22 Ноября 2017

Среда, 03:11

ВАЛЮТА

БЕЗ ЯСНОЙ ПОЗИЦИИ

Великобритания подошла к переговорам по разводу с ЕС, раздираемая внутренними противоречиями

Автор:

01.08.2017

Август - пора отпусков, в том числе и для европейских лидеров. Тереза Мэй, например, в конце июля погостив недельку в Италии, перебралась в Австрию, где проведет со своим мужем Филипом Джоном Мэй оставшийся отпуск. Такой маршрут для супругов традиционен вот уже 20 лет, и они не хотят менять свои привычки из-за бракоразводного процесса с континентальной Европой. 

Правда, кое-какие традиции все же пришлось отменить. Обычно премьер-министр Великобритании на время отпуска передает свои полномочия одному из членов кабинета, однако Мэй отказалась это делать. Именно из-за Brexit. Переговоры с представителями ЕС не прерываются, и следующая встреча состоится в Брюсселе во второй половине августа. 

Мэй не просто хочет держать под контролем ход переговоров, но и не решается кому-либо доверить лишние рычаги влияния, пусть и на короткий период. Внутри британского кабинета есть разные подходы к ведению переговоров по Brexit. А такие члены правительства, как Дэвид Дэвис (министр по выходу Великобритании из ЕС), Борис Джонсон (министр иностранных дел) и Филип Хаммонд (канцлер казначейства), стремятся заработать очки на Brexit, не без основания рассчитывая заполучить премьерское кресло. 

Настоящая головная боль для Мэй и постоянные утечки информации, которые организовывают спорящие группировки для того, чтобы подорвать позиции противника.

 

Куда делся "четкий план"?

Правительство Великобритании, и до парламентских выборов не имевшее единства взглядов на то, каким должен быть Brexit, после них раздираемо такими серьезными противоречиями, что премьер-министру до сих пор не удается сформулировать внятную позицию для переговорного процесса. А ведь времени на обдумывание было достаточно - 13 месяцев после референдума (26 июня 2016 года) и 4 месяца со дня старта официальной процедуры Brexit (29 марта). Согласно правилам ЕС, "бракоразводный" процесс должен завершиться ровно через два года, 29 марта 2019 года.

"Необходимо создать лучшее будущее для нашей страны, и у государства есть четкий план, как это реализовать…", - заявила в марте Мэй, объявив досрочные парламентские выборы для укрепления своих позиций, и… проиграла их.

Теперь Великобритания имеет "подвешенный" парламент (консерваторы не смогли получить простого большинства и для утверждения нового кабинета министров вынуждены были искать поддержку у других партий), раздираемое противоречиями правительство, потерю времени в переговорном процессе и отсутствие того самого "четкого плана".

В июне в Брюсселе состоялась первая встреча, но по ее завершении было заявлено, что это была ознакомительная беседа и "настоящие" переговоры пройдут 17-20 июля.

Прошел месяц, и главный переговорщик от ЕС Мишель Барнье на совместной пресс-конференции с Дэвидом Дэвисом пошутил, что переговоры "движутся со скоростью улитки" и их можно даже "назвать успешными, так как они не пошли вспять". Как выяснилось, добавил французский политик, Британия ни по одному вопросу не имеет ясной позиции.

А ведь времени осталось не так-то и много, если учесть еще, что Евросоюз намерен завершить переговоры к ноябрю 2018 года - оставшиеся полгода до официального Brexit необходимы для утверждения достигнутых соглашений в Европарламенте и национальных законодательных органах.

Переговоры, по требованию Евросоюза, разделены на два этапа. Сперва урегулирование всех условий выхода Британии из состава ЕС, а уж затем обсуждение будущих взаимоотношений. Лондон хотя и недоволен этим, но вынужден согласиться.

Основных вопросов на первом этапе три. Это гарантии соблюдения прав граждан стран ЕС, находящихся в Великобритании (их порядка 3,2 млн. человек), и британцев, живущих в 27 странах ЕС (1,2 млн), граница между Северной Ирландией и членом ЕС Республикой Ирландия, а также финансовые обязательства Великобритании перед ЕС.

Каждый из этих вопросов очень болезненный для обеих сторон. Если по последним двум все баталии еще впереди, то вот по тому, кто будет выступать гарантом прав граждан ЕС в Великобритании, уже разгорелся нешуточный скандал.

 

Споры о мигрантах

Граждане Великобритании, в основном старшее поколение, проголосовавшие на референдуме за Brexit, считают, что большой приток рабочей силы из других стран ЕС - основная причина растущей в стране безработицы. Да и госказна, по их мнению, несет непосильные расходы на социальные выплаты для иммигрантов и членов их семей. 

