3 Августа 2020

Понедельник, 15:44

ВАЛЮТА

ЖИЗНЬ В СТОРОНЕ ОТ ЖЕНЩИНЫ

Британский художник Сара Нилл-Джонс и бакинка Натаван Алиева по-своему взглянули на женскую отстраненность и самоутверждение

Автор:

12.05.2015

Вы­став­ка, про­хо­див­шая в га­ле­рее Natavan, бы­ла пред­став­ле­на ра­бо­та­ми двух мо­ло­дых жен­щин: на­шей со­от­ече­с­т­вен­ни­цы На­та­ван Али­е­вой - ди­зай­не­ра и ху­дож­ни­цы и бри­тан­ской ху­дож­ни­цы Са­ры Нилл-Джонс. На­зва­ние вы­став­ки "Жен­щи­на как ху­дож­ник и субъ­ект" яв­ля­ет­ся не­сколь­ко про­во­ка­ци­он­ным, от­сы­ла­ю­щим во вре­ме­на за­рож­де­ния дви­же­ния су­ф­ра­жи­с­ток (су­ф­ра­жист­ки вы­сту­па­ли про­тив дис­кри­ми­на­ции жен­щин в це­лом в по­ли­ти­че­с­кой и эко­но­ми­че­с­кой жиз­ни. - Авт.). Впро­чем, эта оцен­ка то­же субъ­ек­тив­на. 

 

Са­ра Нилл-Джонс

Бри­тан­ка, жи­ву­щая в Азер­бай­джа­не. Она ра­бо­та­ет в тех­ни­ке ци­ф­ро­вой пе­ча­ти на мас­ля­ной кра­с­ке. А ес­ли го­во­рить про­стым язы­ком, то это изо­бра­же­ние (ри­су­нок, фо­то­гра­фия), на­не­сен­ное на по­верх­ность ма­те­ри­а­ла (ткань, по­ли­мер­ный ма­те­ри­ал). Пред­мет ее ис­сле­до­ва­ния - жен­щи­на в про­стран­стве ме­ня­ю­ще­го­ся ми­ра. Она не име­ет кон­крет­но­го ли­ца, а, сле­до­ва­тель­но, и кон­крет­но­го ад­ре­са. Мы по­ни­ма­ем, что пе­ред на­ми жен­щи­на толь­ко по­то­му, что от­сле­жи­ва­ем оп­ре­де­лен­ные при­зна­ки по­ла: аб­рис фи­гу­ры, во­ло­сы, одеж­да. Жен­щи­нам Са­ры Нилл-Джонс не­уют­но в том ми­ре, в ко­то­ром они су­ще­с­т­ву­ют. Они ка­жут­ся не­при­ка­ян­ны­ми и оди­но­ки­ми. Они как буд­то да­же и не жи­вут во­все, а как-то так, вре­мен­но, пре­бы­ва­ют там, где жизнь им ка­жет­ся не­кон­крет­ной. Жизнь про­те­ка­ет от­дель­но от них. Не­смо­т­ря на то, что мы ви­дим их в пред­ла­га­е­мых об­сто­я­тель­ст­вах, они ос­та­ют­ся сто­рон­ни­ми на­блю­да­те­ля­ми то­го, что про­ис­хо­дит ря­дом или во­круг них.

 

"В про­стран­стве ули­цы Ни­за­ми (Тор­го­вой)"

На пер­вом пла­не жен­щи­на в яр­кой кур­т­ке. Она по­вер­ну­ла го­ло­ву в сто­ро­ну зри­те­ля, но и у этой ге­ро­и­ни нет ли­ца. Вме­с­то не­го - цве­то­вое пят­но. Она как ино­род­ное те­ло на фо­не впол­не кон­крет­ных лю­дей на вто­ром пла­не. Или - фан­том, не­ожи­дан­но воз­ник­ший в пре­де­лах чу­жой ре­аль­но­с­ти. Но раз­ве у фан­то­ма мо­гут быть чув­ства, эмо­ции, же­ла­ния, стра­с­ти? За­чем фан­то­му та­кая при­вя­зан­ность к ре­аль­но­му ми­ру?

 

"На пло­ща­ди Фон­та­нов"

Цвет­ное пят­но жен­ской фи­гу­ры на фо­не чер­но-бе­ло­го ми­ра впол­не кон­крет­ных лю­дей вы­гля­дит не­ес­те­с­т­вен­но. Как на­смеш­ка над не­кон­крет­ной су­тью ге­ро­и­ни. Не­по­нят­но, для че­го воз­ник­шей здесь, в чу­жом для нее ми­ре, и не на­хо­дя­щей то­чек со­при­кос­но­ве­ния с этим ми­ром. Она са­ма по се­бе. Жен­щи­на, вы­па­да­ю­щая из струк­ту­ры вре­ме­ни. Ку­да она идет? За­чем?

