30 Апреля 2017

Воскресенье, 15:04

ВАЛЮТА

И ОТЕЦ, И БРАТ, И ДРУГ…

Воспоминания сына об отце, народном поэте Габиле Имамвердиеве

Автор:

15.01.2017

Впрошлом году народному поэту Габилю Имамвердиеву (Габиль) могло бы исполниться 90 лет. Он родился в 1926 году в Баку. Окончив филологический факультет Азербайджанского государственного педагогического института им. В.И.Ленина (ныне - Азербайджанский государственный педагогический университет), а затем высшие литературные курсы в Москве, работал в различных литературно-художественных газетах и журналах, на телевидении и радио. Первый сборник стихов поэта, который начал свою творческую деятельность в 1944 году стихотворением "Приди, моя весна", был опубликован в 1950 году под названием "Наступает утро". Книги Имамвердиева "Мой голубой Каспий", "Всю жизнь", "В ветреную погоду", "Пусть скажет природа", "Граждане пассажиры", "Насими", "Пилюли жизни", "Судьба от Бога", "Друзья, знакомые" и др. были с большим интересом восприняты читателями. 

В поэме "Насими", которая является важным этапом в творчестве Габиля, автор добился поэтического открытия внутреннего мира Имадеддина Насими. Вклад Габиля в азербайджанскую литературу был высоко оценен. Он лауреат Государственной премии Азербайджана, заслуженный деятель искусств, народный поэт, удостоен орденов "Шохрат" и "Истиглал". Известный мастер поэзии скончался более десяти лет назад в Баку. Но память о нем до сих пор живет в сердцах его близких и родных. Каким Габиль был в повседневной жизни? Каким был отцом? Сын Габиля - Махир ИМАМВЕРДИЕВ поделился воспоминаниями о нем. 

- Махир, когда вы осознали, что ваш отец - известнейший в Азербайджане поэт?

- Я был единственным ребенком в семье, и, естественно, все внимание родителей было направлено только на меня одного. Учился я на "хорошо" и "отлично". Особенно нравились гуманитарные науки. Оно и понятно: папа - народный поэт Азербайджана, мама - учитель литературы и азербайджанского языка. Я понял, что мой отец известный поэт, когда мне было 10 лет. На тот момент он стал лауреатом Государственной премии Азербайджана, после чего его карьера пошла в гору. Но известность отца никак не повлияла на отношение преподавателей ко мне. Я учился в 190-й школе, где директором была Сона Тагиева. Она со мной не церемонилась. Для нее я был таким же учеником, как и остальные. Впрочем, я не доставлял никаких хлопот ни домашним, ни учителям. За всю учебу родителей ни разу не вызвали в школу. Зато при поступлении в Бакинский государственный университет мне пришлось использовать имя отца. Попасть на факультет филологии не по блату было просто нереально. Конкурс при поступлении составлял 10 человек на место. После долгих уговоров папа решил задействовать свои знакомства и попросил за меня тогдашнего ректора БГУ Фаика Бигирзаде. Тот в свою очередь пообещал мне, а точнее Габилю, "зеленый свет". Перед самыми экзаменами папа встретил на улице проректора Яхью Мамедова, который стал жаловаться на свое самочувствие. "Габиль, кажется, я умираю. Давление скачет!" - делился с отцом. Папа тут же отшутился : "Нашел время умирать. Пусть мой сын поступит в университет, потом делай что хочешь". У папы было своеобразное чувство юмора. Любил он черный юмор. 

- В университет-то поступили?

- Да. Преподаватели относились хорошо, но были и те, кто намеренно занижал отметки. Они считали, что отец обязательно должен звонить им перед каждым зачетом или экзаменом, чтобы лично попросить за меня. Помню, накануне моего экзамена по предмету "Основы литературоведения" у профессора Халида Алимирзоева отец отмечал какое-то событие в компании того самого преподавателя. Утром, когда папа подвозил меня в университет, к нам подсела наша соседка Ифрат Алиева - замдекана. Она спросила у меня, во сколько экзамен? Папа удивился: "Сынок, у тебя сегодня экзамен?". А когда узнал, кто будет принимать его, обрадовался. "Мы с ним вчера только сидели за одним столом и поднимали тосты за здоровье друг друга!". Замдекана предложила отцу зайти к Халид муаллиму и попросить за меня. Отец отказался. Решил, что тот обидится, да и я, по мнению папы, должен был сдавать экзамены без чьей-либо протекции. В результате мне поставили тройку, хотя я учил предмет. Естественно, я выразил свое недовольство и начал бунтовать против оценки. И тут преподаватель раскололся. Оказывается, он хотел посмотреть на мою реакцию и нарисовал мне тройку в зачетке карандашом, чтобы потом можно было легко исправить на "хорошо". 

