22 Февраля 2019

Пятница, 07:41

ВАЛЮТА

ЯЗЫК, ТЕЛО И ДУША

Баку изучает театральные наработки специалистов из разных стран

Автор:

01.12.2018

Интерес к физическому, иммерсивному театрам сегодня огромен. И если в России, Украине, Беларуси, Казахстане эти направления современного театра освоили давно, то их азербайджанские коллеги пока на подступах к этому. Физическим театром у нас никто не занимается, а вот иммерсивный начал развивать Тарлан Расулов. По крайней мере попытки создания иммерсивного действия уже были осуществлены в Центре современного искусства YARAT и Музее ковра.

Термин «иммерсивный» произошел от английского слова immersive - «обеспечивающий эффект присутствия». Использовать этот термин пришло в голову сотрудникам британской компании Punch drunk в 2011 году, когда они поставили в Нью-Йорке теперь уже знаменитый спектакль Sleepno more. Зрители в масках бродили по «отелю Маккиттрик» (на самом деле - по задекорированному заброшенному складу), пока на их глазах разворачивалось действие спектакля, отдаленно напоминавшее «Макбет» Шекспира и одновременно фильмы жанра нуар 1930-х годов. Термин, применяемый к голливудским криминальным драмам 1940-1950-х годов, в которых запечатлена атмосфера пессимизма, недоверия, разочарования и цинизм, что характерно для американского общества во время Второй мировой войны и в первые годы «холодной войны».

Ощущение «причастности» к действию пришлось по душе как зрителям, так и критикам. Поэтому билеты на Sleepno more непросто достать даже сейчас, спустя столько лет после премьеры. Сегодня иммерсивность стала самой популярной формой театрального взаимодействия со зрителем, в том числе на пространстве СНГ, оттеснив на второй план виртуальную реальность и компьютерные игры. Иммерсивным в конечном итоге может стать и кино, огромную популярность имеют городские квесты, театральные «бродилки» по закулисью. Иммерсивный театр стал популярным как в режиссуре, так и в сфере городского досуга. Суть театра в том, что актер в любой момент может вовлечь зрителя в постановку. И слава Богу, что Баку сейчас открыт для театрального взаимодействия и в нашу страну приезжают различные специалисты в этой сфере, чтобы поделиться своим опытом. Причем не только в сфере иммерсивного театра. Это и интерактивный театр, театр для детей с проблемами слуха, этнический театр, психологический театр, физический театр и т.д.

 

С иммерсией в Баку 

Нам удалось поговорить по поводу иммерсивного направления в современном театре с молодым режиссером из Израиля. Леон Мороз - ученик Софии Москович, автор собственной программы по актерскому мастерству. В Баку он провел мастер-класс для актеров и режиссеров группы SABAH, созданной при Университете культуры и искусств для особо одаренных студентов. В Баку приехал впервые. Ощущение полного слияния с городом возникло у него сразу же после прилета. Прямо в аэропорту. Так бывает: ты выходишь из самолета и чувствуешь, как город раскрывает тебе свои объятия. Так случилось и с Леоном. Поэтому он, на рассвете ступив на землю Азербайджана, с удовольствием окунулся в атмосферу красоты просыпающегося города, решив, что непременно вернется сюда еще раз, а потом - в атмосферу профессиональных интересов. 

- Популярен ли иммерсивный театр сегодня? 

- Я не могу назвать иммерсивный театр популярным. Как концепция погружения зрителя он существует давно. Мы просто добавили к нему более современные методы и формы. Так как современный театр находится в состоянии поиска своего дальнейшего пути, а все новое - это хорошо подзабытое старое, то иммерсивный театр позиционируется как новый вид, поэтому и вызывает к себе интерес.

- Считаете ли вы, что за иммерсивным театром будущее?

- Только как за одной из возможных форм театра. Своеобразным ответвлением от основного вида. 

 

Физический театр 

Этот вид нам часто представляют как некое новшество, хотя на самом деле он уходит корнями в далекое прошлое зарождающегося советского театра. А если говорить о 80-х годах ушедшего века, то, наверное, есть смысл вспомнить и «Лицедеев» Вячеслава Полунина, и театр DEREVOсоветского российского актера, режиссера, хореографа и музыканта Антона Адасинского. В XXIвеке возник и очень популярен чешский театр Farma v Jeskyni (создан в 2001 году), а также многое другое. Характерная черта этого жанра - абсолютное доминирование движения над текстом (не исключая его полного отсутствия); независимое от текста драматурга представление действий с помощью языка и тела и подвижной мимики, что сближает физический театр с пантомимой.

