22 Февраля 2019

Пятница, 07:53

ВАЛЮТА

АРМЕНИЯ: СТРАНА РАЗРЕШЕННОГО НАЦИЗМА - ЧАСТЬ VIII

Насколько совпадали планы германских нацистов с ожиданиями армянских?

Автор:

01.02.2019

В предыдущих частях рубрики было уделено много внимания тому, чего конкретно ожидали армянские националисты от своей службы германскому нацизму в годы Второй мировой войны. Если говорить максимально обобщенно, то, во-первых, победы гитлеровской Германии над СССР, во-вторых, приобретения власти через создание на территории нынешней Армении независимого армянского партийного государства по образцу государственного устройства нацистской Германии и, в-третьих, расширения границ "жизненного пространства" для армян. Последнее предполагалось за счет присоединения к Армении территорий Нагорного Карабаха, отторгаемого от Азербайджана, грузинского района Борчалы и областей, именуемых ими "турецкой Арменией". Иными словами, они желали создания за счет военной мощи гитлеровцев нацистского государства для армян, власть над которыми была бы предоставлена им самим, как это случилось в Словакии и Хорватии в 1941 году. Следует отметить, что при этом мы никогда не говорили о том, чего же ждали сами нацисты от находившихся у них на службе армянских националистов, как к ним относились, и вообще, какой конкретно они видели территорию современной Армении в случае разгрома СССР. Итак, насколько же совпадали планы и интересы германских нацистов и армянских националистов?

Ответ на этот вопрос достаточно полно отражен в документах МГБ СССР - в показаниях ранее неоднократно упоминавшегося агента VI управления РСХА (внешний отдел СД) нацистской Германии Петера Камсаракана, который являлся куратором армянских националистов, состоявших на службе у Третьего рейха. Весной 1940 года, когда только начинались переговоры о сотрудничестве между СД и руководством европейских ячеек партии "Дашнакцутюн", в качестве условия коллаборации с Третьим рейхом дашнаки выставили требование создания независимой Армении. Естественно, СД как служба внешней разведки не могла решить этот вопрос, так как это входило в компетенцию высшего партийно-политического руководства нацистов. К тому же война гитлеровской Германии против СССР тогда еще не началась (хотя и планировалась), а потому и не имело смысла продолжать дискуссию на эту тему. Да и армянские националисты к тому времени еще ничем особенным не услужили нацистам, а значит, не имели оснований для торга. Поэтому их вопрос, естественно, повис в воздухе.

Судя по показаниям Камсаракана, осенью 1940 года, вскоре после оккупации вермахтом Северной Франции и Парижа, европейские лидеры дашнаков - Араратьян, Джамальян, Канаян (Дро) и Тер-Арутюнян (Нжде) - были приняты в Берлине главой СД бригадефюрером СС Хайнцем Йостом. Он был одним из организаторов Глейвицкой провокации (известна также как "Операция "Консервы"), ставшей поводом для начала Второй мировой войны. Именно во время этого совещания и были определены функциональные обязанности армянских националистов перед германскими нацистами, определена система взаимодействия, включая вопросы организации связи, передачи разведывательной информации и получения вознаграждения за нее. После аудиенции у бригадефюрера Йоста главари дашнаков пробыли в Берлине еще несколько недель в ожидании приема у будущего унтер-статс-секретаря МИД нацистской Германии Мартина Франца Юлиуса Лютера (руководил вывозом евреев из стран Европы в лагеря смерти). Он занимал в то время должность начальника отдела пропаганды и связей с НСДАП, СД и СС. Тогда такая аудиенция, если верить Камсаракану, не состоялась, что, по факту, означало отсутствие у МИД нацистской Германии какого-либо интереса к идее создания союзной Германии независимой Армении.

