26 Июля 2017

Среда, 20:44

ВАЛЮТА

"ЗОЛОТЫЕ ПРАВИЛА" ДОРОЖНОЙ КАРТЫ

О том, что будет происходить в экономике Азербайджана в ближайшие годы, в интервью R+ рассказал исполнительный директор Центра анализа экономических реформ и коммуникаций д-р Вюсал ГАСЫМЛЫ

Автор:

01.01.2017

- С утверждением стратегических дорожных карт Азербайджан дал старт внедрению совершенно новой модели экономического развития. До этого развитие экономики осуществлялось на основе государственных программ. Чем была продиктована необходимость перехода к новой модели и почему предпочтение было отдано дорожным картам? 

- Для начала отмечу, что, обеспечив общественно-политическую и макроэкономическую стабильность в стране, архитектор действующей модели развития Азербайджана, общенациональный лидер Гейдар Алиев направил крупномасштабные доходы от нефти на улучшение экономической и социальной инфраструктур, углубление рыночных взаимоотношений, снижение уровня бедности, обеспечение экономической безопасности и укрепление государственного устройства. За счет этой модели в Азербайджане были сформированы средний класс и ромбовидная структура общества, то есть: посредине большой средний класс, наверху ромба - относительно богатые, внизу - 5% населения с низкими доходами. Стабилизирующий средний класс и выступил в роли гаранта социально-экономической и политической стабильности, что отличает нас от стран Ближнего Востока с пирамидальной структурой общества. 

Что касается экономической бе-зопасности, здесь мы достигли успеха по четырем основным компонентам. Это энергетическая безопасность, финансовая безопасность (наши стратегические валютные запасы превышают ВВП), продовольственная безопасность и, наконец, транспортно-логистическая безопасность (Азербайджан обладает в этом смысле разветвленными возможностями и в направлении Восток - Запад и Север - Юг).

Однако эта экономическая модель опиралась на природные ресурсы и резкое снижение цен на нефть на мировых рынках привело к необходимости корректировать путь развития. Перед нами был выбор: экономическая модель, рассчитанная на интенсивность труда, модель, основанная на производительности, и инновативная модель. Мы подумали, что внедрение последней в Азербайджане еще рано, поэтому остановили свой выбор на первых двух моделях. 

В Стратегической дорожной карте мы смогли дать их комбинацию на краткосрочный (до 2020 года) и среднесрочный (до 2025 года) периоды. Но указанный в карте стратегический взгляд до 2025 года предусматривает переход к модели, основанной на инновативности. Если провести сравнение, на кратко- и среднесрочный периоды наша модель больше всего будет похожа на малайзийскую, хотя, в принципе, речь идет о нашей, собственной модели. В перспективе же, то есть 2025 год и после, это, скорее всего, модели развития Израиля, Южной Кореи, Сингапура. 

Почему мы приняли не программу, а стратегию? Дело в том, что программа обычно реализуется для достижения определенной цели в рамках конкретной модели. Если же мы говорим о переходе от модели, опирающейся на ресурсы, на модель, основанную на производительности, то это никак не умещается в одну программу. Учитывая все эти моменты, распоряжением президента Ильхама Алиева от 16 марта 2016 года были разработаны основные направления Стратегической дорожной карты.

- А что будет с действующими программами, что их ждет? 

- Дело в том, что Стратегическая дорожная карта разработана как составная часть процесса экономических реформ в Азербайджане, поэтому все начинания будут продолжены. Но все государственные инициативы, стратегии, программы, принятые уже после этого, должны соответствовать Стратегической дорожной карте. Это как бы рамочный документ. К примеру, в карте помимо горизонтального подхода, состоящего из 11 секторов, предусмотрено еще и 4 вертикальных, то есть функциональных, подхода: фискальная и монетарная политика, развитие человеческого капитала, совершенствование деятельности госпредприятий и, наконец, 4-е направление - улучшение бизнес-климата. 

- Среди перечисленных функциональных направлений вы назвали комбинацию фискальной и монетарной политики. Наиболее интересным новшеством в рамках этого направления является применение "золотого правила". В чем его суть? 

- Как известно, в соответствии с предыдущей моделью государство за счет фискального расширения смогло создать инфраструктуру и улучшить социальное благосостояние. Суть же "золотого правила" в том, что если эта инфраструктура уже имеется, а финансовые возможности государства уменьшились, то государство не может продолжать фискальную экспансию и должно ее сузить. Взамен оно может выступить в роли катализатора и стимулировать частный сектор на расширение инвестиционных вложений. То есть пустоту, которая образуется в результате медленного отступления государства, должны заполнять частные инвестиции. Но, безусловно, главным условием в данном случае является предотвращение негативного влияния этого перехода на население. Поэтому предусмотрено определение фискальных рамок, повышение фискальной ответственности и эффективности, переход к бюджетной политике, рассчитанной на итоговый результат, и в целом реализация стратегии среднесрочных расходов.

