23 Октября 2019

Среда, 22:57

ВАЛЮТА

«ХУДШИЙ СЦЕНАРИЙ»

Brexit довел Британию до политического, а возможно, и конституционного кризиса

Автор:

15.09.2019

«Беспорядки на улицах, протесты по всей стране, волнения на границе, рост цен на продукты питания и топливо, сокращение поставок медикаментов, закрытие некоторых предприятий, рост безработицы…»

Месяц назад газета The Sunday Times опубликовала попавший в ее распоряжение засекреченный правительственный документ на пяти страницах под кодовым названием Yellow hammer («Желтый молоток»). В нем все вышеперечисленное называлось «базовым сценарием» в случае выхода Великобритании из ЕС без соглашения. Правительство выступило с опровержением, говоря, что газета сгустила краски.

Парламент страны решил в этом разобраться и потребовал от правительства публикации «правильной» версии секретного плана Yellow hammer. На днях пятистраничный документ был предан гласности, и что самое интересное, он повторяет слово в слово напечатанное The Sunday Times. С одной лишь поправкой. Текст был озаглавлен не как «базовый», а «худший» сценарий. Наверное, для того, чтобы не слишком возбуждать общественность. Ведь эти прогнозы сильно контрастируют с теми заявлениями, что делает премьер-министр Борис Джонсон, уверяющий, что ничего серьезного от резкого разрыва отношений с ЕС не произойдет и страна к нему готова.

 

Национальные интересы

Возглавив правительство, Джонсон на переговорах с ЕС решил избрать тактику устрашения, заявляя, что Британия выйдет из Союза 31 октября, как и было условлено, даже если соглашение достигнуто не будет. Однако его порыв не был понят и одобрен не только оппонентами - лейбористами и либеральными демократами, но и многими однопартийцами. Стало понятно, что парламент не одобрит выход из ЕС без соглашения.

Тогда премьер решил пойти ва-банк, приостановив работу парламента на целых 5 недель - с 9 сентября по 14 октября. Официальная версия правительства - это время нужно ему для подготовки тронной речи королевы Елизаветы II, которую он наметил на 14 октября. По сути, приостановка работы парламента для подготовки «речи королевы» - обычная традиция в Великобритании, однако это бывает не раньше, чем на неделю, да и в начале весны. Тем не менее, просьба на одобрение этого решения была направлена королеве, и та, следуя традиции, подписала ее.

Расчет Джонсона был прост - за неделю, а парламент после летних каникул приступил к работе лишь 2 сентября, оппозиция, находясь в меньшинстве, не сможет провести сколько-нибудь значащие решения против правительства. Ну и после 14 октября до часа «X» тоже останется немного времени.

Но, видно, не все рассчитал премьер. За эту неделю парламенту удалось не только принять закон о запрете «жесткого Брекзита», прошедший ратификацию нижней палаты, Палаты лордов и подписанный королевой, но и дважды отклонить требование премьера о досрочных выборах 15 октября. 

Надо отметить, что к началу осенней сессии у тори в парламенте оставался перевес лишь в один голос. Но в первый же день, прямо перед началом голосования о судьбе Brexit, консерватор Филипп Ли демонстративно перешел в партию либерал-демократов, лишив тори большинства. По результатам голосования же выяснилось, что еще 21 депутат от консерваторов проголосовал против своей партии. Джонсон исключил их всех из консервативной фракции парламента, пообещав не выдвигать их от партии на следующих выборах. Кстати, среди исключенных тори оказался и Николас Сомс, внук Уинстона Черчилля, на которого Джонсон усиленно старается быть похожим.

«Это недальновидное исключение моих коллег лишило партию широких взглядов и преданных депутатов-консерваторов. Я не могу поддержать этот акт политического вандализма. Это посягательство на порядочность и демократию», - написала в твиттере министр труда и пенсий Эмбер Радд, заявив, что уходит не только из правительства Джонсона, но и из партии в знак протеста. Ушел из правительства и Джозеф Джонсон, родной брат премьера, который объяснил свое решение в довольно резкой и откровенной форме, сказав, что он сделал выбор между «преданностью семье и национальными интересами». Многие крупные функционеры тори стали опасаться, что действия Джонсона приведут к расколу партии.

 

Что может королева?

Еще больший резонанс в обществе получило непосредственно само обращение премьера к королеве Елизавете II с просьбой о приостановке работы парламента. Мнения разделились. Одни считают, что у королевы, одобрившей просьбу, не было другого выхода, так как эта процедура обычная и ее подпись вроде как дань традициям. Другие говорят, что традиции здесь ни при чем, ведь решается будущее всей страны.

По мнению Роберта Лейси, королевского историка, у королевы не было большого выбора в этом вопросе. Традиция требует, чтобы она удовлетворила просьбу премьер-министра. 

Поскольку в стране нет письменной конституции, роль королевы в общественной жизни и то, что на самом деле означают ее церемониальные полномочия, нигде четко не зафиксировано. 

