22 Ноября 2017

Среда, 02:58

ВАЛЮТА

ГОРЯЧИЕ МОМЕНТЫ ХОЛОДНОГО ГОДА

Какая картина сложилась на энергетической карте мира к началу 2017 года?

Автор:

01.01.2017

Цена на нефть - $27 за баррель. Еще два года назад такой кошмар не мог предвидеться мировым нефтяным компаниям и нефтедобывающим странам, привыкшим к уровню $100 за бочку. Но именно такими котировками "порадовал" Дед Мороз мировой энергетический сектор в середине января 2016 года. О причинах говорилось давно: неуправляемый рост производства нефти при снижении экономической активности в странах-потребителях, сопровождаемый ценовой войной между традиционными производителями во главе с Саудовской Аравией, с одной стороны, и производителями сланцевой нефти в США и Канаде - с другой. Но, видимо, падение цен до столь низкого уровня стало холодным душем для всех задействованных в этом секторе. 

 

Нефтяные качели

Поэтому практически весь 2016 год прошел под знаком переговоров заморозки/сокращения добычи нефти со стороны ОПЕК и не входящих в картель нефтедобывающих государств. 

Хотя ранее ОПЕК неоднократно оперативно реагировала на ценовые коллизии на рынке, уменьшая или увеличивая добычу, именно в 2014-2015 годах картель решил временно самоустраниться, чтобы нейтрализовать сланцевых производителей, пусть даже за счет финансовых потерь своих членов. 

Но "сланец" оказался не так уж и прост - американские компании хоть и снизили производство, но полностью отойти от него вовсе не спешили, чему способствовало и развитие технологий, которые позволили снизить себестоимость сланцевой нефти до $30. 

Уже с конца 2015 года ОПЕК начала зондирование возможностей для возврата к регулированию рынка "черного золота". Однако процесс был сопряжен с растущими противоречиями между основными членами картеля - Саудовской Аравией и Ираном, который после снятия санкций из-за ядерной программы активно наращивал производство, стремясь выйти на досанкционный уровень добычи в 4 млн. баррелей нефти в сутки. 

Тегеран в целом поддерживал идею заморозки добычи нефти и даже готов был к ней присоединиться, но лишь при достижении досанкционного уровня. Это означало, что резко сократить добычу пришлось бы Эр-Риаду, который в годы санкций занял место Ирана на рынке. А в условиях усугубляющегося политического противостояния между этими странами королевство не было готово освобождать рынок для возвращения Ирана. В итоге помпезно разрекламированное апрельское заседание ОПЕК в Дохе, где должно было быть принято решение о заморозке добычи, завершилось безрезультатно. Отметим, что в заседании принимали участие также ряд нефтедобывающих стран, не входящих в картель, в том числе Россия и Азербайджан.

Предпринятую в сентябре в Алжире очередную попытку ОПЕК договориться о заморозке не входящие в картель страны проигнорировали, правда, пообещав присоединиться в случае достижения четких договоренностей. Но именно алжирская встреча заложила основу для будущего прорыва - позже в Вене ОПЕК пришла к согласию ограничить добычу на уровне 32,5 млн. баррелей в сутки. 

Уже на ноябрьском заседании ОПЕК в Вене эта договоренность была документально закреплена - члены картеля обязались сократить добычу на совокупные 1,2 млн. баррелей, расписав квоты для каждой страны. В таких условиях ряд стран, не входящих в картель, также взяли обязательство по сокращению добычи на 558 тыс. баррелей. Из них большая часть приходится на долю России - 300 тыс. баррелей, Азербайджан со своей стороны обещал сократить добычу на 35 тыс. баррелей. 

Это стало историческим соглашением нефтедобывающих стран как членов ОПЕК, так и не входящих в картель, которое позволит убрать с рынка 1,7-1,8 млн. баррелей нефти и достичь баланса в первой половине 2017 года. 

Эксперты Fitch Ratings полагают, что спрос на нефть может превысить предложение примерно на 400 тыс. б/с в первом квартале 2017 года и на 1,3 млн. б/с в четвертом квартале 2017 года, если действие договоренности будет продлено.

Договоренность уже отразилась на ценах на нефть. Если до заседания ОПЕК нефть торговалась в пределах $45 за баррель, то к концу декабря в ожидании сокращения - примерно за $55. Дальнейшая динамика цен на нефть будет зависеть от готовности нефтедобывающих стран четко выполнять договоренности, а также от влияния на рынок сланцевой нефти в США. 

 

Газовый симбиоз

Не менее важными событиями запомнился ушедший 2016 год и в сфере газового сектора. Природный газ с каждым годом повышает свою долю в общемировом энергобалансе, и этот процесс будет продолжен в обозримом периоде. 

