22 Сентября 2017

Пятница, 15:48

ВАЛЮТА

ГРУЗИНСКАЯ ДИЛЕММА

Военный аналитик Вахтанг МАИСАЯ: «Если Грузию примут в НАТО, баланс сил на региональном уровне на Кавказе изменится мгновенно»

Автор:

01.07.2017

Вступление Черногории в НАТО и моментальное занятие освободившегося места кандидата в НАТО Македонией воодушевляют сторонников вступления в Альянс в соседней Грузии. Уже в 2018 году беднейшая страна Европы Македония может пополнить ряды Евроатлантического альянса. НАТО медленно, но верно вбирает в себя всех, кто желает обзавестись защитой и покровительством самого мощного военно-политического блока в современном мире. О перспективе Грузии вступить в НАТО и связанных с этим геополитических изменениях в регионе Южного Кавказа R+ узнал у доктора политических наук, бывшего советника президента Грузии по вопросам региональной безопасности на Кавказе, военного аналитика Вахтанга МАИСАЯ.

- Какой долгосрочный вывод о расширении НАТО можно сделать по итогам форума НАТО в Грузии?

- Прошедшее в конце мая в Тбилиси пленарное заседание Парламентской ассамблеи НАТО было первым в истории Альянса заседанием, которое состоялось на территории страны, не являющейся его членом. На этой сессии была принята декларация о полной поддержке стремления Грузии стать членом НАТО и было зафиксировано, что она должна пройти этот путь, в первую очередь реализовав План действий по вступлению (Membership Action Plan - MAP). При этом не были определены конкретные сроки, когда этот процесс войдет в финальную стадию.

Образно говоря, Грузии сказали: страны - члены НАТО, в принципе, согласны на вступление, вот План действий, в котором содержатся инструменты по подготовке к вступлению в Альянс.

Насчет самого важного стратегического вопроса о дальнейшем расширении Альянса, без которого немыслимо вступление в НАТО Грузии и Украины, в документе конкретно ничего не сказано. Хотя в предыдущих документах НАТО выражена поддержка стремлению Грузии стать членом Альянса. К сожалению, Брюссельский саммит НАТО, который прошел 25-26 мая 2017 года, не подтвердил и не рассмотрел вопрос о дальнейшем расширении Евроатлантического альянса. Тем не менее даже после того, как Черногория станет 29-м членом Альянса, данный вопрос еще некоторое время не будет актуальным с точки зрения укрепления трансатлантической безопасности. В таком же русле прошло обсуждение дальнейшей судьбы инициативы о безопасности в Черноморском бассейне, которую лидеры стран НАТО очень бурно обсуждали ранее на Варшавском саммите. На этом саммите стороны не определились с дальнейшим расширением НАТО и принятием новых членов на примере Македонии и Боснии и Герцеговины. Также они не смогли прийти к консенсусу по вопросу Грузии и Украины, хотя были попытки включить в повестку дня эти вопросы. В целом два важных мероприятия по линии НАТО в Тбилиси и Брюсселе прошли по-разному и оставили очень противоречивые впечатления и выводы в контексте дальнейшей судьбы Евроатлантического сотрудничества на стратегическом уровне.

- Какова позиция нынешних грузинских властей по вступлению в НАТО? Есть ли отличие от позиции правительства Саакашвили?

- Позиция нынешних властей, в принципе, не отличается от внешнеполитического курса авторитарного руководства Саакашвили по части прозападной ориентации и дальнейшей интеграции Грузии в структуры НАТО и Евросоюза. Еще в бытность премьер-министра Бидзины Иванишвили было демонстративно объявлено о верности курса на полную интеграцию страны в НАТО и ЕС. В ноябре 2013 года Грузия стала ассоциированным членом Евросоюза и уже в 2017 году получила безвизовый режим с его странами в рамках Шенгенской зоны. В отношении НАТО Грузия также продвинулась вперед, хотя не настолько, как в интеграции с Евросоюзом. На данном этапе Грузия находится на уровне национального консенсуса, высказанного во время проведения референдума о вступлении Грузии в НАТО, который был проведен 5 января 2008 года, где 72,5% опрошенных поддержали курс на членство в этой организации. Это связано с тем, что дальнейшая конфронтация с Россией является очень реальным обстоятельством.

