23 Октября 2019

Среда, 23:04

ВАЛЮТА

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ РАЗРЯДКЕ?

Последние события вокруг Ирана говорят о снижении вероятности военного решения его конфликта с Западом

Автор:

15.09.2019

Иранская тематика продолжает оставаться одним из острейших вопросов международной политики. Несмотря на продолжающуюся эскалацию противостояния между Тегераном и Западом, вероятность дипломатического урегулирования проблемы сохраняет свою актуальность и даже в определенной мере возросла под воздействием целого ряда факторов.

 

Сделка под угрозой

В первую неделю сентября иранское руководство озвучило громкую, но вполне ожидаемую новость: Тегеран приступил к реализации третьего этапа сокращения своих обязательств в рамках ядерной сделки. Президент Ирана Хасан Рухани заявил, что Исламская Республика снимает все действовавшие на основе Совместного всеобъемлющего плана действий по ядерной программе (СВПД) ограничения, связанные с проведением научно-исследовательских работ по центрифугам. Кроме того, он дал понять, что европейским участникам ядерной сделки (Франции, Германии, Великобритании) иранская сторона отводит еще два месяца для того, чтобы они выполнили свою часть обязательств по СВПД.

Таким образом, Тегеран исполнил свое предупреждение, озвученное в ходе состоявшихся недавно в Париже переговоров иранской делегации по вопросу предоставления ИРИ возможности продолжать экспорт нефти. Иранцы выражают недовольство не только ужесточением американских санкций против Тегерана, но и тем, что европейские переговорщики хоть и подчеркивают свое несогласие с выходом США из ядерной сделки и их антииранской политикой, все же фактически принимают ограничительные условия Вашингтона.

Глава МИД ИРИ Мохаммад Джавад Зариф ранее анонсировал начало третьего этапа сокращения иранских обязательств, «если европейцы не предпримут никаких действий». И вот теперь новой фазе развития событий вокруг иранской ядерной программы дан, по сути, официальный старт. Разумеется, это не сулит ничего хорошего для перспективы разрядки отношений между Ираном и Западом, который и без того выражал недовольство тем, что Тегеран в рамках ранее объявленных этапов сокращения своих обязательств уже превысил разрешенные СВПД запасы и степень обогащения урана. Иранцы дают понять, что их пока интересует накопление запасов урана, обогащенного до 4,5%, но у страны есть возможность обогащать уран более чем на 20%. На это указывает увеличение числа центрифуг для обогащения урана в рамках третьего этапа сокращения обязательств по СВПД с 10 до 174.

Между тем Тегеран не планирует пока менять режим доступа Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) к своим ядерным объектам. Так, в начале сентября ИРИ посетила делегация МАГАТЭ во главе с новым руководителем организации Корнелом Феруцэ. В то же время агентство подтвердило, что Иран приступил к установлению новейших центрифуг и движется к производству обогащенного урана, запрещенному соглашением по его ядерной программе.

Однако Иран настаивает на том, что его действия являются реакцией на односторонний выход Соединенных Штатов из ядерной сделки и сама Исламская Республика готова вернуться к исходным условиям СВПД, если западные переговорщики предпримут аналогичные шаги. Вашингтон, со своей стороны, заявляет о намерении наращивать антииранские санкции, которые за последний год привели к резкому ухудшению экономической ситуации в ИРИ. По словам американского спецпредставителя Брайана Хука, «США намерены интенсифицировать кампанию по максимальному давлению на Иран» с целью вынудить иранские власти начать новые переговоры по ядерной и ракетной проблеме. Тем самым подтверждается намерение президента США Дональда Трампа добиться полного пересмотра заключенной при прежней американской администрации сделки с Ираном, вынудить его к переговорам для разработки соглашения, которое заменило бы отвергнутый Вашингтоном СВПД.

С точки зрения американцев соглашение должно регулировать не только ядерную, но и баллистическую программу Ирана. Трамп не скрывает своего недовольства тем, что существующая ядерная сделка с Тегераном не содержит положений о приостановлении или полной отмене иранской баллистической программы. В развитии последней США видят прямую угрозу для своих интересов на Ближнем Востоке, а также для безопасности своего ближайшего союзника - Израиля.

