23 Октября 2019

Среда, 22:32

ВАЛЮТА

ВРЕМЯ, ЧЕЛОВЕК, ХУДОЖНИК

В документалистике режиссера Мурада Ибрагимбекова, представленной в Баку, использована выразительная кинометафора

Автор:

15.09.2019

Мурад Максуд оглу Ибрагимбеков. Выпускник ВГИКа. Режиссер, сценарист, актер, писатель. В арсенале - художественные фильмы, документальное кино, документально-игровой фильм, несколько сыгранных киноролей, повесть и рассказы. Имеет множественные призы и награды различных международных кинофестивалей, в том числе премию «Ника» (2003) за лучший неигровой фильм («Нефть») и кинопремию Союза кинематографистов Азербайджана за трилогию «Человек» (2019). Для Мурада Ибрагимбекова прошедшее лето было ознаменовано двумя событиями - вручением кинопремии и презентацией в Баку в Доме кино его документальных фильмов «Человек» и «Мой Дагестан. Исповедь».

 

Трилогия «Нефть»

Начало прошлого века. Электричка. Люди: женщины в чадрах, мужчины. Встык кадр: лошадь с напряжением идет по кругу, вращая механизм, пробивающий земные недра, чтобы высвободить оттуда черные потоки вязкой жидкости. Нефть! Так начинается первый фильм трилогии, фильм, где нет сопровождающего текста, но есть убедительный, подробный, выразительно-эмоциональный киноряд, позволяющий вычитать мысль режиссера до мельчайших подробностей. Помните, у русского советского писателя, прозаика Бориса Пильняка описание добычи апшеронской нефти? «Здесь выкачивают из земли нефть. Тот огонь, что горел столетьями в храме огнепоклонников, на ближайшей фабричке теперь превращается в бензин. Сюда, в эти места древностей, на Апшеронский переулок Каспийского моря, на большую дорогу времени, - понаехали, пришли сотни тысяч людей, рабочих и инженеров, русских, украинцев, азербайджанцев, иранцев, турок, немцев, - чтобы добывать недра…» Писатель спел оду человеку, сумевшему проникнуть в недра земли и покорить их. А в начале XXI века кинорежиссер Мурад Ибрагимбеков рассматривает взаимоотношения между нефтью и человечеством в обратном порядке: власть нефти постепенно превращает Человека в своего раба. Одержимость «черным золотом» становится не столько двигателем прогресса, сколько самоцелью. И вот человечество уже с алчностью «пожирает» недра, все больше и больше выкачивая оттуда черную маслянистую жидкость! Черная, тягучая маслянистая жидкость получила такую власть над людьми, которую вряд ли во все исторические времена имел кто-то из смертных! Об этом размышления режиссера фильма, который использует хронику разных времен, чтобы проследить вторжение «ши йоу» (горное масло - так называют нефть китайцы, добывающие ее с 347 г. н.э.) не только в быт человека разумного, но и в сознание. Как это происходит, режиссер прослеживает во втором фильме трилогии.

 

«Цивилизация»

Нефть известна людям с древних времен. Ее использовали и в Древнем Вавилоне, и в Древнем Египте, и в Византии. При строительстве дорог, зданий, герметизации морских судов, для освещения и отопления помещений и т.д. Люди XX века шагнули значительно дальше, превратив нефть в мощный двигатель по развитию технологий во всех сферах своей жизнедеятельности. Цитата из «Города ветров» Пильняка: «Ибо в цивилизации человечества теперешней эпохи бензин и мазут - бензины, мазуты, газолины, гудроны, лигроины, машинное масло, мылонафт, парафин, асфальт - кидают в небо самолеты, движут по океанам корабли». Но при написании этого романа автор еще не знал, что кроме перечисленного им человечество изобретет и возьмет на вооружение и танки, и подводные лодки, и ракеты, и Бог знает что еще! Хорошо бы только в мирных целях, тогда можно было бы спеть оду нефти как веществу, облагородившему Человека и мир вокруг него. Но нет! Человечество не выдержало испытание нефтью. Она взяла верх и оказалась победителем в неравной схватке с духом несовершенного человека, сделав человека разумного своим рабом. И, управляя его сознанием, превратила в орудие самоистребления. Об этом - третья часть документального фильма.

 

«Человек»

