17 Августа 2019

Суббота, 18:02

ВАЛЮТА

ЗАКОН МЕРТВ, НО НЕ ОТОЗВАН

Власти Гонконга не могут найти общий язык с обществом

Автор:

15.07.2019

Весной-летом этого года Гонконг столкнулся с самым большим политическим кризисом за последние десятилетия. Начало этому было положено в феврале, когда правительство Гонконга внесло на утверждение Законодательного собрания законопроект о внесении изменений в два закона - «О лицах, скрывающихся от правосудия» и «О взаимной правовой помощи по уголовным делам». Изменения понадобились для того, чтобы разрешить передачу людей, скрывающихся от правосудия, в юрисдикции, с которыми Гонконг не имеет соглашения об экстрадиции, включая материковую часть Китая, Тайвань и Макао.

Согласно действующим правилам, Гонконг может подписать соглашение о выдаче преступников с любой страной, кроме Китая и другими территориями, которые Пекин считает своими историческими землями. Чтобы урегулировать данный вопрос с этими тремя странами, нужны изменения в законодательстве.

Необходимость принятия этих изменений именно сейчас правительство Гонконга объяснило проблемой, с которой оно столкнулось из-за так называемого «дела Чан Тонг-кая». Тайвань требует выдачи Чана, молодого парня, обвиняемого в убийстве своей беременной подруги, которое он совершил в прошлом году в Тайбэе.

Однако не вызывает сомнений, что изменения в законодательстве больше необходимы для урегулирования отношений с материковым Китаем.

 

Борьба с инакомыслящими?

Согласно концепции «Одна страна - две системы» справедливо ожидать, что Гонконг и материк наладят намного более тесные отношения друг с другом, чем с иностранными государствами. И учитывая рост трансграничных преступлений, таких как коррупция, незаконный оборот наркотиков, контрафакция и киберпреступления, необходимость какого-либо законодательного определения процесса экстрадиции между Гонконгом и материком становится все более очевидной.

Потому правительство Гонконга и утверждает, что поправки к закону делаются для того, чтобы закрыть юридические лазейки, позволяющие превратить город в убежище для преступников с материка. При этом постоянно подчеркивается, что законопроект не инициирован центральным правительством в Пекине, но оно «решительно поддерживает» правительство Гонконга. Газета ChinaDailyв своей редакционной статье отметила, что «внесение поправок укрепит верховенство закона в Гонконге и обеспечит справедливость».

Однако законопроект об экстрадиции вызвал беспрецедентное сопротивление со стороны всех слоев общества Гонконга - от юристов до правозащитников и иностранных инвесторов (и даже среди сторонников Пекина). Они опасаются, что предлагаемый закон об экстрадиции будет использоваться властями для борьбы с инакомыслящими. По их мнению, в нем недостаточно условий, гарантирующих справедливые судебные разбирательства и защиту прав человека. Законопроект в его нынешнем виде может позволить Пекину просить правительство Гонконга выдавать политических диссидентов, борцов за гражданские права и критиков китайского правительства для осуждения их в континентальных судах. Многие предполагают даже, что это означает конец политики «Одна страна - две системы».

Противники законопроекта напоминают и о том, что на материке отсутствуют механизмы защиты прав человека. Пекин еще не ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах, хотя подписал его в 1998 году. При этом данный пакт отражен в Конституции Гонконга.

Согласно действующим в Гонконге договорам с другими странами, правительство может окончательно утвердить экстрадицию только после того, как оно прошло надлежащие юридические процедуры, включая судебные слушания и апелляции. По новому законопроекту местные суды будут рассматривать лишь наличие достаточных доказательств для осуждения подозреваемого. Новый законопроект также значительно уменьшает роль Законодательного совета в надзоре за процессом выдачи.

Некоторые влиятельные бизнес-группы утверждают, что законопроект, в случае его принятия, нанесет ущерб конкурентоспособности Гонконга, в то время как иностранные инвесторы в городе опасаются, что Пекин может использовать его против иностранных граждан, которые работают или ездят в Гонконг. Как сообщает Reutersсо ссылкой на финансовых консультантов, банкиров и юристов, некоторые гонконгские бизнесмены уже начали перемещать активы за границу из-за обеспокоенности по поводу закона об экстрадиции.

 

Избалованные дети

Итак, законопроект был внесен в Законодательный совет 3 апреля, как и было запланировано, хотя в воскресенье, 31 марта более 12 тысяч человек вышли на улицы, протестуя против него.

В дальнейшем протесты стали только нарастать, регулярно собирая на центральных улицах города все больше и больше людей. Правительство стояло на своем, продолжая настаивать на ратификации законопроекта. В свою очередь жители Гонконга все активней выражали свое недовольство.

Кульминацией противостояния можно считать 9 июня, когда на улицы вышло более одного миллиона человек. При разгоне демонстрантов полиция применила дубинки, резиновые пули и слезоточивый газ. Были арестованы одиннадцать человек по обвинению в организации массовых беспорядков.

