23 Октября 2019

Среда, 23:00

ВАЛЮТА

В АПОГЕЕ СИРИЙСКОГО КОНФЛИКТА

Карта борьбы мировых держав за власть в регионе

Автор:

15.09.2019

Похоже, что конфликт в Сирии достиг своего заключительного этапа. Но битва еще не окончена. Северная часть страны все еще остается ареной кровавых боевых действий. Сейчас главный этап сирийского конфликта разворачивается на севере, отличающемся чрезвычайной запутанностью происходящих там событий в силу многочисленности борющихся там военных группировок и официальных сил иностранных держав.

 

Дислокация сил противоборствующих сторон

Северная граница Сирии - это 900-километровая полоса, отделяющая страну от Турции и протягивающаяся от границы с Ираком на востоке до Средиземного моря на западе. Сюда входят три курдские области, а также районы Манбидж, Алеппо, Африн, Идлиб и Латакия. Часть приграничной полосы от Ирака до Джераблуса в настоящее время контролируется курдами. Эта область охватывает примерно 22-25% территории Сирии.

В августе 2016 года в рамках военной операции «Щит Евфрата» турецкая армия освободила от ИГИЛ территорию протяженностью около ста километров к западу от Джераблуса в направлении Африна. В настоящий момент этот участок находится под контролем союзных сил оппозиции. В 2018 году в результате операции «Оливковая ветвь», проведенной совместно с союзными вооруженными отрядами сирийской оппозиции, турецкая армия также освободила от курдов Афринский район.

Идлибская область охватывает территорию от Африна до Латакии на западе, оставаясь единственной административной единицей, контролируемой оппозиционными силами, естественно, исключая области под контролем курдов. Около 70% территории Идлиба контролируется «Фронтом Ан-Нусра», или «Хайят Тахрир аш-Шам», признанной террористической организацией мировым сообществом, и связанными с ним радикальными вооруженными группировками. Одна из них, третья по своей мощи, - «Исламская партия Туркестана» в составе около 15 тыс. человек, большинство которых составляют уйгурские тюрки. Остальные 30% территории Идлиба, включая участок между Африном и Азиз-Джераблусом, находятся под контролем «Свободной сирийской армии», поддерживаемой Турцией, и ряда вооруженных оппозиционных групп. Кроме того, на севере Сирии действуют отряды ИГИЛ.

На севере Сирии также присутствуют армейские силы крупных мировых держав. Так, в курдских областях дислоцированы 25 военных баз США, а до решения Трампа уйти из страны там официально числились 2000 американских военнослужащих. Тут функционируют 5 военных баз французской армии. По разным оценкам, в 2017 и 2018 годах армия США провела военную подготовку для 40 и 30 тыс. членов отрядов народной самообороны (YPG) соответственно. Предполагается, что в настоящее время в курдских областях страны насчитывается около 35 тыс. вооруженных бойцов Союза демократических сил (СДС). Кроме того, в прошлом году американские СМИ сообщили о программе обучения пограничных войск из 30 тыс. человек для обеспечения защиты курдских территорий. Недавно президент Турции заявил, что США передали курдским силам 50 тыс. грузовиков, наполненных боеприпасами и техникой.

Масштабы турецкого военного присутствия на территории Сирии остаются неизвестными. По данным российских источников, в ходе операций, особенно в Африне, на территории Сирии присутствовали 8-12 тыс. турецких военнослужащих. В соответствии с сочинскими договоренностями от 17 сентября 2018 года, помимо Африна и Азиз-Джераблуса, контролируемых Турцией, в настоящее время в Идлибе функционируют 12 наблюдательных пунктов турецкой армии для контроля за режимом прекращения огня.

Предполагается, что в Сирии также находятся около 1000 иранских военнослужащих, а также семь иранских наблюдательных пунктов для контроля за режимом прекращения огня вокруг Идлиба. Наряду с иранской армией на севере Сирии действуют вооруженные бригады «Хезболлы», а также бригады «Фатимиюн» и «Абульфаз Аббас».

В пик активного периода военных операций в Сирии официально находились 5000 российских военнослужащих, включая силы различного назначения, дислоцированные на военно-морской базе в Тартусе и авиабазе Хмеймим в Латакии, а также силы военной полиции.

Два года назад появились слухи о прибытии в Дамаск высокопоставленного китайского военнослужащего, с помощью которого Китай якобы был намерен отправить в Сирию военное подкрепление сирийской армии для борьбы против уйгурских боевиков в Идлибе. Но официального подтверждения эта информация не получила.

