26 Марта 2017

Воскресенье, 15:08

ВАЛЮТА

НАСТОЯЩИЙ ХАНЕНДЕ

Гаджибаба Гусейнов своим голосом мог увести слушателей в другое пространство

Автор:

01.11.2016

Ханенде Гаджибаба Гусейнов родился 15 марта 1919 года в бакинском квартале Чемберекенд, имеющем своеобразные обычаи, традиции, неписаные законы и правила. Здесь он провел и свое детство. 

 

Старший в семье

Гаджибаба был первенцем у Гусейнали киши и Сейид Фатимы. После него в семье родились еще 7 детей, один из которых умер еще ребенком. Остальные же стали долгожителями. Чтобы прокормить большую семью, Гусейнали киши таскал камни, брался за самую тяжелую работу. Хотя и жили они очень бедно, но не горевали и не жаловались. Гусейнали киши и Сейид Фатима были верующими и жаловаться на жизнь, на судьбу считали богохульством. Родители с детства приучили детей довольствоваться тем, что есть, быть благодарными за малое, не корить судьбу. Его бабушка пророчила ему религиозное будущее.

В Чемберекенде все знали, что у Гаджибабы хороший голос. Еще маленьким его несколько раз отводили в мечеть и поручали озвучить азан - призвать с минарета к богослужению. Вскоре весть об этом дошла также до школы, в которой он учился. Это были годы, когда советская власть боролась против религии и верующих, насаждала атеизм. И в такое время посещение школьником мечети, озвучивание им азана не могли остаться без внимания. Учитель пожурил Гаджибабу за это. Слова учителя сильно разгневали школьника, с самого детства слушавшего религиозные беседы, привязанного к религии. Он опрокинул стол на учителя и покинул школу. Так Гаджибаба Гусейнов еще в 4-м классе расстался со школьной жизнью. 

То, что Гаджибаба был первенцем в семье, означало для него раннее познание жизни, ее трудностей. Он рано стал помогать отцу. Выходил вместе с ним в море, физически еще неокрепший таскал товары. Потом выучился на столяра, чтобы иметь профессию. 

Тяжелые условия жизни не позволили воплотиться мечтам бабушки, которая переживала из-за этого и проливала слезы: "Я хотела отправить свое дитя в моллахану. Мечтала видеть его ахундом. Посмотрите, кем он стал…".

До него в их роду никто не пел. Еще совсем маленьким, когда он изредка напевал про себя, отец предупредил его: "Знаю, голос у тебя есть, иногда напеваешь. Смотри, не вздумай стать ханенде…". Но и сам Гаджибаба был очень далек от этой мысли. С детских лет он смирился с судьбой. Ему казалось, что так и должно быть. На долю старшего в семье должно выпасть больше тягот, чем его братьям и сестрам. Болезнь отца, приковавшая на некоторое время того к постели, а затем и его смерть добавили забот Гаджибабе, которому на тот период было почти 22 года. После смерти отца ему пришлось взять на себя все заботы о семье. Хорошо, что он уже привык к труду и был отличным столяром, за что его очень уважали на заводе, где он работал. В 1943 году Гаджибаба получил повестку. Но незадолго до отправки на фронт Гаджибабу высадили из поезда, сказав, что получен приказ оставить его здесь.

 

Характер

Однажды, когда провожал мать к родственникам, Гаджибаба встретил по соседству девушку, которая гостила у своей бабушки. Она была родом из Карабаха, и звали ее Мехпара. Он сразу же влюбился в нее и сказал матери, что хочет жениться на ней. Тогда Гаджибабе было 24, а Мехпаре 19 лет. В 1943 году они создали семью. Справлять свадьбу не стали, так как шла война, кругом царили траур, голод. Позднее Гаджибаба Гусейнов шутя говорил: "Люди во время голода разводились с женами, а я женился".

