15 Декабря 2017

Пятница, 12:29

ВАЛЮТА

СИРИЯ В ПРЕДДВЕРИИ МИРА?

Сочинская встреча президентов России, Турции и Ирана очертила послевоенную перспективу для ближневосточной страны

Автор:

01.12.2017

В российском Сочи сделан очередной важный шаг на пути к сирийскому урегулированию. Президенты России, Турции и Ирана провели переговоры, последствия которых могут затронуть судьбы послевоенного устройства ближневосточной страны.

 

"Критически важные решения"

Совместное заявление трех лидеров - Владимира Путина, Реджепа Тайипа Эрдогана и Хасана Рухани говорит об их уверенности в том, что разгром так называемого "Исламского государства" открывает новый этап на пути к урегулированию сирийского кризиса. Главный принцип послевоенного устройства Сирии - сохранение ее территориальной целостности, и эта мысль красной нитью проходит сквозь все решения, принятые в рамках так называемого Астанинского формата, ведомого Россией, Турцией и Ираном. Отсюда и озвученное Путиным на встрече с Эрдоганом и Рухани принципиально значимое заявление о том, что РФ, Турция и Иран предотвратили распад Сирии.

Президенты Путин, Эрдоган и Рухани призвали сирийскую оппозицию к участию в Конгрессе национального диалога. И это еще один посыл из Сочи, суть которого в обозначении бесперспективности любых требований, априори ставящих президента Сирии Башара Асада "вне игры".

Примечательно, что накануне встречи с Эрдоганом и Рухани Путин принял в Сочи Башара Асада. По мнению большинства экспертов, сердечный прием, оказанный сирийскому лидеру президентом РФ, - не что иное, как сигнал Кремля всему мировому сообществу относительно того, что Асад остается для России составной частью урегулирования многолетнего вооруженного конфликта, обернувшегося столькими бедами для народа Сирии.

Обе сочинские встречи стали возможны в результате последних военных действий, ознаменовавшихся восстановлением контроля правительственных сил над большей частью страны. Одновременно закреплен приоритетный для сирийского урегулирования статус продолжающегося почти год Астанинского переговорного формата, на площадке которого было достигнуто историческое соглашение о создании зон деэскалации в Идлибе, Хомсе, Восточной Гуте и юго-западной Сирии. Не случайно российский президент, обратившись к турецкому и иранскому коллегам, поблагодарил их за особую роль в сирийском урегулировании. "Если бы не ваша позиция, Астанинского процесса просто не было бы", - подчеркнул Путин. Теперь же, по его словам, начинается этап восстановления Сирии - непростой процесс, реализация которого будет зависеть от способности и желания заинтересованных сторон достичь компромиссов.

Между тем заинтересованные стороны - это не только участники Астанинского процесса, но и силы, стоящие за организацией и проведением женевского формата переговоров. 28 ноября состоялся очередной раунд "межсирийских переговоров" в швейцарской Женеве, где трибуна предоставлена в основном поддерживаемым США и Европой сирийским эмигрантским кругам. Кроме того, с 22 по 24 ноября в Эр-Рияде состоялся так называемый саммит "сирийской оппозиции", изначально задумывавшийся как альтернатива сочинской встрече и собравший на своей площадке преимущественно силы, выступающие против официального Дамаска под покровительством Саудовской Аравии. Однако на фоне итогов сочинских переговоров встреча в Эр-Рияде не возымела столь громкого резонанса. 

Примечательно в этом смысле высказывание президента Ирана Рухани: "К сожалению, некоторые страны, следуя Соединенным Штатам, занимаются созданием разногласий и розни между народами, стремясь переложить результаты такой политики на других. Наша же стратегия основана на координации и сотрудничестве, на дружбе, а не на вражде".

Турецкий лидер Эрдоган, в свою очередь, высоко оценил тот факт, что "весь мир стал свидетелем положительных шагов от союза между Турцией, Россией и Ираном", а также выразил особую благодарность президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, без содействия которого переговоры в Астане также не были бы возможны. Подчеркнув, что на встрече в Сочи были приняты "критически важные решения", президент Турции с уверенностью предсказал: "Их последствия станут ощутимы на местах уже в самое ближайшее время".

Однако на пути упомянутых Эрдоганом сочинских "последствий" могут возникнуть и сложности.

