23 Апреля 2018

Понедельник, 17:25

ВАЛЮТА

ТАЙНЫ "ОЛИВКОВОЙ ВЕТВИ"

Турция полна решимости покончить с терроризмом на граничащих с нею территориях Сирии

Автор:

01.02.2018

Турецкая армия продолжает начатую 20 января военную операцию "Оливковая ветвь" против курдских террористических формирований на севере Сирии. Эта военная акция, которую Анкара намерена завершить "в кратчайшие сроки", серьезным образом способна повлиять на геополитический расклад сил в истерзанной многолетней войной Сирии.

 

Особенности "Оливковой ветви"

По истечении первой недели операции Генеральный штаб Вооруженных сил Турции заявил о занятии нескольких приграничных населенных пунктов, нанесении ударов по 340 объектам на северо-западе Сирии, уничтожении в районе города Африн почти 400 террористов. Речь идет о боевиках, связанных не только с так называемым "Исламским государством", которое оказалось на грани полного разгрома в результате координированных военных действий России, Турции и Ирана, но и с курдской организацией "Демократический союз" (PYD), ее военной структурой "Отряды народной самообороны" (YPG) и, главное, Рабочей партией Курдистана (PKK). Именно эти террористические структуры, преследующие цель создания курдского государства на севере Сирии и представляющие угрозу для безопасности Турции, являются основной мишенью турецкой армии на приграничье в Сирии, включая Африн.

Следует отметить, что такие турецкие города, как Рейханлы в провинции Хатай и центр одноименной провинции Килис, неоднократно за последнее время подвергались ракетному обстрелу из Африна. Так, два человека погибли и 12 ранены в результате попадания в мечеть города Килис ракеты, выпущенной с расположенных в Африне позиций PKK.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган предупредил, что военная операция "Оливковая ветвь" будет продолжаться "до последнего уничтоженного террориста". При этом он добавил, что в Африне "не пролилась кровь ни одного ребенка и ни одной женщины, и этого никогда не произойдет. Таковы правила турецкой армии".

Судя по всему, Анкара намерена создать 30-километровую зону безопасности на территории Сирии. При этом цель Турции заключается вовсе не в посягательстве на территориальную целостность арабской страны, а в стремлении не допустить возникновения террористического очага у своих границ в виде автономии сирийских курдов. Эрдоган не случайно заверяет: "Мы не оккупируем Африн. Напротив, мы пытаемся сделать его пригодным для жизни реальных владельцев, в то же самое время устраняя оттуда террористов".

Что же касается акцента на необходимость занятия Африна, то он вытекает из важного стратегического значения этого города для Турции как с точки зрения безопасности, так и экономики. Поскольку речь идет о вынашиваемом Западом проекте, нацеленном на обеспечение доставки к Средиземному морю, в обход Турции, нефти и газа из Северного Ирака, где, кстати, существует автономия местных курдов. Ключевым звеном в реализации данного проекта фигурирует именно Африн с засевшими там курдскими группировками, на которые Запад, прежде всего США, и делает ставку в создании энергетического коридора по маршруту север Ирака - север Сирии - Средиземное море. Так что контролирующие Африн PKK и ее союзники угрожают не только безопасности, но и экономическим интересам Турции.

Между тем интересы Соединенных Штатов также не ограничиваются одним мотивом. Помимо энергетической обусловленности, открытие коридора к Средиземному морю через север Сирии может предоставить Вашингтону возможность напрямую размещать свои военные базы и вооружение в преимущественно курдонаселенных районах Сирии и Ирака. То есть гарантировать себе более выгодный, сухопутный вариант доставки стратегического материала, который по сей день осуществляется по воздушным путям. 

С позицией США по сирийскому конфликту во многом связан внешнеполитический фон, на котором развернулась "Оливковая ветвь". Наступление турецких ВС на контролируемые курдскими группировками районы Сирии вызывает серьезное недовольство Соединенных Штатов и в целом Запада. Хотя именно открытая военная поддержка американцами курдских сил и подтолкнула Анкару к решительным действиям. Достаточно отметить, что операция "Оливковая ветвь" началась сразу после того, как возглавляемая США международная коалиция объявила о формировании "сил безопасности границ" Сирии. Для Турции не секрет, кого именно Вашингтон считает непосредственным организатором формирования этих анонсированных сил. Потому президент Эрдоган и не замедлил назвать ошибкой сотрудничество США с организациями PYD и YPG.

Турецкое руководство дало понять, что восстановление полноценного сотрудничества между Анкарой и Вашингтоном возможно лишь после того, как США прекратят поддерживать курдских террористов и вернут все переданное им ранее вооружение. К слову сказать, вооружение, о котором идет речь, поражает воображение. Вашингтон утверждает, что оружие передается курдам в целях усиления борьбы с "Исламским государством". Однако зачем курдам американские зенитно-ракетные комплексы, если у "Исламского государства" нет собственной авиации?

Ответ на подобные вопросы, судя по всему, нашла не только Анкара, усмотревшая в американской поддержке курдов антитурецкую направленность.

 

Москва слезам не верит

Очевидно, Россия дала молчаливое согласие на проведение турецкой военной операции "Оливковая ветвь". Традиционно питая к курдскому движению лояльное отношение, Москва, тем не менее, не посчитала нужным выразить ему поддержку в данный момент. Причина тому понятна - сирийские курды согласились выступить в роли послушного орудия американских интересов и, в частности, противодействовать наступлению правительственных сил Сирии, усилиям президента Башара Асада, направленным на установление власти официального Дамаска на всей территории страны.

