширение отношений Анкара и Тегеран практически взяли в январе этого года, когда турецкий премьер Эрдоган совершил визит в Исламскую Республику Иран. Стороны подписали протокол о создании Высшего совета сотрудничества между двумя странами. Первое заседание этого органа было проведено во время визита Рухани в Анкару.

Целью деятельности Высшего совета сотрудничества является не только укрепление политического взаимодействия, но и активизация двусторонних экономических отношений. Речь идет об увеличении уже в самое ближайшее время объема торговли между двумя странами в два раза - то есть до отметки в $30 миллиардов.

На пути расширения экономического сотрудничества имеется по большому счету лишь одна большая проблема - длящийся уже не первый год газовый спор между Анкарой и Тегераном. Согласно контракту, подписанному в 1996 году, Иран экспортирует в Турцию ежегодно 10 миллиардов кубометров газа. Хотя цена на газ не раскрывается, согласно турецким СМИ, тысяча кубометров экспортируемого Тегераном "голубого топлива" обходится Анкаре в $490-500. Эта сумма значительно выше стоимости газа, импортируемого из России и Азербайджана. Поэтому Турция и ведет уже несколько лет переговоры с Ираном о снижении цены на газ.

Однако Тегеран настаивает на прежней стоимости топлива, соглашаясь предоставить скидку лишь в том случае, если Турция увеличит объем закупаемого иранского газа. В 2012 году Анкара обратилась в Международный арбитражный суд, потребовав у Ирана 30-процентную скидку.

В ходе визита Рухани в Турцию стороны явно сделали шаг к конкретной договоренности. Судя по всему, прорабатывается вариант соглашения, касающийся снижения цены на иранский газ. После переговоров с Хасаном Рухани Реджеп Тайиб Эрдоган заявил, что "в случае достижения договоренностей появится возможность увеличить объемы закупки газа из Ирана. Надеюсь, министры смогут быстро найти решение и прийти к соглашению".

По словам Рухани, Турция и Иран решили развивать отношения в газовой и нефтяной сферах. И главное - Иран видит в Турции не конкурента, а партнера, в связи с чем готов создать все условия для привлечения турецких инвесторов в Исламскую Республику, особенно в направлении экономического развития южных регионов Ирана.

Из всего этого нетрудно сделать вывод, что Турция и Иран стоят на пороге мощной активизации двустороннего сотрудничества. Укрепление диалога между Анкарой и Тегераном будет иметь большое значение не только для них самих, но и всего региона. На это указывает, в частности, подписание ирано-турецких соглашений о реализации крупных железнодорожных проектов. По словам Рухани, они предусматривают создание единой железнодорожной цепи от Персидского залива к Черному и Средиземному морям. 

Особая тема - возможное влияние турецко-иранского партнерства на региональную безопасность. Несмотря на имеющиеся разногласия между Анкарой и Тегераном в таких, например, вопросах, как сирийский кризис и падение правительства "Братьев-мусульман" в Египте, Турцию и Иран сближает общность интересов гораздо более стратегического свойства. Показательно в этом смысле заявление Эрдогана: "Иран стремится преодолеть наши разногласия, и - что важно - это обоюдное стремление. Думаю, в этом и следующем годах нас ждут кардинальные перемены, особенно если мы будем добиваться поставленных задач совместно".

Если же иметь в виду и заявление Рухани о том, что нестабильность невыгодна ни одной из стран региона, то становится очевидным, что Анкара и Тегеран именно посредством совместных усилий намерены способствовать становлению новой системы безопасности на Евразийском перекрестке и Ближнем Востоке. В какой степени получится претворить в жизнь подобное намерение - покажет ближайшее будущее. Но очевидно, что сближение Ирана и Турции само по себе является стабилизирующим фактором в развитии прилегающих регионов. Тогда как помехой на этом пути выступает давление заинтересованных мировых сил на политику Анкары и Тегерана. Примечательно в этом смысле, что Турция все заметнее демонстрирует Западу, прежде всего США, свою решимость самостоятельно расставлять внешнеполитические приоритеты, ссылаясь при этом на факторы, значимые для региона, а не для евроатлантических проектов.