Между тем сам Израиль продолжает подталкивать Вашингтон к усилению давления на иранские власти и полный отказ от переговоров с ИРИ. Примечательно, что, реагируя на выводы экспертов МАГАТЭ о нарушении Ираном условий СВПД, глава МИД Израиля Исраэль Кац заявил, что правительства Франции, Великобритании и Германии должны объявить об отмене соглашения и присоединиться к антииранским санкциям США. По сути это означает поддержку Израилем силового решения иранской проблемы, то есть сценария, не отвергаемого также в Белом доме и продвигаемого «ястребиной» частью американской политической элиты.

 

Подрывная политика

Показателем осуществляемой Соединенными Штатами подготовки к возможной войне с Ираном является целый ряд мер: переброска в Катар многоцелевых истребителей F-22, развертывание авианосца «Авраам Линкольн» и других боевых кораблей возле иранского побережья, в частности в северо-западной части Индийского океана, размещение в регионе дополнительных систем ПВО/ПРО Patriot. Мир уже висел на волоске, после того как Корпус стражей исламской революции (КСИР) вооруженных сил Ирана сбил американский беспилотник. Не случайно командующий военно-воздушными силами КСИР бригадный генерал Амир Али Хаджизаде заявил на днях, что США не удалось использовать сбитый американский дрон для принуждения Ирана к невыгодному для него диалогу.

Между тем отношение США к самому КСИР также является примером растущей вражды между Вашингтоном и Тегераном. Белый дом, как известно, внес корпус в список иностранных террористических организаций. В ответ на этот шаг Иран признал центральное командование вооруженных сил США террористической организацией, а сами Соединенные Штаты - «государством - спонсором терроризма». Однако в последние дни подобные политико-пропагандистские демарши нашли свое весьма любопытное продолжение, в частности с американской стороны.

В тот момент, когда руководство КСИР, а именно командующий корпусом бригадный генерал Хосейн Салами заявляет о «непобедимости» иранской армии, разработке и модернизации Тегераном вооружений, укреплении военной мощи ИРИ «на основе стратегии победы над трансрегиональными высокомерными державами», США предпринимают новые меры с целью ограничения активности и потенциала элитной части ВС Ирана. Так, Вашингтон назначил награду в $15 млн. за помощь в подрыве финансовых операций КСИР и сил «Кудс» - военного подразделения специального назначения в составе корпуса. Вышеупомянутый спецпредставитель американского Госдепартамента по Ирану Брайан Хук назвал этот шаг историческим, поскольку «впервые в истории США предлагают награду за информацию, которая подорвет финансовые операции государственной организации».

Данная мера призвана лишний раз продемонстрировать готовность Соединенных Штатов любыми средствами пресечь укрепление военного потенциала Ирана. Однако действительно ли США готовы «пойти до конца», то есть прибегнуть и к силовому решению в противостоянии с Ираном? Сама американская администрация, даже при всей своей неприкрыто демонстрируемой воинственности, не дает пока однозначного ответа на этот вопрос, который и вовсе принял неоднозначный характер в свете отставки одного из главных «ястребов» Америки.

 

Увольнение строптивого советника

Президент США Дональд Трамп уволил своего советника по национальной безопасности Джона Болтона. «Я был категорически не согласен со многими из его предложений, как и другие сотрудники администрации, и попросил Джона уйти в отставку, что он и сделал сегодня утром», - написал Трамп в Twitter 10 сентября.

Этому во многом знаковому событию предшествовал целый ряд событий, свидетельствующих о росте разногласий между нынешним хозяином Белого дома и одной из ключевых фигур его администрации по различным внешнеполитическим вопросам, в том числе и иранскому.

Несмотря на решимость президента Трампа и далее ужесточать антииранские санкции и добиться от Тегерана согласия на заключение новой ядерной сделки на американских условиях, глава США все же выступает за проведение прямых переговоров с иранским руководством без предварительных условий. Так, Трамп допустил возможность проведения встречи с иранским коллегой Хасаном Рухани на площадке Генеральной Ассамблеи ООН уже в конце сентября. Возможность проведения подобной встречи подтвердили госсекретарь США Майк Помпео и глава Пентагона Марк Эспер.

Примечательно, что израильские СМИ, ссылаясь на разведцентры своей страны, сообщили о завершении подготовки к ожидающейся встрече президентов США и Ирана. Причем, как пишет Haaretz, уверенность в том, что США и Иран проведут переговоры на самом высоком уровне, появилась после беседы израильского премьера Биньямина Нетаньяху с Марком Эспером. Упоминаются и опасения израильтян в связи с тем, что «Трамп и Рухани смогут договориться о чем-то таком, что не понравится еврейскому государству». Jerusalem Post ссылается в этой связи на непредсказуемость американского лидера: «Трамп, конечно, может и признать Иерусалим с Голанскими высотами (частью Израиля. – Н.Н.), и выйти из иранского ядерного соглашения, но на следующий день он также может подписать соглашение с Ираном, которое скажется отрицательно на Израиле».