Известно, что после того, как Турция в апреле прошлого года нанесла удары по объектам YPG в районе горы Синджар в Ираке и горы Карачок на северо-востоке Сирии, российские военные силы разместились в некоторых районах между городом Африн и турецкой границей. Цель этого маневра заключалась в стремлении Москвы сдержать наступательный порыв Анкары в курдском направлении и, наоборот, поддержать его в русле общей борьбы с "Исламским государством". Турция, в свою очередь, не стала этому особенно противиться, тем более что наряду с Россией и Ираном она выступила одним из гарантов внутрисирийского мирного процесса, запущенного на площадке Астанинских переговоров.

Однако нарастание сотрудничества между США и организациями сирийских курдов заставило Россию изменить свое решение и привело в результате к фактическому одобрению ею турецкой операции в Африне. Российские эксперты обращают внимание на тот факт, что незадолго до начала военной операции в Африне главы Генерального штаба ВС и военной разведки Турции побывали в Москве. Почти сразу после этого российские военные подразделения были выведены из близлежащих к Африну районов. Не случайно, что командиры YPG стали негодовать по поводу якобы предательства Россией курдов. Однако Москва дает понять, что главная вина за начало военной операции Анкары против сирийских курдов лежит на Соединенных Штатах, поскольку именно они решили вооружать засевшие в Африне силы не только вопреки интересам Турции, но и России. Между тем еще один интересный момент во всей этой истории связан с боями, которые российские ВКС и сирийская правительственная армия ведут за окончательное освобождение провинции Идлиб от сил "Исламского государства" и "Джебхат ан-Нусры". Идлиб, который, кстати, считается самым крупным нефтегазовым районом в Сирии, был одним из центров военной активности Турции в ходе ее предыдущей операции - "Щит Евфрата". Поэтому эксперты не исключают договоренности между Москвой и Анкарой: первая удалилась из Африна, но взамен получила согласие Турции на свободу действий в Идлибе.

Фактическое совпадение позиций России и Турции по сирийско-курдской проблематике нашло свое подтверждение и в ходе телефонного разговора глав этих государств - Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. Как сообщает сайт президента РФ, "с обеих сторон акцентирована важность продолжения активной совместной работы по разрешению кризиса, которая должна основываться на принципах сохранения территориальной целостности и уважения суверенитета Сирии".

Что же касается осуждения турецкой операции со стороны официального Дамаска и Ирана, то это, если судить по проявлениям реальной политики, не более чем дань официально положенной в таких случаях риторике. Причина тому более чем весомая - и Дамаск, и Тегеран, разумеется, заинтересованы в территориальном единстве Сирии. А значит, стремление Турции положить конец курдскому сепаратизму на сирийском севере объективно отвечает и их интересам. Не говоря уже о том, что для безопасности того же Ирана, одним из этнических меньшинств в котором являются курды, курдский сепаратизм пусть и не столь ощутимая, но такая же вполне реальная угроза, как и для Турции.

 

Четкий сигнал

В контексте сохранения территориальной целостности Сирии и отношения к ней местных курдских организаций весьма показательной оказалась подготовка к состоявшемуся 29-30 января в Сочи Конгрессу сирийского национального диалога. МИД России пригласил на мероприятие около 1600 представителей сирийского общества. Анкара же изначально дала понять, что не допустит участия в конгрессе представителей PYD и YPG. Как пояснил турецкий МИД, "ни одна группа не сможет участвовать в сочинском конгрессе, если Турция будет против. Список участников принимается тремя странами - Россией, Турцией и Ираном - совместно". 

Но, что интересно, курды и сами не выказали особого желания участвовать в сочинском конгрессе. Объяснение этого кроется все в той же плоскости курдского сепаратизма, поскольку участие PYD и YPG в работе форума, посвященного выработке политической модели поствоенной Сирии, означало бы, по сути, их согласие с незыблемостью принципа сирийского территориального единства. Между тем от них требовалось признание именно этой незыблемости. Как заявил глава МИД РФ Сергей Лавров, роль курдских представителей в политическом процессе должна быть обеспечена на общей платформе, в рамках которой все сирийские этнические и конфессиональные политические силы призваны уважать суверенитет и территориальную целостность Сирии.

Все стороны политического урегулирования ситуации в Сирии так или иначе понимают, что курды, численность которых в стране превышает 2 млн. человек, должны участвовать в определении ее будущего. Но согласна ли сама курдская община выйти из-под контроля PYD и YPG, стать частью единого сирийского общества и государства? Этот вопрос все еще остается открытым. Показательна в этом смысле участь того же Африна. PYD и YPG до последнего отказывались, да и сейчас отказываются, согласиться на передачу Африна под контроль официального Дамаска. Таково одно из последствий внушенной американцами курдам надежды на создание государства.

Однако на пути подобных планов, истинной подоплекой которых является стремление Запада создать реализующее его интересы марионеточное государство в определенных районах Сирии и Ирака, все еще сражающихся во имя сохранения своей государственности и территориальной целостности, встала Турция. Отчетливо видя в этих планах угрозу своим национальным интересам, Анкара и приступила к операции "Оливковая ветвь", которая, как заявил президент Турции Эрдоган, является "четким сигналом" всем тем, кто не хочет смириться с решительностью Турции в борьбе с терроризмом.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

61
Лента новостей