Последний раз британский монарх отказывался следовать советам своего правительства в 1936 году, когда король Эдуард VIII хотел жениться на американке Уоллис Симпсон, разведенной со своим первым мужем и добивавшейся развода со вторым. Закончилось это отречением монарха от престола.

Согласно той же традиции, согласие королевы необходимо для превращения любого законопроекта в действительный закон. После того как предложенный закон прошел через обе палаты парламента, он направляется на «королевское согласие». Последним британским монархом, который отказался предоставить королевское согласие, была королева Анна в 1708 году.

Королева ранее обладала полномочиями распустить парламент и назначить всеобщие выборы, но закон о парламентских выборах с фиксированным сроком положил этому конец в 2011 году. Теперь для роспуска Палаты общин до завершения пятилетнего срока требуется две трети голосов парламента.

Однако юристы, согласные с тем, что подавляющее большинство прерогативных полномочий королевы передано кабинету министров и парламенту, утверждают, что есть одно исключение, которое позволяет ей воспользоваться своей властью. Те же традиции гласят, что только «в серьезном конституционном кризисе» суверен может «действовать вопреки советам министров или без них». В современной истории такого прецедента еще не было.

В то же время многие признают, что хотя королева могла - и, возможно, должна была отклонить просьбу Джонсона о приостановлении парламента, - если бы она сделала это, то спровоцировала бы конституционный кризис.

Споры на эту тему накалили общество до такой степени, что поднялся вопрос о необходимости, наконец, Великобритании иметь письменную конституцию. Причем в этом вопросе мнения многих представителей всех представленных в парламенте партий совпадают. Они говорят о том, что традиции, согласно которым полномочия органов государства, принципы взаимоотношений государственных органов между собой и гражданами определяются на основе принимаемых законов, прецедентов и конституционных обычаев, годились, возможно, до 19 века, но никак не для 21. «Мы не можем управлять такой страной, нам нужна письменная конституция», - считает, к примеру, депутат-консерватор Рори Стюарт. 

Правда, есть одно «но». Хотя немногие призывают к прекращению монархии, создание письменной конституции может окончательно лишить ее каких-либо полномочий, сохранив декоративную роль короны.

 

Вражда нарастает

Пока идут споры, какими полномочиями обладает королева, противостояние исполнительной и законодательной властей в Великобритании набирает обороты. 

С одной стороны, премьер-министр заявляет, что скорее «помрет в канаве», чем выполнит требование парламента обратиться с просьбой к ЕС об еще одной отсрочке - теперь до 31 января следующего года. С другой - депутаты подали иски в суды разных инстанций на решение Джонсона приостановить работу парламента. 

Причем, чтобы не подставлять королеву, тем более что монарх в Британии в принципе неподсуден, иски формулируются таким образом, что вина полностью лежит на премьер-министре, который «ввел королеву в заблуждение», посоветовав ей приостановить работу парламента. В них утверждается, что премьер врал, объясняя это необходимостью подготовки новой программы правительства, и что это никак не связано с Brexit. Реальная же подоплека его действий - помешать парламенту повлиять на решение о выходе из ЕС без соглашения.

Одновременно британские законодатели готовят судебные иски на случай, если премьер-министр попытается не исполнить их решение.

 

Вариантов немного

Как считают в Великобритании, после поражения в парламенте у Бориса Джонсона осталось немного вариантов:

1. Проигнорировать закон. Борис Джонсон сказал, что он не выполнит указаний парламента добиваться продления статьи 50 Устава ЕС. Иски против него, апелляции, рассматривание в судах - все это может затянуться надолго. А там, глядишь, и 31 октября наступит. И гарантированный выход без соглашения. В данном случае победа Джонсону не обеспечена, но вот партия консерваторов развалится наверняка.

2. Уйти в отставку. Джонсон может уйти в отставку с поста премьер-министра с тактической целью - позволить возможному временному преемнику Джереми Корбину поехать в Брюссель, чтобы просить отсрочку. А потом победить на внеочередных выборах. Но где уверенность, что королева назначит Корбина временным премьером? В противном случае эта тактика может предоставить оппозиции дополнительные преимущества.

3. Вето ЕС. Премьер вынужденно просит Брюссель о продлении, но договаривается с одной из стран, что она воспользуется правом вето при голосовании. Для принятия решения необходимо согласие всех 27 стран - членов ЕС. Но на такую авантюру вряд ли кто согласится.

4. Ну и самый желаемый для всех вариант - за оставшиеся дни согласовать с ЕС взаимоприемлемые изменения в договоре. Однако при отсутствии у правящей партии большинства в парламенте премьеру будет сложно убедить Брюссель в том, что возможные уступки с их стороны будут иметь хоть какой-то смысл. 

Вывод: политический кризис в Великобритании в ближайший месяц будет набирать обороты, и соглашение с ЕС здесь играет уже второстепенную роль.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

9