22 Февраля 2019

Пятница, 08:30

ВАЛЮТА

"СЛАВНЫЙ КОНЕЦ БЕСКОНЕЧНЫХ ВОЙН"?

Международная ситуация вокруг сирийского конфликта кардинально меняется

Автор:

15.01.2019

Решение президента США Дональда Трампа о выводе американских войск США с территории Сирии подтолкнуло ряд новых военно-политических процессов в охваченной многолетней войной арабской стране. Они касаются и усиливающихся позиций Анкары в регионе, непосредственно влияющих на расклад сил внутри треугольника Россия - Турция - Иран, играющего важную роль в сирийском урегулировании.

 

Что затевает Трамп?

Первоначально глава американской администрации Дональд Трамп объявил о начале поэтапного вывода военного контингента США из Сирии. Он дал понять о необходимости скорейшей реализации данной задачи, поскольку, по его словам, Соединенные Штаты выполнили основную задачу, связанную с разгромом террористической организации ИГИЛ (так называемое "Исламское государство").

Между тем суть принятого решения Трамп обрисовал уже позже, в одном из своих сообщений в социальной сети Twitter после наступления Нового года. Она в целом совпадает с положением внешнеполитической концепции Трампа, который провозгласил в своем очередном твите "славный конец" "бесконечных войн". Особенно тех, что "велись из-за ошибочных суждений, которые были сделаны много лет назад", и тех, от которых США получают "мало финансовой или военной помощи от богатых стран, извлекающих большую выгоду" от действий Соединенных Штатов.

Как видно, в данном заявлении вновь содержится критика ближайших союзников США - стран Европы, которые, по мнению нынешнего хозяина Белого дома, пользуются в интересах своих финансов и безопасности плодами американской военной политики.

Впрочем, непосредственно к перипетиям сирийской войны подобные противоречия между США и державами Старого Света не имеют какого-либо отношения. Тем более что уже сразу после озвученного 19 декабря прошлого года заявления о выводе американских войск с территории Сирии президент Трамп внес некоторую неопределенность в конкретику данного вопроса. Он заметно скорректировал анонс этого ожидаемого события, обусловив его полным уничтожением террористов ИГИЛ и обеспечением безопасности курдских союзников Вашингтона. Одновременно Трамп прошелся критикой по СМИ, прежде всего изданию The New York Times, которое, судя по заявлению президента США, якобы и ввело в заблуждение общественность сообщением о том, что президент США, дескать, дал не более четырех месяцев на реализацию вывода американских войск из Сирии. "Мы будем уходить в должном темпе и в то же время продолжим бороться с "Исламским государством" и делать все то, что правильно и необходимо делать, и это не отличается от моих первоначальных заявлений!" - написал Дональд Трамп в своем микроблоге в Twitter.

Позицию главы Белого дома несколько детализировала его пресс-секретарь Мерседес Шлапп, по словам которой президент Трамп хочет обеспечить безопасность американских войск при выводе из Сирии. Но все это лишь нюансы американской политической кухни. Гораздо важнее определить, какие в принципе цели преследует американская администрация, дав ход процессу вывода войск США с сирийской территории, вне зависимости от того, какой конкретно срок займет данный процесс.

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что военно-политическое руководство Соединенных Штатов выражает готовность вывести американские войска из всех объектов и районов Сирии, за исключением окрестностей на военной базе аль-Танфа на юге страны, близ иорданской границы, где останутся около 200 военнослужащих США. Причиной же подобного решения называется необходимость противодействия "растущей активности иранцев в регионе".

Государственный секретарь США Майк Помпео открыто заявил, что вывод американских войск с территории Сирии не что иное, как "смена тактики", и Соединенные Штаты намерены не только продолжить борьбу с терроризмом, но и использовать все свои силы для противостояния влиянию Ирана. Не случайно США столь явно поддержали имевшую место в начале января бомбардировку израильской авиацией позиций и объектов иранских и проиранских формирований на территории Сирии. Посетивший в те же дни Израиль советник американского президента по вопросам национальной безопасности Джон Болтон призвал к тому, чтобы израильские войска заполнили тот "вакуум", который может образоваться в Сирии после вывода американских войск. Если говорить конкретнее, Вашингтон предлагает израильской авиации действовать как часть возглавляемой Соединенными Штатами коалиции, в операциях которой сама американская авиация участвовать уже не будет.

