23 Октября 2018

Вторник, 10:57

ВАЛЮТА

ПЕРСИДСКИЕ МОТИВЫ

Что стоит за очередным всплеском волнений в Иране?

Автор:

15.01.2018

В центре внимания мировой общественности продолжают оставаться массовые протесты в Иране, пик которых пришелся на последние дни прошлого и первые дни наступившего годов. Несмотря на то, что протестные акции в целом ряде городов Исламской Республики затрагивают, прежде всего, внутренние проблемы иранской политики и экономики, их следует рассматривать также в контексте неослабевающих попыток определенных внешних кругов повлиять на позиции Тегерана в региональном и глобальном масштабе.

 

"Реформаторы" и "консерваторы"

Иран переживает очередной всплеск массовых волнений. Последние события подобного рода пришлись на 2009 и 2014 годы. Однако беспорядки тех лет так или иначе имели связь с президентскими выборами, результаты которых подвергали сомнению проигравшие политические силы. Нынешние протесты, охватившие столицу Тегеран и, в основном, такие крупные города, как, Мешхед, Исфахан, Решт, стали, в известном смысле, неожиданностью, поскольку не вписываются в рамки конкретного избирательного процесса. Тем не менее их нельзя рассматривать в отрыве от иранской внутриполитической конфигурации и реально существующих проблем социально-экономического характера. 

Согласно сообщениям СМИ, жертвами беспорядков стали не менее 20 человек. Власти Ирана заявляют о полном контролировании ситуации в стране. В ходе беспорядков задержали несколько тысяч человек, однако большинство из них вскоре были освобождены. Официальный Тегеран оставил под арестом лишь "бунтовщиков" и "диверсантов", которых считает главными организаторами антиправительственных акций.

Примечательно, что руководители Исламской Республики неоднократно в ходе протестных акций указывали на признание ими права народа выражать свое недовольство в связи с волнующими его вопросами. Президент Хасан Рухани даже пообещал, что активнее займется решением внутренних проблем, таких как рост цен и безработица.

Ком социально-экономических проблем в Иране действительно вырос за последние годы, тогда как население надеялось на их скорое разрешение после снятия со страны международных санкций. Однако вопреки ожиданиям в 2017 году резко подорожали продукты питания, повышаются налоги, сокращаются социальные дотации. Безработица среди молодых людей - основных участников протестных акций - достигла 28,8%. В числе причин, вызвавших всплеск общественного недовольства, указывается также решение правительства от 19 декабря повысить цены на топливо почти на 50%.

Однако последней искрой, вызвавшей всплеск социального недовольства в Иране, стало выступление президентского советника Хесамодина Ашны, в котором содержится критика "несбалансированного распределения" госбюджета на 2018 год. Огласку получил целый ряд статей, фигурировавших, кстати, и в бюджетах прошлых лет, которые поставили под сомнение не только рационализм, но и честность их составителей. Выяснилось, что почти половина госбюджета идет на финансирование Корпуса стражей исламской революции (КСИР), а также Фонда исламской революции "Мостазафан", который поддерживает различные мусульманские организации внутри страны, фактически контролирующие целый ряд отраслей иранской экономики. Выражая недовольство всеми этими проявлениями государственной политики, участники акций протеста стали выражать требование отставки президента Хасана Рухани и его правительства. Все это в очередной раз свидетельствует об обострении противоречий внутри иранской политической элиты. Тот факт, что секреты бюджета раскрыл советник президента, указывает на то, что само окружение реформатора Рухани решило положить конец чрезмерному финансированию таких "консервативных" центров, как КСИР и Фонд исламской революции, из-за чего правительству приходится существенно сокращать средства на реализацию социальных проектов. Однако озвучивание в ходе протестов требования отставки Рухани показывает, что "консерваторам" удалось обратить гнев народа против самого правительства "реформаторов", которое в формальном смысле и виновно во всех невзгодах социально-экономического характера. Не случайно "реформаторские" СМИ прозрачно намекают, что за антиправительственными протестами скрывается персона бывшего генерального прокурора Ирана Ибрагима Раиси, кандидатура которого на президентство была поддержана консерваторами в качестве оппонента Рухани.

Приближенный экс-президента Махмуда Ахмадинежада Раиси два года назад возглавил благотворительный исламский фонд "Астан Кудс Разави" - одну из организаций, получающих значительную финансовую подпитку из бюджета. К слову сказать, штаб-квартира фонда "Астан Кудс Разави", на который работают около 20 тысяч человек, находится не где-нибудь, а в Мешхеде - эпицентре последних протестов.

Впрочем, "реформаторско-консерваторские" дрязги не способны затушевать не менее внушительную сторону иранского протестного действа. Именно на нее в оценке происходящего сослались как сторонники умеренного Рухани, так и ортодоксальное окружение главы Исламской Республики - аятоллы Али Хаменеи. Речь идет о внешних попытках вмешательства во внутрииранские дела - серьезный официальный довод в пользу необходимости скорейшего спада протестных акций, на котором настаивают и "реформаторы", и "консерваторы".