По поводу физического театра мы говорили с режиссером и художественным руководителем «Лаборатории физического театра» в Москве Лидией Копиной, которая также недавно находилась с профессиональным визитом в Баку.

- Как вы полагаете, физический мастер-класс нужен актерам драматического театра, которые работают со словом? 

- Необходим! Великие мастера, начинавшие с пантомимы, например, французский актер Жак Лекок, основавший в Париже школу физического театра «Интернационал», считали, что актеру, неважно какого театра, обязательно нужно заниматься телом. Я разделяю эту точку зрения. Не одно поколение европейских режиссеров, актеров и даже сценографов воспитано на его системе разработок. Физический тренинг актера должен оставаться в его арсенале профессиональной подготовки всю его сознательную жизнь. И неважно, к какому виду театра относится его творческая деятельность - драматическому, музыкальному, кукольному, пантомимы, балета. Любому актеру важно и нужно чувствовать свое тело. Тело, как и душа, является инструментом актера. 

- Иначе говоря, занятия физическим тренингом могут помочь любому актеру минимальными средствами достичь максимального результата по воплощению образа героя? 

- Можно сказать и так, но с небольшой поправкой: не физический, а психофизический тренинг, так как акцент в обучении ставится именно в связке психика - физика. Баланса развития того и другого. Их взаимосвязи. 

- Имеет ли физический театр отношение к театру психологическому? 

- Это одна из составляющих психологического театра. То, чем занимаюсь я, это тоже театр психологии. И тоже имеет отношение к поиску человеческого духа роли. Все наши чувства, мысли, эмоции – это и физика, и психика. А самое важное на сцене - это человек со всеми проявлениями его души. Всегда. И в далеком прошлом, и в сегодняшнем настоящем, и в будущем. О важности человека-актера на сцене как раз говорят многие специалисты… 

- Кстати, какие впечатления от Баку и недавней театральной конференции, которая здесь проходила? 

- Прекрасные! Такие конференции очень нужны и важны. Они дают возможность «увидеть» все проблемы театрального дела у разных народов, обменяться мыслями и опытом, установить практическое сотрудничество по обмену, в том числе мастер-классами. Чуть-чуть не хватило времени на более подробное общение по вопросам профессии. Я встретила здесь людей, которые занимаются исследованием психофизических вопросов театра. Мы обменялись контактами, но на серьезный диалог времени, увы, не хватило. Что касается города, то он меня потряс своей необычной красотой. День приезда был солнечным и теплым. Я погуляла по чудному, солнечному, теплому Баку. Он напоминает в центральной своей части Париж, немного Барселону, а в Старом городе - колониальную Картахену, что в Колумбии, и остается при этом совершенно самобытным и неповторимым. Я очарована красотой города, людьми; рада, что конференция подарила возможность новых профессиональных и дружеских отношений.

 

Интерактивный театр 

Моника Нечпалова – молодой режиссер и актриса из Словакии. Она и ее коллеги очень серьезно занимаются практическими исследованиями в области интерактивного действия. Их небольшой театр ездит со спектаклями не только по своей стране, но выезжает также в сопредельные страны. В эксперимент вовлекаются дети, не говорящие на словацком языке. Смысл эксперимента: выразительность жеста, мимики, действия, психического и физического состояния актера (как и любого человека!) могут выражать при общении людей функции языка не на вербальном уровне. То есть без использования слов. 

- В чем важность интерактивного театра в XXIвеке? 

- Не только в том, что такой вид театра развивает активность детей, в том числе и активность мышления. Но форма такого театрального взаимодействия принимает участие в решении вопросов, связанных с социальной и психологической адаптацией детей, которые вследствие миграционных процессов становятся национальным меньшинством в странах, где язык не является для них родным. 

- Дает ли результаты такая серьезная программа? 

- Обязательно дает! Потому что она помогает ребенку быстрее адаптироваться в чужой среде, научив тому, что люди всегда сумеют понять друг друга, если они этого хотят. Главное – иметь добрые намерения. 

- Но какой же профессиональный интерес в таком театре для актеров? 

