22 Февраля 2019

Пятница, 08:26

ВАЛЮТА

ЧЕТВЕРТАЯ ПРОМЫШЛЕННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

В чьих руках окажется руководство сетью, контролирующей весь мир?

Автор:

15.01.2019

В начале января США и Китай провели еще один раунд переговоров, призванных закончить разгоревшуюся между ними в прошлом году торговую войну. Договоренность о диалоге была достигнута в начале декабря 2018 года на полях саммита G20 в Аргентине в ходе личной встречи председателя КНР Си Цзиньпина и президента США Дональда Трампа. Главный стимул для обеих сторон заключается в том, что торгово-экономический конфликт не выгоден ни Пекину, ни Вашингтону, ни в целом всей мировой экономике. Однако проблема в отношениях двух стран кроется не только и не столько в лежащей на поверхности ситуации с пошлинами и нарушениями торгового баланса. Эти взаимные претензии как раз-таки могут быть разрешены относительно быстро. Совершенно непонятно, как Китай и США собираются "разруливать" ситуацию в телекоммуникационной сфере, лидерство в которой уже в самом ближайшем будущем может стать решающим в борьбе за экономическое и политическое глобальное доминирование. C другой стороны, можно предположить, что среди владельцев крупных корпораций никакого соперничества и нет, потому что прибыль стирает и национальные границы, и национальные интересы.  

 

Industry 4.0

"…Пекин, координируя действия всех своих структур, использует политические, экономические, военные инструменты, а также пропаганду, чтобы распространить свое влияние в США. Китай с небывалой активностью использует свою мощь для того, чтобы повлиять на наш курс и вмешаться во внутреннюю политику нашей страны", - заявил вице-президент США Майкл Пенс, выступая 4 октября 2018 года в Гудзоновском институте. За такими словами должно стоять более серьезное недовольство, чем известные поводы для торговой войны. И, скорее всего, Вашингтон в первую очередь обеспокоен прогрессом КНР в развитии высокотехнологичных отраслей, где китайские компании все больше конкурируют с американскими. При таком раскладе заградительные пошлины уже не причина, а просто инструмент ведения борьбы. Главное же кроется совсем в другом. 

В последнее время Китай уверенно взял курс на то, чтобы перестать быть фабрикой некачественных и недорогих товаров. Госстратегия "Сделано в Китае-2025" поставила цель добиться технологического лидерства Поднебесной в том числе в высокотехнологичных направлениях. Такие китайские компании, как Tencent, DJI, Baidu, Alibaba Group, Xiaomi, завоевали всемирную известность и доверие потребителей. Но особенной гордостью Китая являются телекоммуникационные гиганты Huawei и ZTE. Huawei является крупнейшим в мире производителем оборудования для мобильной связи, это также второй в мире бренд смартфонов. Столь значительные успехи Пекина в данной области объясняются Западом правительственными вливаниями, дискриминацией в отношении иностранных компаний, насильственным трансфером технологий, что является условием для доступа на китайский рынок западных компаний, а также масштабной программой промышленного кибершпионажа. Китайские компании все обвинения раз за разом отрицают. 

Примечательно, что технологическое усиление Китая происходит на пороге того, что ученые называют промышленной революцией (Industry 4.0). В целом Industry 4.0 будет означать переход к цифровой экономике - цифровым технологиям, искусственному интеллекту (ИИ) на базе облачных технологий, 3D-печати, большим данным, интернету вещей (IoT), виртуальной и дополненной реальности и неминуемо новым управленческим моделям в разных областях. Эти изменения не остановить, и уже в самое ближайшее время, если не случится какого-нибудь глобального конфликта или стихийного бедствия, они радикально изменят наши понятия и представления о самих себе и окружающем мире, изменится само определение человеческого труда и человеческого взаимодействия, политической и идеологической систем. 