Изобретательность человеческого разума по части самоистребления уникальна. Оружия оказалось недостаточно для того, чтобы сражаться с себе подобными за владение недрами. Нефть подталкивала и гнала Человека Разумного на новые «подвиги» по истреблению себе подобных - появились концентрационные лагеря, атомные бомбы, напалм и т.д. Она как будто нашептывала: «Иди и убей!», «Иди и возьми!», «Все, что возьмешь, - будет твоим!» И как тут не поверить эзотерикам, утверждающим, что нефть является живой энергетической субстанцией, способной управлять человечеством с дьявольской силой и изобретательностью? Дети и старики, мужчины и женщины приносятся в жертву одержимости, и человечество изобретает новое слово, констатирующее факт физического истребления по расовому, национальному и религиозному признаку. Это - геноцид! Потом появляются более конкретные определения - холокост, этноцид, погром, мориори, военное преступление, геноцид индейцев, истребление курдского населения Северного Ирака, истребление жителей Ходжалы и Нагорного Карабаха, массовая резня в Руанде, массовое убийство боснийских мусульман. Куда уж дальше? Но нет! Человечество продолжает изобретать и наращивать то, что может опустошить планету! Одержимость к самоистреблению не ушла в прошлое. Она живуча, как нефть. И вот здесь можно было бы поставить знак равенства, если бы не финал. В Мировом океане, как в околоплодных водах женского лона, появляется новая жизнь! Вот Малыш уверенно и красиво движется на объектив камеры и, широко распахнув глазки, смотрит на нас, как будто спрашивает: «Что дальше?» А и правда: что? Может быть, именно сейчас, в период своей «успешной» деградации, человечеству, погрязшему в мировом хаосе, пора остановиться. Иначе все опять придется начинать с нуля. С Адама и Евы. И, может быть, прав был герой романа Курбана Саида, мечтавший засыпать все нефтяные скважины землей и засеять эту землю пшеницей, чтобы все, кто рвется к нефти и развязывает войны, утратили это желание навсегда…

                    

«Мой Дагестан. Исповедь»

Предложение снять фильм об известном советском поэте из Дагестана Расуле Гамзатове, по словам Мурада Ибрагимбекова, пришло как нельзя кстати. Он, как и любой художник, переживал кризис. Работа над этим проектом привнесла в его творческую и профессиональную жизнь много нового и интересного. В процессе он лучше узнал Кавказ, открыв для себя те его особенности, о которых даже не подозревал прежде.

В основу сценария, написанного Рустамом Ибрагимбековым в соавторстве с экс-главой Дагестана Рамазаном Абдулатиповым, легла книга Расула Гамзатова «Мой Дагестан». Родился поэт, писатель, публицист Расул Гамзатов в горном селении Цада Хунзахского района. Фильм был приурочен к 90-летию со дня рождения Гамзатова. 

Съемки проходили в родном селе поэта, в Махачкале и Дербенте. В фильме заняты актеры Гаджи Ибрагимов, Гусейн Казиев, Хадижат Джамалудинова, Вахтанг Кикабидзе и другие. Голос за кадром принадлежит народному артисту СССР Василию Лановому. И надо сказать - это не просто голос. Это живой реальный персонаж. Кажется, что это сам Расул, с которым был дружен и Лановой, ведет доверительный, задушевный разговор со зрителем, рассказывая не столько о себе самом, сколько о том, что такое быть горцем. И кажется, что только после просмотра этого фильма начинаешь понимать поэзию Расула Гамзатова. 

 

Кодекс горца

Сценарист и режиссер ненавязчиво ведут нас за мыслью и чувством Расула. Кажется, будто он говорит именно с вами и именно вам поверяет свои мысли и чувства о родине, матери, отце, друзьях, женщинах, пробуждающих Любовь, о своей жене Патимат и т.д. и т.д. И вы вдруг понимаете, что нравственный кодекс горца, который передается от отца к сыну, - это не просто красивые слова, а стиль и образ жизни. Ничто в жизни горца не бывает случайным: ни птица, пролетающая в небе, ни надпись на колыбели новорожденного ребенка, ни мысль, рожденная движением души.

Как растет мальчик, превращающийся в мужчину? Как стареет мужчина, осознающий степень и меру своей ответственности за дом и семью, за друзей и Отечество? Об этом мысли и чувства Расула Гамзатова - поэта и прозаика XX века, которыми он раскрывает нам душу своего горского народа, природу его ментальных особенностей.

Мир поэта и мир человека здесь сливаются воедино, превращая зрителей в друзей-собеседников. Художественно-документальный фильм, фильм-портрет, фильм-исследование - вот что такое «Мой Дагестан. Исповедь». Несомненная удача режиссера и сценариста, открывших Дагестан для миллионов зрителей, которые все еще смотрят на Северный Кавказ как на непознанный, а потому устрашающий мир. Мифы о бородатых горцах с ружьем на плече живут со времен Лермонтова. Авторы фильма посредством гамзатовского творчества развеяли этот устойчивый миф.

Расул Гамзатов умер в ноябре 2003 года, не сумев понять, почему, по какой причине, по чьему злому умыслу не стало его страны, сыном которой он был, и почему его многочисленные друзья, живущие в бывших республиках Союза, вдруг стали его «зарубежными» друзьями? Этот вопрос мучил поэта до конца его дней. Он не мог смириться ни с распадом СССР, ни со смертью любимой жены Патимат.

Это не единственный фильм о дагестанском поэте. Но фильм нашего соотечественника единственный из всех сумел выйти за рамки простого биографического повествования, поднявшись до уровня выразительного художественного обобщения: Время - Человек - Художник.

В Доме кино будут продолжены показы фильмов, отличающихся оригинальной трактовкой, нестандартным подходом к любой современной проблеме и теме. Дом кино готов предоставить свою площадку для просмотра экспериментальных фильмов, в том числе и молодым начинающим кинорежиссерам, кинокритикам и сценаристам.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

8