К последним относятся, в частности, международные санкции против Ирана, которые турецкий премьер Эрдоган считает несправедливыми. При этом Эрдоган упрекает Запад в том, что, несмотря на резкий тон лидеров США и ЕС в отношении Ирана, ряду западных компаний все же позволяется заниматься бизнесом в ИРИ. Тогда как турецкая продукция лишена права доступа на иранский рынок.

Тем самым Анкара выражает недовольство сохраняющимся режимом антииранских санкций, бьющих и по интересам турецкого бизнеса. Кстати говоря, до недавнего времени Турция расплачивалась за иранский природный газ золотом. Вследствие этого еще пару лет назад товарооборот между Турцией и Ираном составлял $22 миллиарда. Однако затем Вашингтон ужесточил антииранские санкции, лишившие Анкару возможности "золотой оплаты". И уже в 2013 году турецко-иранский товарооборот упал до $14,6 миллиарда.

Антииранские санкции негативно сказываются и на финансовом сотрудничестве между Анкарой и Тегераном. Уже не первый год иранская сторона выражает желание сотрудничать с "Халкбанком" и другими турецкими банковскими учреждениями. Начиная с марта 2012 года, в связи с эмбарго против Ирана, международные валютные переводы в эту страну были запрещены. Несмотря на это, турецкий "Халкбанк" поныне осуществляет валютные переводы в ИРИ. Однако турецкие и иранские финансисты недовольны теневым характером двустороннего сотрудничества в сфере международных валютных переводов, который является следствием режима международных санкций против Тегерана.

Очевидно, что полная отмена антииранских санкций возможна лишь в случае достижения прорыва на переговорах по проблеме ядерной программы ИРИ. К слову сказать, Анкара и в этом вопросе проявляет солидарность с Тегераном. На встрече с Рухани президент Турции Абдулла Гюль заявил, что его страна поддерживает право каждой страны на мирное использование ядерной энергии. "Мы всегда отстаивали необходимость решить иранскую ядерную проблему дипломатическим путем. Всегда это говорили и подчеркиваем сегодня: мы не хотим, чтобы в нашем регионе какая-либо страна обладала ядерным оружием. Однако мы не позволим ни одну страну в нашем регионе лишать права на мирное использование атомной энергии. Использование атомной энергии в мирных целях - наше общее право", - подчеркнул турецкий лидер.

Рухани в свою очередь подтвердил готовность Тегерана сделать все возможное для достижения окончательного соглашения с международной "шестеркой" (США, Россия, Великобритания, Франция, Китай, Германия) по вопросу ядерной  программы ИРИ.

Позитивный настрой Тегерана был подтвержден и в ходе состоявшихся на днях в Женеве трехсторонних переговоров между представителями Ирана, США и Евросоюза. Эти консультации прошли в преддверии очередного раунда переговоров между ИРИ и "шестеркой", которые завершатся 20 июня. От этих переговоров во многом будет зависеть шанс претворения большой сделки между Исламской Республикой и Западом: обеспечение прозрачности иранской ядерной программы в обмен на снятие экономических санкций против Тегерана. 

Между тем в рамках трехстороннего диалога в формате  ИРИ - США - ЕС были проведены первые официальные прямые переговоры между Вашингтоном и Тегераном. Иранская сторона в лице заместителя главы МИД Аббаса Арагчи сочла их "конструктивными". В то же время Арагчи допустил, что сроки выработки окончательного соглашения между Ираном и "шестеркой", которое должно быть достигнуто до 20 июля, могут быть продлены на полгода. Это дает основание считать, что окончательное решение иранского вопроса не столь уж и близко. Но уже и то хорошо, что поиски выхода из "атомного спора" ведутся исключительно на дипломатической площадке. Что отвечает интересам региональной безопасности не в меньшей степени, чем расширение сотрудничества между Турцией и Ираном.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

291