Азербайджану, активно разрабатывающему гигантское по мировым меркам месторождение "Шахдениз", это сулит не только рост финансовых доходов, но и повышение значимости в энергоснабжении европейского потребителя. С этой целью в рамках второй стадии разработки "Шахдениз" реализуется крупный проект "Южный газовый коридор", который позволит доставлять газ через Трансанатолийский (TANAP) и Трансадриатический (TAP) трубопроводы в Италию, Грецию, Болгарию с возможностью выхода на Балканы. 

В середине 2016 года начались работы по строительству последнего компонента ЮГК - трубопровода TAP. Именно этот компонент столкнулся с наибольшими препятствиями - ряд природоохранных НПО выступили против проекта в Италии, ссылаясь на возможное загрязнение побережья в Апулии. Хотя консорциум по строительству газопровода дал гарантии по минимизации влияния на окружающую среду, тем более что для финансирования проекта предполагается привлечь международные финансовые организации, которые весьма щепетильны в вопросах экологии. Частично снять напряженность в реализации TAP удалось после визита в Азербайджан главы МИД Италии Паоло Джентилони. Поддержку проекту обещал и спецпосланник Госдепа США по международным энергетическим вопросам Амос Хохштейн. "Уверен, что мы сможем преодолеть трудности, возникшие со строительством ТАР в Италии. Для этого нужна совместная работа США, ЕС и других стран, вовлеченных в этот проект", - сказал он в ходе недавнего визита в Баку. 

Более того, он обещал, что Вашингтон продолжит поддержку ЮГК, как когда-то это делал в отношении проекта "Баку - Тбилиси - Джейхан". "Такой мощный проект, как "Южный газовый коридор", который охватывает много стран - от Азербайджана, Грузии, Турции, Греции, Албании до Италии, может сталкиваться с различными политическими и геополитическими проблемами. Как это было и ранее, мы решали эти проблемы вместе и будем и дальше работать совместно", - сказал Хохштейн.

Кстати, снижение цен на нефть отразилось и на стоимости реализации ЮГК. Ожидается, что затраты составят около $39 млрд. вместо первоначально планируемых $45 млрд. Причем основная экономия придется на проекты TANAP (снижение с 12 до $8,5 млрд.) и TAP (с 9 до $6 млрд.). Ближе к концу года начали поступать и внешние кредиты для реализации ЮГК, что в данном случае говорит о рентабельности и вере международных финансовых институтов в эффективность системы поставки азербайджанского газа в Европу. 

В частности, Всемирный банк выделит на проект $800 млн., Азиатский банк развития - $1 млрд., а Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (АБИИ) - $600 млн. Причем кредит АБИИ стал крупнейшим в небольшой истории этой новой финансовой организации. 

В целом, по итогам 2016 года выполнены 88% работ по проекту Стадия-2 разработки месторождения "Шахдениз", 75% - по расширению Южно-Кавказской трубопроводной магистрали, 60% - по строительству TANAP и 30% работ - по строительству TAP. 

ЮГК призван стать первой реальной альтернативой для Европы, стремящейся диверсифицировать поставки газа. Причем особую значимость имеет выход этой системы на рынок Юго-Восточной Европы, где в отдельных странах снабжение газом на 100% зависит от одного поставщика. 

Также значимую выгоду от реализации ЮГК получит Турция. Тут вопрос не только в дополнительных поставках газа (Турция с 2018 года начнет получать около 6 млрд. кубометров газа в год в рамках второй стадии разработки "Шахдениз"), но и в возможности сформировать крупный хаб на южной границе Европы. В частности, система ЮГК в будущем позволит прокачивать в Европу туркменский газ. Теоретически не исключается также подключение к системе иранского, иракского и израильского газа. 

"Мы находимся на пороге новых инвестиций в то, чтобы Турция превратилась в важный энергетический хаб. К концу этого года и в 2017 году мы предпримем важные шаги в этом направлении. Таким образом мы приблизим момент превращения Турции в надежного партнера для всех стран региона в вопросе торговли газом", - заявил президент Турции Реджеп Тайиб Эрдоган на 23-м Всемирном энергетическом конгрессе, прошедшем в октябре в Стамбуле.

Амбиции Турции в отношении превращения в газовый хаб еще более упрочатся с реализацией российского проекта "Турецкий поток". Задуманный вместо отмененного из-за давления ЕС "Южного потока", трубопровод предусматривает прямые поставки газа в Турцию из России по дну Черного моря. Ухудшение отношений между двумя странами из-за сбитого в Сирии российского бомбардировщика     Су-24, естественно, заморозило и этот проект. Но после нормализации отношений "Турецкий поток" был в числе первых размороженных. 