 

"Подстрекатели извне"

Иранское руководство, несмотря на растущие противоречия в истеблишменте, выразило единодушное мнение по поводу того, что протесты вызваны не только внутренними проблемами, но и подстрекательством извне. В числе "подстрекателей" упоминаются, прежде всего, США, Израиль и Саудовская Аравия. Верховный лидер Исламской Республики Хаменеи заявил, что "враги Ирана задействовали самые разные имеющиеся у них ресурсы, включая деньги, оружие, политику и спецслужбы, чтобы бросить вызов исламскому режиму в нашей стране".

Хотя Тегеран и не приводит конкретные факты, налицо открытая поддержка протестных акций в иранских городах со стороны определенных мировых сил. Госдепартамент США выразил готовность Вашингтона рассмотреть вопрос о введении новых санкций против Исламской Республики. Глава ЦРУ Майкл Помпео, назвав государственный строй ИРИ "теократическим режимом, обращенным в прошлое", допустил, по сути, вмешательство во внутренние дела Ирана выражением надежды на то, что "иранцы продолжат поднимать мятежи против власти", и "эти выступления протеста еще не завершены". А президент Соединенных Штатов Дональд Трамп даже пообещал помочь иранскому народу, "когда для этого придет время".

Что скрывается за обещанием хозяина Белого дома, нетрудно догадаться, если иметь в виду, какую помощь оказали США народам Ирака, Ливии, Сирии и целого ряда других стран, оказавшихся в прицеле американской борьбы за "светлое демократическое будущее" этих народов. В качестве меры давления на Тегеран США запустили и такой многократно опробованный ими дипломатический инструмент, как созыв экстренного заседания Совета Безопасности ООН. На заседании американский постпред Никки Хейли также пригрозила иранским властям, заявив, что их действия отныне "взяты на карандаш".

Применяемый Вашингтоном "карандашный" метод давления не разделил целый ряд стран, которые предпочли сдержанно отреагировать на протестные события в Иране. Причем речь идет не только о таких традиционно противостоящих США странах, как Россия и Китай, предо-стерегших американцев от вмешательства во внутренние дела Ирана и подрыва авторитета СБ ООН, в обязанности которого не входит обсуждение внутренней ситуации в различных странах. Против попыток расшатать ситуацию в ИРИ выступила и Франция, чей постпред при ООН Франсуа Делаттр выразил надежду, что "изменения придут в Иран не извне, а от самого иранского народа".

Президент Франции Эммануэль Макрон в телефонной беседе с Хасаном Рухани подчеркнул, что его страна отнюдь не считает Иран ни осью зла, ни пособником терроризма, ни страной, которая является дестабилизирующим фактором в регионе. Тем самым хозяин Елисейского дворца дал понять, что французский и американский подходы к Ирану различаются. Позиция Парижа совпадает с позицией большинства влиятельных европейских держав, планирующих расширить экономическое сотрудничество с Тегераном после ослабления режима международных антииранских санкций. Однако именно перспектива окончательного преодоления Ираном изоляции не устраивает Вашингтон, который все чаще грозится пересмотреть международный план действий по урегулированию проблемы ядерной программы ИРИ, заключение которого, собственно, и лишило целесообразности дальнейшее сохранение ограничительных мер против Тегерана.

В целом реакция США на протесты в Иране подтверждает, что американская сторона продолжает рассматривать процессы в Ближневосточном регионе исключительно с позиции своих глобалистских геополитических интересов. Что же касается Израиля и Саудовской Аравии, также числящихся в иранском списке главных подстрекателей протестов, то те продолжают добиваться пресечения роста регионального влияния Тегерана. Отсюда и их полная солидарность с намерением США так или иначе призвать Иран к ответу. Хотя бы за ту роль, какую тот сыграл в сирийском кризисе, где процесс урегулирования благодаря также усилиям Ирана пошел по пути, на который отнюдь не рассчитывали стратеги заокеанской сверхдержавы.

 

В поддержку стабильности

Примечательно, что поддержку иранской стабильности продемонстрировали тюркские соседи Ирана - Турция и Азербайджан, последовательно отстаивающие принцип невмешательства государств в дела друг друга. Президент Турции Реджеп Тайиб Эрдоган, не понаслышке знакомый с методами манипулирования мятежом извне, выразил солидарность с Хасаном Рухани, обвинив при этом главу США Трампа и премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху в поддержке протестующих в Иране.

Официальный Баку также выразил пожелание, чтобы события в Иране протекали в мирном русле и в соответствии с законодательством ИРИ. Данная позиция полностью укладывается в логику внешнеполитической стратегии Азербайджана, к приоритетам которой относится поддержание региональной безопасности и сотрудничества. С этой принципиальной позицией связано и взвешенное отношение официального Баку к теме Южного Азербайджана.

К слову, проживающие в Иране азербайджанцы практически отстранились от акций протеста, развернувшихся преимущественно в персонаселенных городах Исламской Республики. Наблюдатели напоминают в этой связи, что ни одно протестное движение доселе не побеждало в Иране, если оно не поддерживалось азербайджанцами. Похоже, так случилось и в этот раз, если учесть заметное затухание протестной энергии "борцов с иранским режимом".



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

83
Лента новостей