Вновь этот вопрос у армянских националистов приобрел актуальность летом 1941 года, когда наступление вермахта на Москву достигло своего апогея, а ощущение скорой победы над советской армией было особенно велико. Они вновь стали активно намекать своим контактерам из СД о необходимости организации встречи с руководителями рейха для прояснения этого вопроса. И такая встреча состоялась в августе 41-го, вскоре после того, как армянские националисты были временно переданы из подчинения СД военной разведке вермахта - абверу. В собственноручных показаниях Камсаракана связанные с этой встречей события были описаны так:

"В связи с военными успехами немцев Дро и Араратьян стали высказывать немцам свое мнение о будущем государственном устройстве Кавказа. Араратьян считал, что из состава трех самостоятельных государств: Армении, Грузии и Азербайджана немцы должны создать федеративное государство под своим протекторатом. Дро с этой мыслью был вполне согласен, но считал, что в состав этого федеративного государства должны быть включены также и богатые районы Северного Кавказа.

При участии Грефе была организована встреча дашнаков - Дро, Араратьяна и Вагана Папазбяна с будущим германским наместником всего Кавказа Шикеданцем, балтийским немцем, ведавшим всеми вопросами кавказских народностей в Восточном министерстве Розенберга. Прием прошел весьма сухо, так как, по всей видимости, ни Шикеданц, ни его ближайшие сотрудники не собирались в какой-либо мере делить свою власть с дашнаками в случае завоевания ими Кавказа. Араратьян при этом передал Шикеданцу написанную им антисоветскую брошюру об армянах в Советской России, обвинявшую СССР в предумышленном уменьшении их численности в сравнении с другими народами Закавказья. Передавая брошюру, Араратьян просил не забывать службу дашнаков немцам.

При обсуждении будущего государственного устройства Закавказья дашнаков весьма смутило намерение немцев, которое я им сообщил со слов Грефе, объединить в единое административное управление калмыков и все народы Кавказа. В этой связи Дро считал, что немцы их недостаточно ценят, так как они, дашнаки, делают для нас все, что в их силах, а взамен же не получают даже никаких гарантий.

Оберштурмбаннфюрер Грефе при случае говорил мне, что такого верного человека, как Араратьян, можно будет, пожалуй, в будущем назначить бургомистром какого-нибудь большого города Армении. Это мнение Грефе Араратьяна очень расстроило, так как он считал, что его следует назначить в будущем, по крайней мере, министром".

Между тем в августе 1942 года ситуация для возможности реализации армянских инициатив в государственных структурах Третьего рейха была уже совершенно иной по сравнению с 1940 годом. 17 июля 1941 года указом Гитлера "О гражданском управлении во вновь оккупированных восточных областях" (Erla$ des Fhhrers hber die Verwaltung der neubesetzten Ostgebiete) было учреждено Имперское министерство оккупированных восточных территорий - Reichsministerium fhr die besetzten Ostgebiete (RMfdbO), известное также как "Восточное министерство". В ходе войны оно занималось гражданским управлением тех захваченных территорий СССР, которые не входили в зону ответственности военного командования. В его центральном аппарате регион Кавказа курировал отдел "I5" или отдел "Кавказ" 1-го главного (политического) управления, которому на месте подчинялся рейхскомиссариат "Кавказ" с центром в Тифлисе. В состав данной структуры входили генеральные комиссариаты "Кубань", "Ставрополь", "Грузия", "Азербайджан", главные комиссариаты "Армения" и "Калмыкия", а также Горский генеральный комиссариат, в который нацисты предполагали включить Дагестан, Чечню и Ингушетию. Как видим, в структуре предполагаемого административного управления Кавказом после его оккупации германскими войсками места для независимого армянского государства не нашлось. Более того, статус Армении в нацистской системе управления регионом был низведен до второразрядной провинции - главного комиссариата, тогда как Азербайджану и Грузии гитлеровцы предполагали предоставить статус перворазрядной провинции - генерального комиссариата. По сути, на протяжении двух лет гитлеровские спецслужбы цинично и расчетливо эксплуатировали самовлюбленность и болезненную веру лидеров армянских националистов в свою исключительность. В нацистской трактовке деления народов на высшие и низшие расы армяне относили себя к юберменшам, то есть к высшей расе, тогда как сами германские нацисты, как оказалось в реальности, относились к армянам как к третьеразрядному народу. В Германии считали, что армяне не способны иметь не только свою государственность, но даже самоуправление под германским протекторатом, в чем они не собирались отказывать иным кавказским народам. Лидеры армянских националистов, успевшие к тому времени зарекомендовать себя верными идейными прислужниками нацистов, рассматривались ими за былые военные или полицейские заслуги лишь как вспомогательный административный персонал среднего или низшего звена - не более того. Вследствие этого армянские националисты, ранее свято верившие в свое высокое предназначение в "обозе" германской армии, испытали глубочайшее разочарование в своих новых хозяевах, однако пути назад у них уже не было.