- О! Очень большой. Это же постоянный тренинг по мастерству, так как приходится все время быть в состоянии онлайн-импровизации и эксперимента. Это позволяет постоянно держать профессиональную форму. 

- Эксперимента с чем? 

- Со сценической импровизацией. Ведь в задуманный сюжет действия всегда вторгаются непредвиденные моменты ситуаций, связанных с поведением и реакцией детей на нас, актеров, и то действие, которое мы предлагаем им. 

- Вы думаете, будущее за интерактивным театром? 

- Думаю, да. Также думаю, что театры сегодня и театры завтра будут разными. Так же, как и все люди. Театр - для людей. А люди всегда создают то, что им необходимо.

 

Театр для людей с проблемами слуха 

Эмили Камаринопуло (Греция) - создатель детского театра символов под названием «Маленькие лисички», чьи спектакли рассчитаны на младенцев с 7 месяцев и детей до 3 лет. Театр уникален по форме, содержанию и своей сути. Спектакли предназначены как для детей и родителей без нарушения слуха, так и с этим физиологическим недугом. Здесь «работают» (хочется написать – играют!) с детишками самой младшей возрастной категории. 

- Эмили, когда-то в советские годы у нас был театр мимики и жеста, предназначенный для людей с проблемами слуха и голоса. Но никогда не было театра для такой возрастной категории. Трудно ли работать с крошечными детьми? 

- Нет. Совсем не трудно. Интересно. Мое сердце полно любви к детям. Они - лучшее, что у нас, людей, есть. 

- Какие приемы вы используете для взаимодействия с такой возрастной аудиторией?

- В театре символов мы используем язык жестов и способность детей раннего возраста сопоставить движение или изображение со смыслом, осознавать через сопереживание, импровизировать для того, чтобы выразить желание и общаться всеми возможными способами. 

- Что это дает детям? 

- Практическое умение выражать свои чувства, обрести навыки осознанных движений, развивает пространственное восприятие, навыки общения и восприятия сложных концепций.

 

Психологический театр 

Алиса Иванова - режиссер, педагог по актерскому мастерству Санкт-Петербургского государственного института сценических искусств (мастерская Вениамина Фильштинского), автор программы мастер-классов «Демидовские этюды». Программа востребована театральными школами Европы, Азии и США. Для театрального мира являются неисследованной зоной творческие наработки русского театрального режиссера и преподавателя Николая Демидова (сын известного текстильного фабриканта Василия Демидова, ассистент и оппонент Константина Станиславского). Сейчас этот материал возвращает театру то, что было ранее скрыто в архивах, то, чему Станиславский не хотел придавать официальный статус научных исследований. 

- Что же дают этюды Николая Демидова актерам драматического театра? 

- Актерам не только драматического театра - это помогает обрести доверие к самому себе, а не к внешнему миру. Слушать и слышать мир внутри себя. Задача моей программы - вынуть их (актеров) из окружающей среды и погрузить в себя. Вернуть к своему «я». Только в безопасной среде, где тебя любят и где ты доверяешь себя другим, возможно высокое творчество. 

- По инициативе Союза театральных деятелей России вы провели в Баку мастер-класс для актеров Русского драматического театра и педагогов Университета культуры и искусств Азербайджана. Вы довольны результатами? 

- Более чем! Нам удалось за три дня занятий сделать то, на что обычно уходит неделя. Я увидела, что все ваши актеры прекрасны. Они все очень разные и все очень глубокие. Каждый из них имеет высокий духовный и энергетический потенциал. С этим надо работать. Но времени на более углубленный процесс изучения этого метода, к сожалению, было мало. Жаль, что не получилось провести дополнительные занятия для ваших актеров. Сожалею, что не получилось выступить с докладом о Демидове и его системе этюдов. Но я рада, что была в Баку. Выезжать с профессиональными наработками очень интересно и очень важно. В том числе и для театральных практик. Не менее важны знакомства с коллегами и общение по вопросам театра. И все это происходит на фоне прекрасного города Баку! Не все смогли это сделать, увы. Поэтому возникло чувство недосказанности.

Город, люди - все прекрасно. Мы влюблены во все это. Мы очарованы. Хочется, чтобы очарование длилось как можно дольше. Прощаясь, мы выражали надежду, что встретимся в Баку вновь.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

23
Лента новостей