Таким образом, США четко дают понять, что в условиях фактического разгрома ИГИЛ они переносят объект своего первостепенного внимания на Иран. В целях предотвращения растущих позиций Тегерана в Сирии и во всем регионе Вашингтон будет делать ставку на сотрудничество с Израилем, которому отводится главная роль в реализации военной составляющей данной задачи. Этим, собственно, и объясняется анонсированный Трампом вывод американских войск с сирийской территории, где, согласно логике американской администрации, основная тяжесть выполнения стоящих перед западной коалицией боевых задач должна лечь на ближайших союзников Вашингтона. Прежде всего Израиль, которому пора отблагодарить Трампа, как минимум, за признание Иерусалима столицей еврейского государства. При этом ведущую политическую роль в большой ближневосточной игре США, разумеется, оставляют за собой. Свидетельством тому - стартовавшее 8 января турне госсекретаря США по восьми арабским странам (Объединенные Арабские Эмираты, Катар, Иордания, Египет, Оман, Бахрейн, Кувейт, Саудовская Аравия), одной из целей которого, по признанию самого Помпео, является формирование антииранской коалиции.

"Мы должны продолжать наращивать коалицию - коалицию, в которую входят страны Персидского залива, коалицию, в которую входит Израиль, коалицию, в которую входят европейские и азиатские страны, которые понимают, что крупнейшее государство в мире, финансирующее терроризм, должно прекратить эту деятельность", - заявил Помпео.

Как отреагируют на эти антииранские планы европейские союзники США, большинство которых не считает Тегеран "крупнейшим государством в мире, финансирующим терроризм" и находится в сильном замешательстве после провозглашенного Трампом вывода американских войск с сирийской территории? Судить об этом с достаточной степенью определенности пока сложно. В отличие от позиции другого американского союзника - Турции, политика которой в Сирии затрагивает самую сердцевину интересов великой заокеанской державы. И не только применительно к Ирану.

 

"Подлая клевета"

В последние недели наблюдается стягивание Турцией крупных военных сил и техники к сирийской границе. Судя по всему, это связано с подготовкой к штурму стратегически важного пункта на территории арабской страны - города Манбидж, находящегося в настоящий момент под контролем курдских террористических организаций.

Чтобы обезопасить себя от турецкого наступления, курдские силы в конце прошлого года достигли договоренности с официальным Дамаском о переходе Манбиджа, расположенного в 85 км к северу от Алеппо, под контроль сирийской правительственной армии. В Манбидже орудуют преимущественно курдские "Силы народной самообороны" (YPG), входящие в Союз демократических сил (SDF). Анкара считает YPG и SDF структурами террористической Рабочей партии Курдистана (ПKK). Согласно данным СМИ, часть боевиков YPG действительно уже покинула город, передав его под управление сирийских войск.

Как известно, Турция продолжает обвинять США в прямой военной поддержке YPG и SDF. Примечательна позиция Анкары на фоне объявленной Дональдом Трампом акции по выводу американских войск с сирийской территории. Турция, рассматривающая курдский терроризм как прямую угрозу собственной безопасности, открыто дает понять о своем стремлении занять после ухода американцев город Манбидж и присоединить его к созданной ранее зоне безопасности в пограничном регионе.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, заявив о намерении взять Манбидж, чтобы "очистить" его от YPG, предложил создать "специальные силы с участием представителей всех слоев сирийского общества" для защиты северо-восточной части страны после ухода американских войск. При этом он добавил, что потребуется "процесс проверки" для выявления боевиков, имеющих связи с террористическими организациями, в частности с YPG.

Глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу, в свою очередь, заявил, что уход военнослужащих США из Сирии не остановит Турцию от проведения новой операции на севере этой арабской республики. А министр обороны Турции Хулуси Акар на встрече в Анкаре с главой объединенного комитета начальников штабов США Джозефом Данфордом призвал Вашингтон к скорейшему выводу сил YPG из сирийского Манбиджа.

В этой связи можно полагать, что Анкара добилась от Вашингтона выполнения согласованной еще в июне прошлого года турецко-американской "дорожной карты", предполагающей отвод курдских формирований из Манбиджа. Данный вопрос должен был найти свое решение в течение полугода, однако Вашингтон намеренно затягивал исполнение сделки. Его форсировало решение Трампа о выводе американских войск из Сирии, на фоне которого Турция и стала наращивать свое военное присутствие в сирийском приграничье.

Между тем Вашингтон не оставляет попыток заставить Анкару учитывать курдский военно-политический фактор в сирийском раскладе. Об этом убедительно свидетельствует заявление Джона Болтона в ходе его визита в Израиль. Советник Трампа дал понять, что США потребуют от Турции, которая, дескать, "воюет с сирийскими курдами", гарантий безопасности для курдских организаций. Более того, Болтон признал, что "защита союзников США", включая YPG, является одной из "целей, которые мы хотим достичь перед выводом войск".