Официальную точку зрения нацистов в отношении армян сформулировал в 1941 году имперский наместник Кавказа Арно Шикеданц, занимавший в то время две должности: партийную - начальника штаба Внешнеполитического управления НСДАП и государственную - рейхскомиссара Имперского комиссариата Имперского министерства восточных оккупированных территорий. Несмотря на созвучность своей фамилии некоторым армянским, он никогда этническим армянином не был, происходил из потомственных бюргеров Риги и был остзейским немцем. С юношеских лет он был дружен с одним из основателей НСДАП Максом Эрвином фон Шойбнер-Рихтером и своим будущим начальником - рейхсминистром Восточного министерства Альфредом Розенбергом, протекцией и покровительством которых всегда пользовался. В 1927 году он опубликовал книгу "Социал-паразитизм в жизни народов" (Sozialparasitismus im Vюlkerleben), где описывал "разрушительное влияние" евреев на общество, в котором они находятся, после чего стал позиционировать себя специалистом по "еврейскому вопросу", отвечая в НСДАП и Восточном министерстве Розенберга за антисемитскую индоктринацию их структур. Однако в силу своего происхождения и воспитания (до 25 лет Шикеданц являлся подданным Российской империи) его взгляды на управление Кавказом мало отличались от тех, что существовали в годы его молодости на исторической родине. Разница была лишь в том, что на иерархию народов этого региона он смотрел не с позиций русского православного империализма, а с точки зрения германского национал-социализма, и в такой этнической иерархии армяне среди прочих народов Кавказа занимали отнюдь не первое и даже не второе места.

Таким образом, уже в августе 1941 года стало совершенно ясно, что нацисты в случае победы над СССР не будут создавать для армян ни независимой и союзной им Армении (по примеру Словакии или Хорватии), ни автономного анклава в составе рейхскомиссариата "Кавказ", ни даже провинции 1-го класса в форме генерального комиссариата, в котором местному населению предоставляется определенная доля местной административной автономии и самоуправления. Нацисты уготовили Армении свое прямое управление без малейшего шанса на реализацию иллюзорной национальной идеи. Более того, нацисты об этом открыто заявили лидерам армянской диаспоры в Европе, которые стояли в очереди друг за другом для поступления на службу Третьему рейху. В связи с этим возникает вполне логичный и закономерный вопрос: что же тогда двигало Араратьяном, Тер-Арутюняном, Канаяном, Джалальяном, Папазяном и иными руководителями армянских националистических организаций в Европе, намеревающимися пойти в услужение к нацистам, если в реализации якобы святой для них идеи "Великой Армении" им было с порога отказано? 

Получается, что на коллаборационизм с нацистами их подтолкнула не великая национальная мечта, как об этом пытаются сегодня говорить определенные круги Армении, а лишь стремление преодолеть лично в себе ущербную неполноценность и корыстные частнособственнические чувства, в реализации которых им было отказано в цивилизованных странах Европы.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

19
Лента новостей