 

Все дело в 5G

Так или иначе подготовка к Industry 4.0 уже давно ведется в ЕС, США, России, Азиатском регионе. Однако новый мир возможен только при наличии супербыстрых мобильных сетей (5G), которые во много раз увеличат скорость передачи данных, расширят радиус покрытия и обеспечат устойчивое соединение сразу множества мобильных устройств. В некоторых странах 5G уже совсем на подходе - по прогнозам аудиторской компании Deloitte, 25 глобальных операторов беспроводной связи запустят сервис 5G в 2019 году и уже к 2020-му количество таких операторов вырастет вдвое. Шведский производитель телекоммуникационного оборудования Ericsson полагает, что уже к 2024 г. количество пользователей 5G в мире достигнет 1,5 млрд. Южная Корея обещает внедрить новые сети в 2019 году, в этом же году это собирается сделать Китай.

Самой главной проблемой на сегодняшний день является отсутствие стандартов в данной области, что затрудняет возможность интеграции предлагаемых на рынке решений и во многом сдерживает появление новых. Huawei и ZTE, а также Ericsson и Nokia как раз разрабатывают технологическую инфраструктуру и стандарты с опорой на 5G, и по ряду моментов китайские компании пока опережают своих конкурентов. Поэтому, когда поставки оборудования Huawei в сети пятого поколения столкнулись с ограничениями на ключевых рынках Запада, многим это показалось однозначным желанием США и их союзников вставить палки в колеса мощного конкурента. Тем более что запреты и ограничения вводятся на основании явных политических причин. Во-первых, из-за соображений безопасности. Так, например, глава MI6 Алекс Янгер предупредил, что использование оборудования 5G от Huawei создает такие риски, как нарушение работы телекоммуникационных сетей и шпионаж. Сама Huawei заявляет, что компания находится в собственности ее сотрудников и никогда не занималась шпионажем и диверсиями в интересах государства, поскольку это может поставить под угрозу ее бизнес, но это, кажется, не убеждает партнеров на Западе. Во-вторых, запреты вводятся из-за нарушения американских санкций на торговлю с Ираном. В апреле минувшего года это случилось в отношении ZTE, а 1 декабря по этой же причине канадские власти по просьбе США арестовали в Ванкувере финансового директора Huawei, заместителя председателя правления Мэн Ваньчжоу (Сабрина Мэн). Мэн - не только финансовый директор компании, но и дочь его учредителя. Американские власти подозревают, что Huawei по меньшей мере с 2016 года нарушает санкции против Ирана. В свою очередь Китай не оставил арест Мэн без ответа. 3 января 2019 года в КНР были задержаны два канадских гражданина - Майкл Ковриг, бывший канадский вице-консул в КНР, ныне старший советник НПО "Международная кризисная группа", и канадский бизнесмен Майкл Спэйвор. Beijing News писала, что Коврига и Спэйвора подозревают в создании угрозы для национальной безопасности Китая. Являются ли эти события уже полноценными боевыми действиями или просто пробой почвы, покажет самое ближайшее будущее. Лидерство в технологии 5G настолько серьезная вещь, что может случиться всякое. Ведь ставки очень большие.

 

Досье от IoT

Это возможно проследить хотя бы по тем изменениям, которые может повлечь за собой масштабное внедрение IoT. Интернет вещей предполагает, что к Всемирной сети будет подключено буквально все вокруг нас - автомобили, тренажеры, медицинские приборы, дверные замки, камеры и сигнализации, кухонные приборы и датчики, освещение, водопровод, кондиционеры, даже наша одежда и многое другое. Представляете, насколько полную картину о каждом человеке можно будет собрать из таких источников - от всех привычек и тайных пристрастий до передвижения и проблем со здоровьем. Всю эту информацию можно будет быстро обрабатывать, систематизировать и соответствующе применять. Например, для любых политических целей, в том числе во время предвыборных кампаний, для разнообразного манипулирования. Утверждается, что проба пера уже состоялась во время последних президентских выборов в США и голосования по Brexit в Великобритании, когда данные десятков миллионов пользователей Фейсбука попали в руки компании Cambridge Analytica, которая использовала их для создания таргетированной рекламы. Действительно, если раньше электорат грубо делился по таким признакам, как место проживания, образование, возраст, этническое происхождение и религиозная принадлежность, то теперь подход стремительно становится сугубо индивидуальным. Каждый увидит в нужном кандидате именно то, что для конкретного избирателя является самым важным. Опять-таки нечто похожее уже существует - ведь та же социальная сеть Facebook для каждого пользователя имеет совершенно индивидуальное "лицо", основанное на его пристрастиях (и на рекламе того, что Фейсбуку об этих самых пристрастиях известно). При этом такое досье будет собираться не только на простых людей, но и на политиков и общественных персон, а также на их родственников и, возможно, использоваться для давления и шантажа. 