Резкая реакция официальной Анкары на подобный демарш советника Трампа не заставила себя долго ждать. Турецкий лидер Эрдоган, отказав Болтону в приеме в ходе визита последнего в Анкару (встречу с американским советником провел пресс-секретарь аппарата президента Турции Ибрагим Калын), заявил, что не пойдет на компромисс в вопросе борьбы с курдскими террористами. Назвав слова Болтона о войне Турции с сирийскими курдами "подлой клеветой", Эрдоган подчеркнул, что с помощью подобных заявлений американцы пытаются играть на настроениях мировой общественности.

Тем временем разногласия между Анкарой и Вашингтоном продолжают проявляться не только по курдскому вопросу. Турция ясно дает понять, что не согласна с американской политикой в отношении Ирана - не только с санкциями против Исламской Республики, но и с намерением США сколотить антииранскую коалицию, чреватым большими осложнениями и для сирийского урегулирования. О многом говорит заявление министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу в ходе его визита в Москву 29 декабря: "Нравится вам или нет, но Иран является участником сирийского урегулирования. Я говорю это для США и других стран".

 

Экзамен для "треугольника"

Процессы, развернувшиеся на поле сирийской войны после заявления главы Белого дома о выводе американских войск (вне зависимости от того, какой срок отводится на его реализацию), указывают также на то, что они связаны, в том числе, и с намерением США внести раскол в стан иных внешних сил, задействованных в сирийской войне. Примечательно в этой связи интервью полковника американской армии в отставке Дугласа Макгрегора телеканалу Fox News, в котором он подчеркнул, что вывод войск США из Сирии является "хитрым шагом". "Мы должны как можно скорее уйти из Северной Сирии, потому что там находятся десятки тысяч турецких солдат, готовых напасть на курдов-террористов… России придется сделать выбор. Если она впустит Турцию на территорию Сирии, то потеряет влияние на сирийцев и иранцев", - полагает Макгрегор.

Вывод американских войск из Сирии действительно может обернуться серьезным экзаменом на прочность для "треугольника" Россия - Турция - Иран. Эти страны, как известно, выступают в роли гарантов сирийского урегулирования в рамках Астанинского процесса, и во многом благодаря совместным усилиям Москвы, Анкары и Тегерана был достигнут серьезный прорыв в борьбе против ИГИЛ. Прочность "треугольника" будет зависеть от решимости его участников достичь компромисса в условиях, когда Турция, следуя своим национальным интересам, намерена нанести новый удар по курдским террористам, а Россия и Иран, поддерживающие официальные сирийские власти, объективно заинтересованы в переходе всех, в том числе и курдонаселенных, районов Сирии, под контроль Дамаска. Показательно в этом смысле решение командования российской военной группировки в Сирии задействовать патрульных на участке фронта в окрестностях Манбиджа. Тем самым Россия стремится обеспечить необратимый переход сирийского севера под контроль официального Дамаска. И ближайшее время покажет, насколько данная перспектива устроит Анкару с учетом подготавливаемой Москвой полной передачи управления Манбиджем от курдских организаций правительственным силам Сирии.

Турция, во всяком случае, продолжает выражать готовность к дальнейшему активному взаимодействию с Москвой и Тегераном для скорейшего прекращения войны в Сирии. Так, глава МИД Турции выступил за осуществление совместного с Россией и Ираном контроля за выводом американских войск из Сирии, чтобы "освободившееся место" не заняли различные террористические организации. Мевлют Чавушоглу отметил, что Анкара "продолжает совещаться с сирийцами и со всем мировым сообществом" относительно того, как необходимо урегулировать ситуацию в Сирии.

Несомненно, подобные сигналы от Анкары, а также дальнейшие поиски мира в рамках Астанинского процесса под эгидой России, Турции и Ирана - хорошие новости для истерзанного войной и живущего в ожидании скорейшего прекращения кровопролития сирийского народа. Равно как и участившиеся факты признания многими странами, прежде отказывавшими законному правительству Сирии в легитимности, существующих реалий в этой арабской стране. Так, правительство Объединенных Арабских Эмиратов приняло решение возобновить работу своего посольства в Дамаске. Аналогичную готовность выразил и Бахрейн. Наконец, Италия решила восстановить дипломатические отношения с Сирией. Похоже, мир устал от сирийской бойни не меньше самих сирийцев.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

14
Лента новостей