Тереза Мэй, возглавив кабинет министров, обещала "упорядочить" миграцию и в июне заявила, что после выхода из Евросоюза Лондон в этом вопросе будет опираться на национальное законодательство. Граждане стран ЕС, живущие в Объединенном Королевстве, должны будут подать заявление о предоставлении права проживания там. В Брюсселе отреагировали весьма резко, заявив, что это означает "статус второго класса", в то время как европейским иммигрантам обязаны предоставлять те же права, которыми обладают британские граждане, проживающие в ЕС, и контролировать это должен Европейский суд, а не местное законодательство.

Лондон ответил, что Европейский суд не будет иметь юрисдикции в Великобритании после Brexit, и в качестве компромисса предложил идею создания некой совместной структуры, что-то вроде института омбудсмена, который улаживал бы споры. ЕС это не устроило.

 

Ирландская проблема

Вопрос о границе между Северной Ирландией и Ирландской Республикой обещает быть не менее сложным. В случае выхода Великобритании из единого рынка и таможенного союза, а Тереза Мэй пока уверяет, что это неизбежно, появится необходимость введения пограничного контроля на границе с ЕС, в том числе и между югом и севером Ирландии. 

Это спровоцирует выступления за объединение Ирландии. Вряд ли здесь поможет союз консерваторов с Североирландской демократической юнионистской партией, чьи 10 мандатов понадобились тори для сохранения власти после поражения на июньских парламентских выборах. Союз этот, кстати, стал возможен в немалой степени еще и потому, что бюджету Северной Ирландии обещан дополнительный миллиард фунтов стерлингов в течение ближайших двух лет на развитие инфраструктуры, строительство и ремонт школ и больниц. Однако мирный процесс в этом регионе может оказаться под угрозой, как только будут возведены миграционные и таможенные барьеры. Социальные дотации напряжение не снимут.

 

Счет насчет счета!

И все же самым острым вопросом является финансовый долг Объединенного Королевства перед ЕС, который долгое время в Лондоне оспаривали и буквально недавно все же признали. Вернее, признали некие финансовые обязательства, методику подсчета которых не сформулировала пока ни одна из сторон. Неофициальные оценки колеблются в диапазоне от 40 до 100 млрд. евро.

Основные долги Великобритании формируются за счет обязательств стран ЕС по реализации семилетнего плана развития сообщества на 2014-2020 годы на сумму    1 трлн. евро, а также по осуществлению общих проектов на период до 2025 года еще на 250 млрд. евро. Помимо этого есть еще обязательства по ряду других программ. 

Маргарет Тэтчер в свое время добилась того, что Великобритании возвращается часть ее отчислений в бюджет ЕС за счет разных льгот и субсидий. Помимо этого в ходе расчетов взаимных долгов будет учитываться доля Великобритании в капитале Европейского центрального банка, Европейского инвестиционного банка (11,6 млрд. евро), а также в имуществе Евросоюза.

 

Не до смеха

Шутки Мишеля Барнье о том, что он рад хотя бы тому, что переговоры не идут вспять, вовсе не говорят о каком-то злорадстве со стороны переговорщиков ЕС, понимающих, с чем связано такое поведение Лондона. 

Европейские официальные лица подчеркивают, что им абсолютно все равно, какая политическая партия руководит Великобританией. Но они рассчитывали, что после выборов, на несколько месяцев задержавших начало переговоров, появится устойчивое сильное правительство, способное принимать сложные, порой компромиссные решения, без которых невозможно прийти к взаимоприемлемому решению по столь сложному вопросу, как расторжение союза, длившегося более 40 лет.

Сейчас же они не только никак не могут добиться оглашения внятной позиции официального Лондона, но и не уверены в том, что договоренности, которые удастся достигнуть, не будут неожиданно оспорены в результате каких-либо внутриполитических катаклизмов в Великобритании. Ведь это не исключено при столь нетвердых позициях нынешнего правительства. 

Европейцы хотят договориться с Великобританией. Они будут стремиться к ней, но не любой ценой. 

В этом заинтересованы богатые страны, такие, как Германия и Нидерланды, которые не хотят оказаться перед необходимостью дополнительных серьезных доплат в евробюджет из-за невыполненных обязательств, некогда взятых на себя Великобританией. В этом заинтересованы получатели субсидий ЕС, такие как Венгрия и Румыния, которые могут недополучить ожидаемое финансирование. 

Политические процессы, проходящие в Великобритании после референдума о выходе из ЕС, неожиданно сильно охладили пыл евроскептиков в других странах союза. Более того, Brexit напомнил, что у стран Евросоюза есть общие ценности и интересы, которые стоит защищать, а для этого надо сплотиться. 

Тем временем в самой Великобритании в сентябре новому британскому парламенту предстоят жаркие дебаты по законопроекту об отмене действия законодательства ЕС на территории страны. Лейбористы и либерал-демократы уже заявили о том, что собираются голосовать против законопроекта в том его виде, в котором он вынесен на обсуждение. 

Ну а пока Тереза Мэй, путешествуя по австрийским Альпам, восстанавливает силы перед жаркой осенью 2017 года.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

22
Лента новостей