 

Цели противоборствующих сторон

Ситуация в этой области довольно сложная. Можно сказать, что у каждой страны - участницы конфликта тут есть свои интересы и планы, которые они стараются реализовать, манипулируя военными силами и вооруженными группировками.

 

Курдская политика Вашингтона

США начали оказывать поддержку курдам на севере страны после снижения вероятности свержения Башара Асада в 2013 году. Курды выполняли роль сухопутных сил американской армии в операциях против ИГИЛ. Поэтому Вашингтон всесторонне поддерживал курдские силы. В военном бюджете на 2019 год на поддержку сирийских курдов, а именно СДС, было выделено $250 млн. Так же, как и в Ираке, США выступают в поддержку системы курдской администрации в регионе, иными словами, всецело одобряют идею создания курдской автономии в Сирии.

На данный момент курды контролируют около 25% территории Сирии и очень близки к созданию автономии как в политическом, так и военном плане. Но этот вопрос должен быть согласован на международном уровне. В случае одобрения проекта автономии на Ближнем Востоке будет создано второе «курдское государство» после Ирака. Как показала иракская практика, создание второй курдской автономии в Сирии выгодно как средство военного и политического давления как на Дамаск, так и на Турцию в будущем. Поэтому многие западные страны открыто или тайно поддерживают идею курдской автономии.

 

Цель России

Конечно, после заключения 49-летнего военного соглашения с Башаром Асадом и укрепления в Сирии во время военного конфликта первая цель Москвы - удержать действующего президента у власти. Правда, русские также поддерживают мягкие отношения с курдами. Но учитывая, что курды теперь полностью контролируются Вашингтоном и курдский проект может превратиться в средство давления на Дамаск, Москва при каждой удобной возможности акцентирует внимание на территориальной целостности Сирии. Во время встречи со своим турецким коллегой Эрдоганом под Москвой 25 августа российский президент Путин еще раз подчеркнул важность территориальной целостности Сирии, которая сейчас является приоритетом и для Турции.

 

Три цели Анкары

У турецкого правительства есть текущие и стратегические цели относительно севера Сирии. Текущая цель состоит в том, чтобы остановить поток беженцев из Идлиба и других регионов в Турцию, особенно после начала новой военной операции в Идлибе. В настоящий момент возле турецкой границы скопились около 1 миллиона сирийцев, которые, вполне вероятно, попытаются проникнуть в Турцию, как только в Идлибе прозвучат первые выстрелы.

Первая стратегическая цель Турции в Сирии - помешать курдам обрести автономию на севере страны. Анкара считает создание курдской автономии в Сирии под руководством PYD, то есть сирийского крыла Рабочей партии Курдистана (РПК), и подчиненных ему вооруженных сил YPG прямой угрозой для Турции. Если Анкаре каким-то образом удалось найти общий язык с курдами Северного Ирака и лично с Барзани (хотя референдум 2017 года показал, что иногда и это становится невозможным), прийти к соглашению с курдами левого толка из PYD может быть очень трудно и даже невозможно. Иными словами, курдская автономия на севере Сирии - прямая угроза национальной безопасности Турции.

Вторая важная цель Анкары - обеспечить передачу части власти различным оппозиционным силам, которых она поддерживает на севере Сирии, благодаря территориям, освобожденным от ИГИЛ и YPG, а также Идлибу. В противном случае после «большой сделки» между Башаром Асадом и Россией те попытаются эти силы уничтожить. В результате военно-политическая оппозиция, выстраиваемая и поддерживаемая Турцией в течение многих лет, полностью исчезнет. Сейчас Анкара пытается выйти из ситуации с минимальной выгодой, а именно наделив поддерживаемые ею силы определенными властными полномочиями.

Но проблема в том, что позиции Анкары, Тегерана и Дамаска совпадают в отношении курдской проблемы, но расходятся по Идлибу. И наоборот, между Анкарой и Вашингтоном нет серьезных разногласий по вопросу Идлиба и защиты оппозиционных сил, чего нельзя сказать о курдском вопросе, ибо, как уже было отмечено, Вашингтон поддерживает автономию курдов, а Анкара видит в этом угрозу своему суверенитету.