Молодоженам отвели маленькую комнату в родовом доме в Чемберекенде. Жизнь была крайне тяжелой. Порой с трудом доставали даже черный хлеб. В такие моменты Гаджибаба успокаивал жену: "Не тоскуй, потерпи немного. Идет война. Потом я так накормлю и приодену тебя, что все будут говорить - посмотрите на семью Гаджибабы"…

На протяжении 51 года семейной жизни у них были прекрасные дни. Но было у них и одно огромное горе - долгие годы мечтали о ребенке. Однако о расставании даже не заикались. В конце концов нашли утешение в племяннице Мехпары ханым, которую звали Сядагят. Из рассказа Сядагят ханым: "Когда была маленькой, не разрешил мне звать его, как было тогда модно, папой. Просил называть его "ага", как когда-то и сам обращался к отцу. Когда я училась в средней школе, приходил за мной. Товарищи говорили, что пришел твой дедушка. Разница в возрасте между нами была большой. Но я нисколько не смущалась и говорила, что это мой отец. Удивлялись".

Сядагят ханым говорила, что Гаджибаба Гусейнов был очень ревнивым: "Иногда рассказывал про первые семейные годы. Тогда отец был совсем ревнивым. Сам поговаривал, что молодой был, горячий, хотел подчинить жену своему характеру. Да и потом не изменился. Не разрешал мне говорить даже с двоюродным братом". 

 

Мастер на все руки

Был одновременно добрым, ранимым и в то же время грозным человеком. Был категоричен, не любил повторять сказанное. Он вырос в таком месте, как Чемберекенд. Рассказывает Сядагят ханым: "Отец был дружелюбным. Но не любил выпивать, ходить по ресторанам. Своих гостей приводил домой. Отсюда никто не уходил голодным. Еще любил собирать всех на даче". 

Все было, как он обещал. Став прославленным в Азербайджане ханенде, проводил дни на свадьбах. Хорошо зарабатывал. Однако даже если бы не стал ханенде, он мог бы обеспечить семью так, как хотел. Гаджибаба был на все руки мастер. Так его воспитали родители. Главным для него была честность. А чем заниматься, не имело значения. Лишь бы семья жила в довольстве. И супруге всегда говорил, что если однажды у него пропадет голос, то пойдет даже в грузчики.

Когда зарплаты столяра, не хватало, искал другие возможности для обеспечения семьи. Однако и тогда даже не помышлял стать ханенде. Позднее он говорил: "Ну и что, что у меня был голос. Я не верил, что стану ханенде".

Родственник - гармонист Теймур Дамиров стал брать его с собой на свадьбы. На первых порах он шел не в качестве ханенде, а как исполнитель на нагаре. Причем делал это только ради материального благополучия семьи. Играть на нагаре научился без всякого обучения и наставника. Постепенно, все чаще участвуя в свадьбах, Гаджибаба стал отдаляться от профессии столяра.

На свадьбах в бакинских селах, прослышав, что у него хороший голос, его просили спеть. Иногда исполнял несколько песен или мугамов. Позднее вспоминал те дни: "Стеснялся. Я не мог петь перед Зюльфи, Сейидом, Ханом".

Но число поклонников прекрасного голоса Гаджибабы Гусейнова неуклонно росло. До конца войны оставалось совсем немного. Однажды к ним в гости пришла свояченица, ханенде Сара Гадимова. Мехпара ханым сказала той между делом: "Сара, у Гаджибабы тоже хороший голос, поет иногда". Уступив настойчивой просьбе Сары ханым, жены и матери, Гаджибаба спел. Когда закончил петь, увидел, что Сара ханым плачет. Пошутил: "Неужели мое пение заставило тебя плакать?" "Гаджи, ты же настоящий ханенде", - ответила та…

 

Иное пространство голоса

Сара Гадимова рассказала о своем зяте тарзану Ахмедхану Бакыханову и композитору Джахангиру Джахангирову. Они послушали Гаджибабу Гусейнова. Его голос был средний. Но слушать его исполнение спокойно было невозможно. Этот голос словно уводил слушателей в иное пространство. С того дня Гаджибаба Гусейнов отложил нагару в сторону и стал ханенде. Пел в ансамбле Ахмедхана Бакыханова и ходил на свадьбы. 