Тем временем в поддержку возможной встречи Трампа и Рухани выступают и европейские союзники США, в частности Франция, не скрывающая своей заинтересованности в возобновлении экономического сотрудничества с Тегераном и, соответственно, ослаблении американских санкций против ИРИ. 

В момент подобных ожиданий, когда не остается сомнений в стремлении Трампа поговорить с Рухани, что называется, лицом к лицу, советник американского президента Джон Болтон, прослывший сторонником жестких мер в отношении Тегерана, стал придавать перспективе проведения американо-иранской встречи явно некорректные для нее штрихи. На это указывают его заявления о том, что «встреча с иранцами не будет означать изменения позиции президента США Дональда Трампа» и переговоры лидеров обеих стран состоятся тогда, когда Тегеран «будет готов обсуждать новую сделку» по своей ядерной программе.

Судя по всему, подобного рода «околоиранская» самодеятельность в исполнении Болтона, проявившаяся одновременно с его откровенным саботажем переговоров американской администрации с афганским движением «Талибан», окончательно вывела из себя Трампа. И можно полагать, что за увольнением Болтона с поста советника по нацбезопасности последует и определенное смягчение антииранского курса Белого дома.

 

Ключевые партнеры

Между тем на политику Вашингтона в отношении Тегерана все сильнее воздействует и такой фактор, как неприятие большей частью мирового сообщества силового варианта урегулирования проблемы. Наиболее показательна в этом смысле позиция России и Китая - государств, которые сам Иран считает своими «ключевыми партнерами по сохранению СВПД». Особо следует остановиться на позиции Поднебесной, тем более что в последние дни она дала явный повод говорить о своей решительной готовности игнорировать американские санкции против Ирана.

МИД КНР потребовал от США «отказаться от неправильных действий, таких как односторонние санкции и максимальное давление на Иран», выразив надежду на то, что «американская сторона будет прилагать больше усилий, благоприятствующих региональному миру и стабильности, не будет подливать масла в огонь». Столь громкому заявлению Пекина предшествовал визит министра иностранных дел Ирана Мохаммада Джавада Зарифа в Китай, в ходе которого стали известны детали «дорожной карты» всеобъемлющего стратегического партнерства между обеими странами.

Ее главный пункт - вложение Китаем инвестиций в размере $280 млрд. в развитие нефтегазового и нефтехимического секторов Ирана, а также еще $120 млрд. в модернизацию транспортной и производственной инфраструктур ИРИ. Китайские компании получат преимущественное право выбора в торгах по любым разработкам месторождений нефти и газа, а также при участии в любых проектах в области нефтехимии в Иране, включая предоставление технологий и необходимого персонала.

Другой важный пункт - присутствие 5 тыс. сотрудников службы безопасности КНР в Иране для обеспечения защиты вышеупомянутых проектов. Не менее значимо и то, что Пекин получит право отсрочки платежей за иранскую продукцию до 2 лет, причем в транзакциях между Китаем и Ираном не будут участвовать доллары. 

Существенный для Ирана момент: проходящий через его территорию в соответствии с китайской инициативой «Один пояс - один путь» Новый Шелковый путь свяжет Урумчи (столицу провинции Синьцзян в составе КНР) с Тегераном через Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан и Туркменистан и далее пройдет через Турцию в Европу. Но приоритетное значение для ИРИ имеет то, что сделка с Китаем позволит ускорить рост добычи иранской нефти и газа, а также увеличить импорт в Китай энергоресурсов Исламской Республики вопреки санкциям США.

Таким образом Тегеран и Пекин осуществляют кардинальный прорыв в двустороннем сотрудничестве в условиях проведения Соединенными Штатами санкционной политики против Ирана и торговой войны против Китая. О многом в этом смысле говорит и прибытие 11 сентября в КНР военной делегации ИРИ во главе с начальником Генштаба ВС Исламской Республики бригадным генералом Мохаммадом Хосейном Багери. В противостоянии с США и их союзниками Иран делает ставку и на стратегическое сотрудничество с Поднебесной - фактор, который обещает серьезно сказаться на всем развитии событий вокруг ИРИ и ее ядерной программы.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

11