- А теперь о монетарной политике. Здесь больше всего дискуссий вызвали планы по полному переходу на плавающий курс маната. Ряд экспертов указали на невозможность их реализации, учитывая слабую развитость финансовых институтов в Азербайджане. Когда реально может быть осуществлен этот переход?

- Полный переход на плавающий курс важен и необходим. В настоящее время в стоимости денег между финансовым и реальным секторами баланс отсутствует. То есть финансовый сектор стремится как можно дороже продать деньги, а реальный - дешевле купить. Эта ситуация складывается из-за высоких ожиданий относительно удешевления курса маната - люди считают, что если отпустить манат в "свободное плавание" и дать ему возможность найти свой стабильный курс, он обязательно подешевеет. Именно поэтому обе стороны - и банк, и реальный сектор предпочитают переводить деньги в инвалюту и ждать. 

Другим вызовом для плавающего курса является наличие в стране большого объема накоплений - примерно $40 млрд. стратегических валютных резервов, плюс накопления домашних хозяйств, банков и частного сектора, что в итоге достигает $100 млрд. Согласно классической экономической теории, накопления должны быть равны инвестициям. У нас же между этими двумя компонентами образовалась некая пробка. И причиной тому являются ожидания относительно удешевления маната. Перейдя же на полный плавающий курс, мы станем свидетелями установления реальной стоимости маната, что устранит эти ожидания. Стабилизация маната приведет к восстановлению мостов между реальным и финансовым секторами. 

- Уровень развития наших финансовых институтов позволяет обеспечить это? 

- Да, для справедливого определения курса важно, чтобы в стране были развиты финансовые инструменты и увеличилась финансовая глубина. Но эти два вопроса так сильно зависят друг от друга, что мы не можем осуществить развитие одного из них за счет другого. То есть оба процесса должны идти параллельно. С этой точки зрения и в Стратегической дорожной карте указано, что мы в первую очередь должны поддержать решение проблем в финансово-банковском секторе, связанных с ликвидностью и капитализацией. Во-вторых, должны найти решение вопросы, связанные с риск-менеджментом в этом секторе.    В-третьих, необходимо обеспечить приватизацию Международного банка Азербайджана, что включено в планы на 2017 год. В-четвертых, предусмотрено институциональное продвижение Фонда страхования вкладов и, наконец, должны решиться вопросы, связанные с проблемными активами. Весь этот перечень нужно осуществить в краткосрочный период, и их логическим итогом станет режим плавающего курса. 

Если рассмотреть вопрос с точки зрения новой экономической истории, к примеру, положение в Казахстане и Украине, уже перешедших на плавающий курс нацвалюты, было далеко не лучше нашего. Конечно, после этого перехода наблюдается определенная волатильность нацвалюты, но со временем этот процесс угасает и доходит до равновесия. Уже тогда все понимают, какова реальная рыночная цена своей валюты. Дорогая она или дешевая - это уже другой вопрос. 

- Какова роль государства в этом вопросе?

- Роль государства в переходный период состоит в том, чтобы обезопасить население, банки и бизнес от негативных влияний, и я думаю, это будет достигнуто. Во всяком случае, если мы отсрочим переход на плавающий курс, то столкнемся с еще худшей ситуацией. Знаете, на что это похоже? Допустим, человек болеет, и ему требуется болезненное лечение. Но он никак не решится на него. Чем дальше лечение откладывается, тем больше болезнь усугубляется и процесс лечения приходится начинать с еще более слабых позиций. 

Словом, если мы переходим от ресурсной экономики к экономике, основанной на производительности, должны осуществлять это по всему спектру. Нельзя изменить фискальную политику, бизнес-климат и оставить прежней курсовую политику. Это может очень плохо закончиться. Поэтому наши СМИ, лидеры общественного мнения должны в этом вопросе выступать с более объективной позицией, стараться не создавать ажиотаж. 

Хочу подчеркнуть еще один момент. Мы смоделировали инфляцию и выяснили, что на рост цен в Азербайджане влияют не столько объективные факторы, сколько психологические. То есть очень важно направить ожидания людей в положительное русло. 

К слову, отмечу и то, что фискальная и монетарная политика является в руках государства основным инструментом для стабилизации экономики. Но воздействие его будет краткосрочным. Для того чтобы это имело долгосрочный эффект, обязательно нужно улучшить бизнес-климат. Только так сигналы, поступающие в экономику по мере реализации фискальной политики, будут встречены положительно. Наряду с созданием бизнес-климата мы также должны развивать человеческий капитал, отвечающий современным вызовам. 

