21 Сентября 2019

Суббота, 11:42

ВАЛЮТА

ОРМУЗСКАЯ УГРОЗА

Противостояние между Ираном и Западом накаляется до предела

Автор:

01.08.2019

События вокруг Ирана приобретают все более угрожающий характер с точки зрения интересов регионального и глобального мира. Причем кризис развивается как в плоскости краха соответствующих международных договоренностей, так и силовых акций и масштабных военных приготовлений с обеих сторон.

 

Танкерные разборки

Ровно месяц назад президент США Дональд Трамп остановился в шаге от практически уже принятого решения ударить по Ирану в качестве наказания за сбитый им американский беспилотник. Однако эта отмена силового удара не исключила угрозы самой войны, готовой в любой момент вспыхнуть между США и их союзниками, с одной стороны, и Исламской Республикой - с другой.

В последние недели эпицентром нарастающего противостояния стал Ормузский пролив. События являются своего рода продолжением «танкерных» выпадов: с начала лета США и Саудовская Аравия неоднократно обвиняли иранцев в атаках на суда в Оманском и Персидском заливах, хотя сам Тегеран и отрицает совершение им подобных действий. Зато достоверно зафиксированным фактом стало задержание в начале июля Великобританией иранского танкера Grace 1 в Гибралтарском проливе. В качестве мотива данного шага было названо то, что танкер, якобы, вез иранскую нефть на нефтеперерабатывающий завод в Сирии в нарушение санкций США и Евросоюза.

Иранские власти пообещали дать симметричный ответ на действия Лондона. Таковым, судя по всему, и стали осуществленная две недели спустя задержка Корпусом стражей исламской революции (КСИР) британского нефтяного танкера StenaImperoв Ормузском проливе и последующее сопровождение его в порт Бендер-Аббас. Тегеран утверждает, что танкер был задержан за нарушение международного морского права.

Реакция Лондона на действия иранцев оказалась предсказуемо резкой. Глава МИД Великобритании заявил, что Иран ждут последствия, если StenaImperoне будет освобожден в ближайшее время. Лондон расценил захват своего танкера, как «незаконное вмешательство», «враждебный акт».

Между тем «танкерный» конфликт между Соединенным Королевством и Исламской Республикой - лишь один из сюжетов бурно развивающегося международного кризиса вокруг Ирана.

Ормузский пролив не случайно стал одним из активных очагов противостояния между Западом и Ираном. Через территориальные воды Ирана и Омана в этом проливе должны проходить все крупные суда. Этого требуют Конвенция ООН по морскому праву и ее положения о транзитных проходах. Данное обстоятельство учитывается при транспортировке по этому водоему четверти всей мировой нефти, поэтому США и их союзники заинтересованы в обеспечении свободной навигации судов в Ормузском проливе. Иран, со своей стороны, дает понять, что столь важный канал снабжения мира «черным золотом», как Ормузский пролив, он не прочь использовать в качестве давления на те силы, которые пытаются заставить ИРИ поступиться своими национальными интересами. В частности, по вопросу ее ядерной программы.

Ситуация вокруг Ирана стала резко накаляться как раз после того, как в мае прошлого года Соединенные Штаты вышли из международной сделки по иранской ядерной программе, ограничившей ядерные разработки Тегерана в обмен на отмену антииранских санкций. Ровно год спустя власти Ирана заявили о приостановлении части своих обязательств по ядерной сделке в ответ на неполное исполнение обязательств другими участниками соглашения. В частности, иранцы выражают свое недовольство тем, что другие участники сделки - Великобритания, Франция, Германия, Россия и Китай - не предпринимают конкретных шагов с целью компенсировать Исламской Республике ущерб от санкций США.

Попытка спасти Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) - соглашение между Ираном и «шестеркой» международных переговорщиков - была предпринята на встрече представителей стран-участниц в Вене. Однако переговоры в австрийской столице лишь подтвердили, что остальные участники СВПД хоть и подвергают критике США за выход из сделки с Ираном, все же не намерены вступать с Вашингтоном в конфронтацию по данному вопросу. Более того, Иран убедился в том, что европейские страны, Россия и Китай будут де-факто продолжать соблюдать американские санкции. Не удивляет, что сразу после Венской встречи глава МИД ИРИ Мохаммад Джавад Зариф заявил, что запасы обогащенного до 3,67% урана в стране превысили предусмотренный ядерной сделкой объем в 300 кг. Это заявление, по сути, свидетельствовало о выходе Ирана из сделки.