Он не учился на ханенде. Просто наблюдал, слушал. Вспоминает Сядагят ханым: "Отец рассказывал, что иногда пел так, что Зюльфи Адыгезалов начинал смеяться со словами - "ты поешь совсем как я". Но со временем он стал очаровывать сердца слушателей своим несравненным исполнением. Отец, за какое бы дело ни брался в жизни, что бы ни делал, чему бы ни учился, всегда овладевал этим в совершенстве".

С юных лет он сочинял стихи, газели, мухаммасы. Очень много читал, особенно газели, любил Сейида Азима.

Гаджибаба Гусейнов не стал пленником славы. Ему было чуждо стремление к славе. Из воспоминаний Сядагят ханым: "Рассказывал, что если бы не война, не трудности, тяжелое положение семьи, не пошел бы в искусство. Не потому, что не любил это занятие. Говорил, что ему удавалось все ставить на свои места. У него был свой стиль. Исполнял только песни, соответствующие его манере пения, голосу. Прекрасно исполнял песню ашуга Алы "Ня галды". Но говорил, что эта песня не для него. Очень любил народную песню "Гара телляр". Но не пел ее, так как на ней поставил свою "печать" Бюльбюль. Сейчас некоторые певцы исполняют песни моего отца как попало. Первое время отцу аккомпанировали Бахрам Мансуров и Талят Бакыханов. Вместе ходили на концерты, свадьбы. На радио хранятся их записи. Бывали они и на телевидении. Один из ханенде смог найти ход на телевидение и в 1971 году добился уничтожения этих записей. Таких недоброжелателей у отца было много". 

Знал свое дело в совершенстве. Поэтому многие ему завидовали, однако и побаивались, не могли ничего сказать открыто. Некоторые ханенде, музыканты судачили о нем за глаза, копали под него. Ему все было известно, но никогда он не отвечал тем же. 

 

Ученики мастера 

Позднее аккомпанировать Гаджибабе Гусейнову стали Мирназим Асадуллаев и Агасалим Абдуллаев. Кроме выступлений на концертах и свадьбах он также 30 лет преподавал в музыкальной школе имени Асафа Зейналлы. Хотя у него самого не было учителя в искусстве, многие были учениками Гаджибабы Гусейнова. Тайнам мугамов, музыкального искусства он посвятил также многих ханенде, которые не были его учениками.

До 70 лет у него не было никаких почетных титулов. Не очень радовался, даже когда получил звание народного артиста. Он был человеком, довольствовавшимся малым. Сядагят ханым рассказывала, что в последние годы жизни он часто посещал Бибиэйбатское кладбище, где раньше бывал лишь изредка: "Чувствовал себя уже не так хорошо, как раньше. Последнее время перестал ходить и на свадьбы. Однажды ему внезапно стало плохо, врачи сказали, что у него ишемия. Постепенно стал худеть, потом появилась одышка. В детстве он перенес пневмонию, легкие были повреждены. Отдышка перешла в рак легких. О болезни своей не знал. На одном званом обеде он много говорил и спел немного. Ему нельзя было так много говорить - был тяжело болен. Всего 12 дней назад выписался из больницы. Вернулся домой поздно. Один парень кое-как довел его до дома, взяв под руку. У него пошла кровь изо рта. Движением руки попросил воду, я принесла и пошла звонить врачу, а когда вернулась, он уже скончался". В тот день, 24 октября 1993 года, Гаджибаба Гусейнов расстался с этим миром, с теми, кто любил его и кого любил он сам. Он хотел быть похороненным в Бибиэйбате. Но государство выделило место в Аллее почетного захоронения. Там ханенде и предали земле. 

Исполненные им мугамы, народные песни, особенно теснифы "Бяряйя бах, бяряйя", "Гарпыз кясдим йейян йох" и многие другие, прославились именно благодаря его исполнению. Спетые им в свое время эти мугамы, теснифы, в которые он привнес новый дух, новое дыхание, навсегда запечатлели Гаджибабу Гусейнова в народной памяти.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

32
Лента новостей