- Выходит, у нас человеческий капитал развит слабо? 

- Я думаю, сейчас мы должны строить не "экономику знаний", а "экономику навыков". Например, сейчас в средних школах Сингапура проходят 2 основных предмета - математику и иностранный язык. Такой же подход применяется даже в лучших школах Лондона. То есть развитие человеческого капитала основано на навыках. Нам тоже сейчас нужны человеческие ресурсы, обладающие навыками. Этого требует переход от одной модели к другой. 

До сих пор к строительству, например, было привлечено 600 тыс. человек рабочей силы. Но сейчас объем госинвестиций снизился, и мы будем развивать торговые сферы, а значит, и рабочая сила должна быть готова к этому. Конечно, для этого нужны годы, и в истории экономики не зафиксировано еще краткосрочного и безболезненного перехода. Экономики Японии и Кореи считаются ярким примером модели инновативного развития, но каждой из них потребовалось 30 лет, чтобы создать автомобильную промышленность, которая сегодня является важным компонентом их экономики. Или же Норвегия, обладающая лучшей стратегией по расходованию нефтедоходов, - до того, как прийти к этому результату, она дважды - в 70-х и 90-х гг. прошлого века - допускала серьезные ошибки, приведшие к необоснованным тратам. Переход к новой экономической модели в Азербайджане будет поэтапным и охватит определенный промежуток времени. 

- Вы сказали, что мы будем развивать торговые секторы. А у нас есть рынок для сбыта?

- В Стратегической дорожной карте мы указали один интересный момент: Азербайджан окружают три больших рынка, общий объем ВВП которых доходит до $3 трлн., а населения - 300 млн. человек. Я имею в виду Россию, Турцию и Иран. Если немного расширим радиус, выйдем на еще больший рынок - Китай, Евросоюз и страны Залива. Общий объем их рынка уже $30 трлн. Выйти на этот рынок для нас не так уж трудно, хотя бы потому, что между каждым из этих направлений и Азербайджаном всего одна страна. С Китаем нас разделяет лишь Казахстан, ЕС - Грузия, странами Залива - Иран. То есть географическое расположение у нас крайне выгодное. 

Но у всех этих рынков есть свои стандарты, и многие из них, особенно рынки ЕС и Евразийского союза, приведены в соответствие со стандартами Всемирной торговой организации. Мы тоже должны повысить свои стандарты до этого уровня. Еще одним преимуществом здесь у нас является то, что в рамках предыдущей модели мы смогли создать хорошо разветвленную транспортно-логистическую сеть. Азербайджан единственная на сегодня страна в мире, которая с небольшой территорией и без выхода к Мировому океану имеет амбиции по превращению в транспортный хаб и успешно их осуществляет. 

- Получается, у нас нет серьезных проблем для того, чтобы вывести свою продукцию на мировые рынки?

- Да, это так. Но здесь есть еще один важный момент. В настоящее время в мире больше предпочитают подключаться к некой ценностной цепочке. Что это такое? Сегодня 80% мировой торговли ведется между отделениями ведущих компаний. Скажем, компания Apple распределяет изготовление частей своих известных продуктов между различными странами. То есть ни одна экономика не в состоянии производить все виды продукции на совершенном уровне. Тем более такая маленькая страна, как Азербайджан. С этой точки зрения очень важным фактором является специализация. Мы должны найти свое место в глобальных цепочках ценностей и сфокусироваться на том, в чем будем иметь преимущество. У нас не такая большая страна, чтобы мы могли охватить широкий спектр, наоборот, намного полезнее будет концентрация на сферах, где можем показать конкурентоспособность, чтобы суметь мобилизовать ресурсы по конкретным направлениям. Скажем, аналогичный путь прошли Коста-Рика, Малайзия - начав с производства мелких деталей для крупных компаний, в дальнейшем смогли развиться до серьезных достижений в сфере высоких технологий. 

- Такая цепочка ценностей существовала и в период Советского Союза. Как, по-вашему, для Азербайджана было бы эффективно вернуться к традиционному опыту или же найти свое место в новых цепочках ценностей? 

- Если исходить из опыта других стран, оба пути приемлемы. Ни одна экономика, ищущая новую сферу, не отказывается от традиционных источников дохода. К примеру, Малайзия наряду с производством высокотехнологической продукции продолжает удерживать лидерские позиции по экспорту пальмового масла. Или Чили - экспортирует как неорганические продукты, так и традиционную для нее рыбу. Присоединение к глобальным цепочкам ценностей должно опираться на принцип конкурентоспособности. После этого нужно учитывать выход на рынки, транспортно-логистические возможности страны, геоэкономические позиции, политический курс и другие важные вопросы. В Стратегической дорожной карте мы постарались прояснить эти моменты, и шаг за шагом они будут еще уточняться. Отмечу также, что с XIX века Азербайджан несколько раз на высоком уровне демонстрировал свои возможности по индустриализации, и я уверен, что это будет сделано вновь. 