 

"Ис­чез­но­ве­ние-I"

В ком­на­те, где на ди­ван­ных по­душ­ках рас­по­ло­жи­лась жен­щи­на без ли­ца, нет ощу­ще­ния воз­душ­но­го про­стран­ства. Есть на­ли­чие фи­зи­че­с­ко­го те­ла в пе­ри­ме­т­ре ком­на­ты. Стер­ты чер­ты ли­ца, слег­ка по­ник­шие пле­чи и опу­щен­ная го­ло­ва не сви­де­тель­ст­ву­ют о пре­крас­ной ду­ше этой жен­щи­ны. Она как буд­то за­ви­са­ет в этом без­воз­душ­ном про­стран­стве для то­го толь­ко, что­бы рас­тво­рить­ся в нем на­все­г­да. Воз­мож­но, имен­но так и вы­гля­дит бег­ство в оди­но­че­с­т­во…

 

"Ис­чез­но­ве­ние-II"

Для ге­ро­инь Са­ры Нилл-Джонс, ка­жет­ся, нет аль­тер­на­тив­но­го ре­ше­ния проб­ле­мы ис­чез­но­ве­ния. Они все ис­че­за­ют. Медлен­но, но вер­но рас­тво­ря­ясь в без­ли­ко­с­ти и не­кон­крет­но­с­ти соб­ствен­ных же­ла­ний. Ре­аль­ный, ося­за­е­мый мир, пред­став­лен­ный ре­аль­ны­ми пред­ме­та­ми за ее спи­ной в ви­де па­ке­тов с яб­ло­ка­ми, ко­то­рые, ви­ди­мо, сле­ду­ет ин­тер­п­ре­ти­ро­вать как то са­мое яб­ло­ко, ко­то­рое ко­г­да-то про­тя­ну­ла в са­дах Эде­ма Ева Ада­му. Толь­ко здесь эти яб­ло­ки плот­но упа­ко­ва­ны в про­зрач­ные па­ке­ты и за­кры­ты. И муж­чи­на ря­дом, как на­мек на то са­мое биб­лей­ское гре­хо­па­де­ние, не про­яв­ля­ет ни­ка­кой за­ин­те­ре­со­ван­но­с­ти к ис­че­за­ю­щей жен­ской на­ту­ре. Этой раз­мы­той, ис­че­за­ю­щей Еве со­в­сем не ин­те­ре­сен и не ну­жен муж­чи­на.

 

На­та­ван Али­е­ва

Ди­зай­нер-ху­дож­ник ра­бо­та­ет в тех­ни­ке кол­ла­жа. На­та­ван ут­вер­жда­ет, что на­шла для се­бя ту фор­му вы­ра­же­ния ху­до­же­с­т­вен­ной мыс­ли, ко­то­рая до­став­ля­ет твор­че­с­кое удо­воль­ст­вие, бу­до­ра­жит мысль, бу­дит фан­та­зию. Она со­еди­ня­ет де­та­ли фо­то­гра­фий, вы­ре­зок из жур­на­лов, ино­г­да - тек­с­тов. Фраг­мен­ты скла­ды­ва­ют­ся, как пазз­лы, вы­да­вая тот ре­зуль­тат, ко­то­рый са­ма На­та­ван рас­сма­т­ри­ва­ет как очень слож­ный, но ув­ле­ка­тель­ный.

 

"Со­вре­мен­ни­цы На­та­ван"

Их вы­год­но от­ли­ча­ет аб­со­лют­ная кон­крет­ность. В де­ко­ри­ро­ван­ном про­стран­стве фи­гур­ки мо­ло­дых жен­щин воз­ни­ка­ют из пе­ны и ви­х­ря тка­ней так, как буд­то их на­ря­ды, в ко­то­рых они пред­ста­ют пе­ред зри­те­ля­ми, не что иное, как пра­во на жен­ское са­мо­ут­вер­жде­ние: че­рез кра­си­вую одеж­ду, эпа­ти­ру­ю­щий стиль, ори­ги­наль­ность со­еди­не­ния раз­но­фак­тур­ных тка­ней и эле­мен­тов мо­ды про­шлых ве­ков, на­сто­я­ще­го вре­ме­ни и бу­ду­ще­го.

Ге­ро­и­ни На­та­ван Али­е­вой не­обыч­ны во мно­гом. Они го­то­вы во­рвать­ся в ре­аль­ность жиз­ни не для то­го, что­бы по­ра­жать или шо­ки­ро­вать, но для то­го, что­бы за­явить о се­бе. О се­бе и сво­ей ду­ше. Тре­пет­ной, за­га­доч­ной, пуг­ли­вой. Со­вре­мен­ни­цы На­та­ван - это мо­ло­дые жен­щи­ны, ко­то­рые не хо­тят ис­чез­нуть, не хо­тят уй­ти на вто­рой план, слить­ся с ок­ру­жа­ю­щей сре­дой до раз­мы­ва­ния соб­ствен­ной лич­но­с­ти или ни­ве­ли­ро­ва­ния ее под об­щую мас­су. Они хо­тят быть здесь и сей­час. По­то­му что жизнь слиш­ком ко­рот­ка, что­бы ос­та­вать­ся в ней сто­рон­ним на­блю­да­те­лем.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

522