Как ни странно, но именно Иран и Сирия являются странами, которые могут стать самыми естественными и искренними союзниками Анкары по курдскому вопросу. С одной стороны, Иран заинтересован в защите территориальной целостности Сирии и не желает присутствия Вашингтона в регионе, а с другой - хорошо понимает, что следующим адресом курдской угрозы будет он. Дамаск никоим образом не хочет менять свою унитарную структуру, обеспечив курдам автономию. Но до тех пор, пока существует серьезная конфликтная ситуация вокруг Идлиба, Дамаску и Анкаре рано садиться за стол переговоров. Пока что от имени Башара Асада с Анкарой разговаривают Тегеран и Москва.

С апреля этого года сирийская армия продвинулась в Идлибе и в конце прошлого месяца взяла под контроль Хан-Шейхун и прилегающие к нему районы на юге Идлиба. Операция была прекращена только после визита Эрдогана в Москву 25 апреля, а 31 августа было объявлено о прекращении огня.

После временного прекращения огня турецкие власти сосредоточились на ситуации в курдском районе Идлиба. Несмотря на многочисленные попытки с 2012 года создать безопасную приграничную зону, Турция так и не смогла заручиться поддержкой своих союзников. В последующие годы Турция вошла на территорию Сирии для проведения антитеррористических операций. Сейчас Анкара пытается создать безопасную зону вдоль сирийско-турецкой границы между Джераблусом и Ираком, чтобы держать курдов подальше от своих границ.

Похоже, двухлетние переговоры с США начали давать предварительные результаты. На основании соглашения, достигнутого 5-7 августа между военными командованиями США и Турции, армии обеих стран на первом этапе провели совместное воздушное патрулирование турецко-сирийской границы, а 9 сентября - то же самое с участием сухопутных войск и шести бронемашин с каждой стороны. Как заявил представитель военной коалиции США полковник Майлз Кэггинс, патрульные группы ведут наблюдения за окопами и боевыми позициями, уничтоженными в зоне «добровольного отступления» YPG.

Однако понятно, что между американцами и турками существуют серьезные разногласия относительно приграничной зоны безопасности. Во-первых, американцы были вынуждены согласиться на совместное патрулирование границы с турками после того, как Турция сконцентрировала свои силы на границе, таким образом намекнув на готовность начать операцию единолично. Но даже после этого президент Эрдоган высказал мнение о наличии недоразумений с американцами. Цитата: «Мы ведем переговоры с США, чтобы создать безопасную полосу вдоль границы. Но мы видим, что наши желания по этому вопросу не совпадают с их планами. Наши союзники хотят создать безопасную зону вовсе не для нас, а для террористической организации (PYD/YPG). Мы отвергаем такую идею».

Дело в том, что Турция пытается создать буферную зону вдоль сирийской границы, а именно на территории между Ираком и Джераблусом в Сирии, контролируемой курдами и протягивающейся на 35-40 км вглубь территории страны. Тем самым Анкара сможет откинуть YPG далеко от своих границ, перерезав канал сообщения РПК между Сирией и Турцией, а в стратегическом плане отнять большую часть курдской территории, фактически нанося мощный удар по проекту курдской автономии.

Однако Вашингтон не намерен дать возможность туркам углубиться на 40 км. СДС же соглашается только на ширину полосы не более 5 км.

Недавно курдские информационные агентства сообщили о том, что на закрытой встрече турецких и натовских генералов Турция и США договорились о длине и ширине буферной зоны в 100 и 5 км соответственно. Однако турецкое новостное агентство Demirören сообщило, что такого соглашения не существует. По мнению агентства, Турция хочет расширить площадь охвата до 35-40 км, в то время как американцы заинтересованы в ширине полосы не более 17-20 км. Судя по заявлениям Эрдогана, взаимовыгодное соглашение о зоне безопасности все же не было достигнуто. Но похоже, что американцы начали совместное патрулирование, чтобы защитить курдов от нападения Турции.

Вполне вероятно, что после долгих дискуссий конституционная комиссия Сирии приступит к работе уже в этом месяце. В противном случае президентские выборы, запланированные на следующий год, пройдут в соответствии с действующей конституцией. Все же сомнительно, что комиссия достигнет каких-либо серьезных результатов к следующей весне, потому что процесс легализации сил на военной и политической аренах еще не завершен. Неопределенность по поводу курдского вопроса и вокруг Идлиба продолжается. А это значит, что еще рано говорить о достижении «великого мира» или политическом переходе власти в стране. Хотим мы этого или нет, но, видимо, судьбу сирийского вопроса будет определять оружие, как это было с первого дня конфликта.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

10