- После того как была опубликована Стратегическая дорожная карта по перспективам национальной экономики, больше всего вопросов вызвал тот факт, что на реализацию указанных в документе планов требуется 27 млрд. манатов. Несмотря на то, что в документе в качестве основного источника указываются капитальные вложения, некоторые эксперты сомневаются в наличии такой возможности. Что же позволит обеспечить приток инвестиций? 

- Для начала отмечу, что в годы независимости в экономику страны было вложено около $200 млрд. инвестиций, за счет чего мы с вами сегодня спокойно беседуем об имплементации Стратегической дорожной карты. Указанные в документе 27 млрд. манатов будут привлечены из нескольких источников - это и государственные финансы, и участие частного сектора, гранты международных финансовых институтов, инвестиционных фондов и т.д. Отмечу также, что первыми после утверждения Стратегической дорожной карты меня пригласили на встречу послы 20 государств - членов ЕС, и основной вопрос, который их интересовал, какой вклад могут внести европейские инвесторы в экономику Азербайджана в ближайшие годы. 

Что касается обеспечения инвестиционного потока, для этого сегодня есть все условия. Прежде всего, со снижением объема госинвестиций в этой сфере образуется пустота, что само по себе уже привлекательно для инвесторов. Раньше возможности инвестиционной абсорбации экономики почти полностью удовлетворялись за счет государственных капвложений в инфраструктуру, и экономика уже не могла "переварить" частные инвестиции. Сегодня же для инвесторов открываются новые широкие возможности. С другой стороны, после девальвации маната в стране в долларовом эквиваленте подешевели цены, рабочая сила, коммунальные услуги. Естественно, еще одним стимулом станут старт очередного этапа приватизации и вывод на аукционы стратегически важных предприятий. Ну и, конечно же, последовательная реализация мероприятий по улучшению бизнес-климата в стране и повышение их эффективности.

Уверен, что в очередном отчете Всемирного банка Doing Business позиции Азербайджана существенно улучшатся. 

- А какие дополнительные реформы предлагаются для развития малого и среднего предпринимательства? 

- Как вы знаете, одно из направлений Стратегической дорожной карты охватывает именно эту сферу, и здесь подчеркнуто несколько моментов. Прежде всего отмечу, что в Азербайджане малым и средним бизнесом занимаются несколько структур, и необходимо обеспечить их эффективную координацию. Что касается таких актуальных сегодня проблем, как монополии, большая часть их будет решена с принятием Кодекса конкуренции. Кроме того, полный переход на плавающий курс упростит бизнесу выход на финансовые ресурсы. 

Сейчас в банках наблюдается так называемая "рисковая антипатия", что исходит из низкого уровня доверия к противоположной стороне. Но усовершенствование законодательной базы, решение институциональных вопросов позволят убрать все эти препоны. Также в рамках Стратегической дорожной карты предусмотрено внедрение механизма страхования кредитов. 

Еще один важный вопрос - упрощение для выхода малого и среднего бизнеса на иностранные рынки. Именно с этой целью по поручению президента Ильхама Алиева усилиями нашего центра создан портал www.azexport.az. По сути, это простая и широкая торговая платформа для предпринимателей. База данных портала интегрирована с базами данных крупных мировых электронных торговых площадок, таких как eBay, Alibaba, AllBiz. Свою поддержку Azexport.az оказывают такие крупные компании, как специализирующиеся на перевозках DHL, FEDEX, платежные системы PayPal, 2Chekout, электронный гигант Microsoft и, наконец, Программа развития ООН. 24 часа в сутки, 7 дней в неделю клиентам предлагаются услуги посредством различных средств коммуникаций. Мы также предложили некоторым предпринимателям, особенно проживающим в регионах, переводческие услуги. Если возникнут проблемы в коммуникации между продавцом и покупателем, им оказывается помощь посредством интегрированной в сайт услуги перевода по Skype. То есть созданы все условия для облегчения продажи продукции клиента, и рынок максимально к нему приблизился. Ему остается лишь нажать на кнопку. Azexport.az может превратиться в Alibabа региона. 

В целом, по моему мнению, начало постнефтяного периода принесет экономике Азербайджана больше пользы и станет стимулом для новых возможностей. У нас 1-2 года будут тяжелыми, но это неизбежно, иначе мы не сможем перевести экономику с одних рельсов на другие. После временных трудностей переходного периода мы станем свидетелями как количественного, так и качественного последовательного роста экономики.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

54
Лента новостей