 

Удар неизбежен?

В условиях фактического краха международного соглашения по вопросу ядерной программы Ирана продолжает раскручиваться непосредственно противостояние между Вашингтоном и Тегераном, чреватое новой большой войной на Ближнем Востоке. В ответ на подтверждение американским президентом Дональдом Трампом возможности нанесения удара по Ирану власти Исламской Республики вновь пригрозили атакой на ближайшего союзника США. Громкий резонанс вызвало предупреждение главы комиссии по национальной безопасности и внешней политике иранского парламента Мохтабы Зоннур о том, что «если США нападут на нас, Израилю останется жить только полчаса».

Серьезному обострению региональной ситуации способствуют усиленные приготовления США к возможной силовой операции против Ирана. В этой связи можно указать на переброску американских истребителей пятого поколения F-22 на расположенную в Катаре авиабазу Аль-Удейд - крупнейший плацдарм США на Ближнем Востоке. На этом военном объекте находятся 13 тысяч американских военнослужащих и более чем 100 боевых самолетов.

Кроме того, ближайший союзник США в регионе Персидского залива - Саудовская Аравия - согласился разместить на своей территории американский военный контингент. Мировые СМИ уже сообщили о направлении Вашингтоном сотен своих солдат, военных самолетов, а также ракетных систем в Саудовскую Аравию.

Наконец, на фоне «танкерных» выпадов Лондона и Тегерана Вашингтон прибег и к такой акции военно-политического давления, как объявление о создании коалиции по патрулированию Ормузского пролива.

Однако, анализируя возможность полномасштабного антииранского наступления в нынешних условиях, большинство экспертов все же сходятся в мысли о серьезных сдерживающих факторах, стоящих на пути США. Прежде всего это, конечно же, мощь самого Ирана, обладающего полумиллионными вооруженными силами и способного атаковать американские военные цели в Персидском заливе.

Другой немаловажный фактор заключается в том, что для полной победы США в возможной войне с Ираном нужна будет наземная операция. Однако в нынешних условиях ни одно из государств, непосредственно граничащих с Ираном, не позволит сухопутным войскам США и их союзников использовать свою территорию для атаки на Иран. В этом смысле особо упоминается Азербайджан, не только категорично заявляющий о невозможности использования своей территории для нанесения силового удара по Исламской Республике, но и заключивший с Тегераном двусторонние соглашения о сотрудничестве в военной и разведывательной сферах.

Тем не менее, нельзя исключать того, что США прибегнут к различным формам «ограниченной войны», включая избирательные ракетные удары по определенным целям на территории Ирана. Вопрос лишь в том, решится ли на это президент США Дональд Трамп, который, даже при всем желании положить конец «иранской проблеме», судя по всему, осознает непредсказуемость последствий силового сценария против Ирана с точки зрения интересов Вашингтона и его союзников, прежде всего Израиля.

Нельзя обойти в этой связи вопрос о явных трениях внутри американской администрации по иранскому вопросу. Известно, что радикально-агрессивной позиции в отношении к Исламской Республике придерживается влиятельный советник Трампа Джон Болтон. Не случайно министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф обвинил именно Болтона в провоцировании международной напряженности вокруг ИРИ.

В условиях, когда над Ближним Востоком, да и всем миром висит дамоклов меч накаляющегося до предела американо-иранского противостояния, единственную, хоть и ничтожно маленькую, надежду на «обратный ход» событий дает разве что озвученный президентом Ирана Хасаном Рухани призыв к Соединенным Штатам сесть за стол переговоров и вернуться к исполнению ядерной сделки. Рухани заверил, что Иран останется приверженным СВПД и будет следовать ему «на 100%», как только другие участники соглашения «сделают то же самое». Однако полноценное возвращение к сделке, которое действительно могло бы сыграть спасительную роль для судеб региона, являющегося колыбелью человеческой цивилизации, кажется, к сожалению, маловероятным в условиях развития конфликтов, подобных «танкерным».



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

23