Наверняка при столь глобальном взаимодействии всех и всего со всеми и всем потеряют свое былое значение границы и даже до какой-то степени национальный суверенитет. С этой точки зрения якобы вмешательство России в выборы в США можно рассматривать не как вмешательство, а как закономерный процесс, когда каждый "подключенный пользователь" сможет влиять на результат. То есть, если не принять фактическое участие в выборах, то оказать влияние на предпочтения избирателей сможет любой заинтересованный человек, и неважно, гражданство какой страны он имеет. Наконец, люди из разных стран с общими интересами смогут объединиться и, например, требовать какой-то формы виртуальной автономии. Если же к этому прибавить непредсказуемое влияние огромного количества фейковых новостей, изображений и видео, то возможности для манипулирования общественным сознанием и вовсе получаются безграничными. 

С другой стороны, вместе с увеличением количества подключенных к интернету устройств возрастет и число киберугроз. Через домашние устройства легче запустить вредоносные программы. Осенью 2016 года крупнейшая ботнет-атака в истории DDOS-атак проводилась не с зараженных персональных компьютеров, а с IoT устройств - видеокамер и роутеров. И это только малая часть проблем, которые могут появиться на горизонте нынешнего политического и экономического устройства мира в результате прихода Industry 4.0. Поэтому вопрос стоит в том, в чьих руках в конечном счете окажется руководство сетью, контролирующей весь окружающий мир? 

 

Есть ли соперничество?

Вместе с тем невозможно говорить о технологическом соперничестве Запада и Китая, применяя термины времен "холодной войны". И в этом тоже кроется один из признаков меняющегося мира - торговая война вроде бы идет, но какая-то она и не война вовсе, по крайней мере в ее классическом понимании, когда все по разные стороны баррикад.  

Так, для вступления в новую реальность машины должны будут говорить на одном языке, иначе ничего не получится, и поэтому кооперация неминуема. Как заявил исполнительный директор Huawei Го Пин, "поставщики услуги 5G, которые решили не работать с Huawei, будут похожи на игру NBA без главных игроков: игра будет продолжаться, но с меньшей ловкостью, талантом и опытом". При этом в области высоких технологий есть много разработок, где лидерство стран Запада неоспоримо, и у Пекина не получится от этого отмахнуться. Не говоря уже о том, что существует тесная взаимосвязь экономик Китая и США. Для Китая подорвать позиции США - значит подорвать экономическую систему, в которой он вырос и процветает. Для США наказать Китай - значит наказать и самих себя. Так, гендиректор Apple Тим Кук открыто заявил, что одной из главных причин замедления темпов продаж iPhone являются торговые войны между США и Китаем. Проседающие рынки и дорожающий доллар также подрывают конкурентоспособность продукции компаний из развитых стран, вроде Apple и Samsung. 

Есть правила игры транснациональных корпораций, которые имеют многоуровневые системы поставок и интеллектуального обмена, и эти связи им важнее и дороже всего того, о чем говорят политики. Те же Huawei и ZTE - китайские компании, к примеру, имеют множество научно-исследовательских центров в США, Швеции и Корее, Германии, Турции, Индии и России. Большой бизнес всегда будет сопротивляться нормативным и регуляторным преградам, ведь глобализация прибыли для них и есть главная цель.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

17
Лента новостей