 15 июня под давлением массовых протестов, продолжавшихся несколько недель, глава администрации Гонконга Кэрри Лам вынуждена была обещать приостановить на неопределенное время рассмотрение законопроекта. Но одновременно назвала новый закон жизненно важным для безопасности и обещала повторно запустить улучшенную версию после дальнейших консультаций. В своих публичных выступлениях она также преуменьшала масштабы демонстраций и неоднократно заявляла, что применение силы полицией было оборонительным. Более того, она назвала протестующих «избалованными детьми», тем самым лишь подлив масла в огонь недовольства.

Ответом стала новая демонстрация сразу на следующий день, но уже с участием более двух миллионов людей. Это почти 30% жителей Гонконга. А 1 июля, в годовщину передачи суверенитета Гонконга Китаю, небольшая часть протестующих ворвалась в здание парламента и устроила там погром.

 

Международная реакция

Приостановление процедуры принятия законопроекта не положило конец и дипломатическим скандалам - словесная война между Китаем, с одной стороны, и Великобританией, США и прочих стран - с другой разгорается по мере нарастания напряженности в Гонконге.

Спикер Палаты представителей США Нэнси Пелоси заявила, что если законопроект об экстрадиции примут, у Конгресса США не будет иного выбора, кроме как рассмотреть вопрос о том, обладает ли Гонконг достаточной автономией. Что может повлечь за собой санкции. Пелоси считает, что законопроект «ставит под угрозу безопасность   85 000 американцев, живущих в Гонконге». «Закон о выдаче ставит под угрозу и прочные отношения между США и Гонконгом, которые процветали в течение двух десятилетий», - добавила она.

США являются вторым по величине торговым партнером Гонконга. Объем торговли товарами и услугами между ними в 2017 году составил $69 млрд. 18,3% всех иностранных компаний, имеющих региональные штаб-квартиры или офисы в городе, являются американскими.

Министры иностранных дел Великобритании и Канады опубликовали совместное заявление, в котором выразили обеспокоенность по поводу потенциального влияния законопроекта о выдаче на своих граждан, а также «доверие бизнеса и международной репутации Гонконга».

Во время недавнего саммита G20 в Японии президент Си Цзиньпин вынужден был лично выслушивать замечания от других лидеров по поводу обстановки в Гонконге.

Естественно, Китай выступил с резким осуждением «иностранного вмешательства» в дела Гонконга, обвинив иностранных политиков и дипломатов в разжигании беспорядков в городе. «Некоторые западные политики открыто поддерживают антикитайские и гонконгские элементы, - говорится в заявлении МИД. - Гонконг - это чисто внутреннее дело Китая. Никакая нация, организация или частное лицо не могут вмешиваться».

 

Неподходящее время

Резко выступая на международной арене, Пекин старается все же активно не вмешиваться в происходящее в Гонконге, осознавая уникальную роль Гонконга в приобретении стратегических технологий, интернационализации юаня и объединении с Тайванем.

Однако серьезность ситуации была оценена моментально, и уже в начале апреля Пекин начал внимательно изучать настроения разных слоев общества Гонконга, в том числе оппозиционно настроенных к нынешнему руководству города. К примеру, о том, что посланники с материка интересовались его мнением по поводу возможных последствий массовых акций протеста, сообщил тогда еще журналистам ветеран Демпартии Джеймс То Кун-сун.

Представители Пекина встречались также с лидерами крупнейших местных деловых организаций, таких как Генеральная торговая палата, Китайская ассоциация производителей Гонконга, Федерация промышленности, ассоциации производителей, импортеров и экспортеров, а также др.

Как выяснилось, к неудовольствию центрального правительства местное деловое сообщество, всегда считавшееся сторонником истеблишмента и дружественных отношений с Пекином, практически единогласно выступает против законопроекта.

Гонконг, похоже, выбрал неподходящее время для внесения законопроекта, который затрагивает интересы как местного, так и иностранного бизнеса. Это поставило Пекин в неловкое положение на международной арене и повлияло на его отношения не только с США, с которыми он находится в состоянии торговой войны, но и с другими западными странами.

 

Механизм управления разрушен

9 июля Кэрри Лам заявила, что законопроект, который разрешил бы экстрадицию в материковую часть Китая, «мертв».

Однако в обществе это восприняли как попытку правительства вновь обмануть людей. «Законопроект мертв, это политическое описание, а не законодательный язык», - заявил Би-би-си депутат от Гражданской партии Элвин Йеунг, добавив, что законопроект технически все еще находится в процессе второго чтения.

По сути, глава администрации Гонконга до сих пор не выполнила ни одного из пяти требований протестующих: отзыв законопроекта, освобождение арестованных на предыдущих митингах, независимое расследование жестких действий полиции, изменение избирательной системы, а также ее отставка.

А раз так, то силовое противостояние в обществе сохранится еще на неопределенное время. Политический кризис в Гонконге, несомненно, углубляется. Ситуация с законопроектом об экстрадиции показывает, что механизм управления одного из ведущих финансовых центров мира практически разрушен. И, похоже, пока никто так и не знает, что придет ему на смену.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

6