- А каким папа был дома? Строгим или баловал единственного сына?

- Не баловал, но и не был слишком строгим. Он был очень нетерпеливым, упрямым и эмоциональным человеком. Если был не прав, тут же просил прощения. Один раз задал мне хорошую взбучку. Хотя потом сожалел о своем поступке. Я учился в 8-м классе. Папа попросил меня, чтобы я помыл его машину. Посадил меня за руль и приказал подать назад к самому водопроводному крану. Он хотел посмотреть, научился ли его сын водить машину. Ну я и "дал задний" и врезался в гараж поэта Зейнала Халила. Папа очень разозлился и влепил мне пощечину. Его друзья не понимали, за что мне попало. Ведь отец знал, что 15-летнему мальчишке не место за рулем. Вообще, мы с ним частенько спорили. В то время он мог иметь все, что бы ни пожелал: машины, квартиры, дачи. Но он всегда говорил, что все эти блага ему не важны. Когда в стране начались тяжелые дни и все бегали по магазинам в поисках дефицитного товара, я решил заняться коммерцией. Стал приторговывать. Когда отец узнал, он устроил настоящий скандал и пригрозил, что если меня посадят за спекуляцию, то он не пошевелит и пальцем, чтобы меня освободить. Папа жил по старым законам. Помню, председатель Союза писателей Имран Гасымов предложил папе переехать в новенькую трехкомнатную квартиру около Дома правительства. Отец наотрез отказался выезжать из тесной "двушки" только потому, что не хотел оставлять свой гараж. Последним его аргументом стало то, что старая квартира обеспечена круглосуточной подачей воды.  

- А как мама реагировала на папино такое упрямство? 

- Мама Гаджибегим ханым, напротив, была очень терпеливой и спокойной. Она родилась в 1930 году в семье, где было восемь детей - пять братьев и три сестры. С 13 лет мама начала работать. В ее семье привыкли на всем экономить. Время было тяжелое и неспокойное. Даже после войны мама продолжала уже по привычке экономить и спички лишний раз не зажигала. Папа же был, наоборот, расточительный, жил сегодняшним днем. У него никогда не было заначек, он любил тратиться на посиделки с друзьями. Обожал животных, особенно кошек. Каждый раз, когда шел в ресторан, заказывал отдельную порцию люле-кебаба для местных котов. Знаете, он, как и я, был единственным ребенком в семье. У него, как и у меня, не было братьев. Так что для меня Габиль был и отцом, и братом, и другом…

- Насколько нам известно, Габиль муаллим любил шутить и часто устраивал друзьям розыгрыши. Расскажите о самых забавных случаях…

- Да, папа любил пошутить. Каждый раз, когда получал гонорар, громко и торжественно произносил: "АБВ!". Кассир никак не мог понять, что отец имеет в виду. "АБВ - это коротко "Аллах берекет версин", - объяснял на полном серьезе папа. Расскажу вам еще одну историю. Однажды отец с одним из родственников Рафаэлем отправился в Ярдымлы. Неожиданно остановил машину у огромного старого дерева на склоне Одрагана. Сели, перекусили, выпили. Отец поднял тост за дерево, которое он назвал Яшылбеем. "Знаешь, почему я остановил около этого дерева? Придет время, когда меня уже не будет на этой земле. А ты каждый раз, когда будешь ехать по этой дороге и видеть Яшылбея, вспомнишь обо мне". До сих пор, когда мы ездим в Ярдымлы и проезжаем мимо того дерева, вспоминаем об отце. Раньше мы каждый день повторяли: "Allah rəhmət eləsin, Габиль". Теперь стали делать это реже. Не потому, что забываем отца. Просто в нашей семье появились пятеро внуков. Старший среди них - пятилетний Габиль, которому мы уже рассказали, в честь кого его назвали и каким прекрасным человеком был его прадед. И он сказал, что гордится им… 



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

23
Лента новостей