- Какая самая основная проблема на пути вхождения Грузии и Украины в НАТО? Бывший генсек НАТО Андерс фог Расмуссен заявил, что для вступления в Альянс Украине потребуется достигнуть ряда критериев, на что уйдет много времени. Что это за критерии?

- На пути полной интеграции Грузии в евроатлантические структуры существует много факторов геополитического свойства, а также институционального развития в политическом контексте. Важный момент НАТО связан с российским фактором, ее устремлениями на глобальном и региональном уровнях. В НАТО есть "страны-скептики", которые призывают не дразнить Россию и отложить вопрос вступления Грузии и Украины в Альянс. Другая проблема - территориальная целостность Грузии в контексте оккупированных Абхазии и Южной Осетии и возможность присоединения их на примере Крыма. К этому добавляется неформальное требование к члену кандидата вступления в Альянс об урегулировании политических конфликтов и решении спорных территориальных вопросов с соседними странами.

Другие факторы, препятствующие вступлению в НАТО, - ухудшение социально-экономического положения в стране, несовершенство политических институтов, политические кризисы. Недостаточные реформы в оборонной сфере и нестабильность в решении острых политических проблем также негативно влияют на полную интеграцию с НАТО.

Дополнительные критерии для Грузии как к кандидату в Альянс также выдвинуты. Это управление ресурсами и улучшение экономического положения в стране, выделение 2-3% доходов государства на нужды обороны, реформирование спецслужб по стандартам НАТО и решение проблемы сохранности секретной документации, полученной по линии НАТО, гармонизация законодательной базы по стандартам организации.

- Как изменится геополитическая ситуация в регионе Южного Кавказа в случае принятия Грузии в НАТО и как будут складываться отношения Грузии в случае вступления в НАТО с Арменией - членом ОДКБ и Ираном?

- Если такой день наступит и осуществится давняя мечта грузинского народа стать частью европейской системы безопасности, то, естественно, баланс сил на региональном уровне на Кавказе изменится мгновенно и регион может стать еще одной горячей точкой на планете. Дело в том, что любое развертывание военной инфраструктуры НАТО непосредственно вдоль границ России воспринимается Москвой как прямая военная угроза и опасность. К примеру, новая военная доктрина РФ, которая была принята в 2015 году и подписана лично президентом Владимиром Путиным. Параграф 12 прямо указывает: "Основные внешние военные опасности: наращивание силового потенциала Организации Североатлантического договора (НАТО) и наделение ее глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права, приближение военной инфраструктуры стран - членов НАТО к границам Российской Федерации, в том числе путем дальнейшего расширения блока". В свою очередь НАТО тоже признала Россию как своего военного соперника наравне с ИГИЛ, и это было еще раз подтверждено на недавнем саммите в Брюсселе. К тому же фактор Ирана и Армении, которые являются военными союзниками России, будет играть еще более удручающую роль в геостратегическом противостоянии на уровне военных блоков НАТО и ОДКБ. И все это происходит на фоне уже разразившейся новой холодной войны, которая началась в 2014 году и продолжается до сих пор. Учитывая этнополитические конфликты на Кавказе - в Абхазии, Южной Осетии и в Нагорном Карабахе, такой поворот событий может еще более детонировать ситуацию в регионе в целом. Но, с другой стороны, появление на Кавказе наряду с Турцией еще одной натовской страны - Грузии ознаменовалось бы полным входом данного региона в зону особых интересов Альянса. Это может способствовать улучшению политической ситуации в русле еще больших демократических преобразований в регионе. Но пока геополитическая реальность здесь остается совсем другой.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

15
Лента новостей