 

Интересы мира и стратегические планы

Президент США Дональд Трамп опубликовал в социальной сети весьма примечательное сообщение, гласящее, что ошибкой американцев было "лезть на Ближний Восток", однако он, Трамп, "решит доставшуюся ему проблему". Из этого следует, что Соединенные Штаты не намерены так спокойно смириться с тем, что площадка сирийского урегулирования практически превратилась в вотчину России, Турции и Ирана. У Вашингтона, несомненно, имеется немало ресурсов, чтобы вновь засвидетельствовать о своем присутствии на сирийской арене. Расчет, похоже, будет делаться на дальнейшую подпитку радикальных сил внутри Сирии, а также мобилизацию военно-политических инструментов, имеющихся в наличии у целого ряда американских союзников в регионе, прежде всего Саудовской Аравии и Израиля. Последний, к слову сказать, уже основательно взял на вооружение риторику неприемлемости присутствия иранского влияния в послевоенной Сирии. На фоне начала израильских военных учений на границе с Сирией глава правящей в Израиле партии "Ликуд" Зеэв Элькин озвучил даже прямую военную угрозу: "Если Иран продолжит активность, связанную с попытками превратить Сирию в свой военный плацдарм, мы не дадим этому произойти любыми средствами, которые есть в нашем распоряжении".

Очевидно, для пресечения "иранской угрозы" Израиль при полном содействии США может заручиться и поддержкой американских сателлитов в лице, в первую очередь, некоторых государств Залива. Однако не Иран - главный раздражитель мировых сил, отводящий Сирии иное будущее, нежели готовили ей западные центры. Не допустить дальнейшего роста влияния России на Ближнем Востоке - такова их основная цель, реализации которой служит не только мощная санкционная кампания Запада против РФ. Судя по последним шагам американской администрации, Белый дом не прочь вернуть в орбиту своего безусловного влияния Турцию и расстроить стратегическое сближение между Анкарой и Москвой, по крайней мере на сирийском направлении.

В ходе телефонного разговора с президентом Турции Эрдоганом американский лидер Трамп ответил согласием на давнишнее требование Анкары - прекратить поставки Соединенными Штатами вооружения "Силам народной самообороны" (YPG), представляющим собой сирийское крыло террористической организации Рабочая партия Курдистана.

"Дональд Трамп четко высказался по вопросу прекращения этого сумасшествия, отметив, что этому надо было положить конец еще раньше", - прокомментировал позицию президента США глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу. А турецкий премьер Бинали Йылдырым, поясняя мотивы решения американской администрации, подчеркнул, что Соединенные Штаты сделали неправильный выбор, решив сотрудничать с организациями сирийских курдов в целях борьбы с террористической ИГ, однако после разгрома последней такой необходимости больше нет.

Официальная Анкара недалека от истины. Зачистка региона от ИГ на фоне военных успехов России, Турции и Ирана в Сирии не приблизила реализацию вынашиваемого определенными западными кругами плана создания второй курдской автономии. И теперь эту идею можно отдать в жертву (во всяком случае на тактически мотивированный срок) во имя выполнения более актуальных геополитических задач. Одна из них - возвращение Турции на рельсы проамериканской политики, с которых Анкара вполне очевидно пытается сойти во многом именно вследствие неучета Вашингтоном турецких интересов на Ближнем Востоке, прежде всего по курдской проблематике.

К тому же опасность реально стоящей перед США и всем Западом геополитической потери Турции имеет и другую сторону. Анкара проявляет крайнюю решимость в вопросе предотвращения создания курдского государства у своих границ и с этой целью не только осуждает вооружение Вашингтоном сирийских курдов, усматривая в этой политике ее антитурецкую направленность, но и осуществляет переброску к границе с Сирией все новых партий военной техники и контингента военнослужащих, не исключая даже проведения военной операции против YPG в сирийском кантоне Африн.

Еще один аспект турецкой активности - недопущение курдов на восьмой раунд женевских переговоров. Причем сами представители курдских организаций "Демократический союз" и YPG с досадой признают, что их неучастие - "следствие позиции и влияния Турции". 

Политика Турции - лишь одна составляющая пестрой сирийской мозаики, которая все больше принимает очертания созидательного послевоенного устройства. Задача, стоящая при этом перед всем мировым сообществом, сводится к следующему: не допустить того, чтобы интересы сирийского урегулирования, а значит, народа Сирии, были в грядущих мирных условиях принесены в жертву стратегическим планам ведущих силовых центров, по-разному представляющих себе геополитический облик Ближнего Востока.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

6
Лента новостей