Главы Турции и России подписали межправительственное соглашение о строительстве двух ниток "Турецкого потока", мощность каждой из которых составит 15,75 млрд. кубометров в год. Уже до конца года соглашение было ратифицировано парламентом Турции и утверждено президентом и правительством. 

В первую очередь будет построена одна нитка "Турецкого потока", что позволит в будущем отказаться от поставок газа из РФ в Турцию по Трансбалканскому газопроводу, проходящему через Украину. В зависимости от потребности стран Юго-Восточной Европы может быть построена и вторая нитка, но в данном случае многое будет зависеть от позиции ЕС, который стремится сохранить роль Украины в качестве главного транзитера российского газа в Европу. 

К слову, прошедший год не разрешил противостояния между РФ и Украиной в политическом плане, а значит, остались и разногласия в энергетической сфере. РФ твердо намерена отказаться от транзита своего газа в Европу через Украину после 2019 года, когда истечет срок транзитного соглашения. Поэтому Москва продвигает новые проекты, призванные обойти Украину в качестве транзитера, такие как "Турецкий поток" и "Северный поток-2". Но на такую замену не согласен ЕС, который стремится заблокировать все новые инициативы РФ. 

 

SOCAR без DESFA

Конец года выдался весьма насыщенным для нефтегазового сектора Азербайджана, и в частности SOCAR. Главным событием можно отметить достижение первичной договоренности между SOCAR и BP по разработке блока месторождений "Азери - Чираг - Гюнешли" (АЧГ) до 2050 года. Это месторождение является основным активом Азербайджана и дает почти 80% всей добычи нефти страны. В рамках разработки АЧГ с 1997 года уже извлечено свыше 3 млрд. баррелей нефти, что составляет 40% извлекаемых запасов. 

Также SOCAR в прошедшем году впервые представила на азербайджанский рынок долларовые облигации. Объем эмиссии дебютных внутренних пятилетних облигаций SOCAR - $100 млн., стоимость акции - $1 тыс. Доходность облигаций SOCAR составляет 5% годовых. Причем по условиям размещения покупать облигации на первичном рынке могли только резиденты Азербайджана, а уже на вторичном рынке возможно подключение иностранных граждан и компаний.

На этот шаг компания пошла для представления населению нового финансового продукта для вложений в условиях уменьшения доверия к банковской системе. 

В 2016 году наконец-то закончилась и трехлетняя эпопея с приобретением SOCAR греческой газораспределительной компании DESFA. К сожалению, несмотря на долгие переговоры, завершить сделку не удалось. Выиграв тендер на приватизацию 66% DESFA за 400 млн. евро, SOCAR столкнулась с противодействием антимонопольных органов ЕС. Так как с 2020 года ожидаются поставки азербайджанского газа в Грецию, это, по мнению евроструктур, могло дать SOCAR преимущества для диктовки своих условий. Разрешить противоречия удалось после обязательства SOCAR снизить свою долю в DESFA до 49%, уступив 17% итальянской SNAM. Но тут палки в колеса на пути приватизации вставило правительство Греции, инициировав изменения в законодательство, которые ограничивали будущий рост тарифов DESFA. SOCAR пыталась договориться о снижении стоимости компании, так как в новых условиях падала рентабельность газораспределительной сети, но достичь согласия не удалось. 

Взамен SOCAR нарастила активность на Африканском континенте, рассматривая несколько проектов по поставкам сжиженного газа в Кот-д`Ивуар, Того и дальнейшей газификации региона. Госнефтекомпания Азербайджана уже вошла в проект строительства терминала по импорту СПГ в Кот-д`Ивуар. Еще один проект по строительству порта Котону обсуждается с Бенином. 

Также SOCAR рассматривает возможность участия в строительства СПГ-терминала в Хорватии и намерена инвестировать в проект СПГ-терминала и электростанции на Мальте. 

 

Что год грядущий нам готовит?

В наступившем году основной упор будет сделан на реализацию проекта "Южного газового коридора", чтобы уже с 2018 года начать поставки газа в рамках Стадии-2 разработки месторождения "Шахдениз" в Турцию. В принципе особых препятствий на пути проекта уже нет. Активно решается вопрос с финансированием, расширяется масштаб строительных работ по отдельным компонентам ЮГК. 

С другой стороны, остается надеяться, что договоренность нефтедобывающих стран о сокращении производства сработает и позволит достичь приемлемой для них цены на "черное золото". Стабильно выгодный уровень цен на нефть позволит Азербайджану значительно ускорить переход на постнефтяную экономику и активно реализовать дорожные карты по отдельным секторам экономики, призванным обеспечить экономическое развитие в предстоящие десятилетия.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

41
Лента новостей