23 Октября 2019

Среда, 22:08

ВАЛЮТА

УДАР НИЖЕ РАДАРОВ

Крупнейшая в истории атака на нефтяные объекты Саудовской Аравии породила множество вопросов

Автор:

01.10.2019

Атака беспилотными летательными аппаратами (БПЛА) предприятий саудовской национальной нефтяной компании Saudi Aramco вблизи Абкаика и Хурайса вызвала множество вопросов: кто стрелял, почему противоракетные комплексы королевства оказались не способны защитить такие важные объекты, каковы будут действия Эр-Рияда и, наконец, что будет с ценами на нефть в ближайшей перспективе? Впрочем, как показывает детальный разбор ситуации, помимо этих лежащих на поверхности вопросов есть еще множество других, не столь выносимых на первый план, но не менее важных. 

Итак, два крупнейших нефтяных предприятия Saudi Aramco в ночь на 14 сентября подверглись массированной атаке десяти крылатых ракет и беспилотников, начиненных взрывчаткой, ни один из которых не был сбит. Возник крупный пожар, причинивший серьезный материальный ущерб и сказавшийся на поставках. Официально ответственность на себя взяли шиитские мятежники-хуситы из движения «Ансар Аллах», которые ведут борьбу с правительственными силами в Йемене. Эр-Рияд замешан в этом конфликте тем, что в 2015 году под его руководством было начато вторжение в Йемен коалиционных сил арабских государств, поддерживающих изгнанного хуситами суннитского президента страны Мансура Хади. Также коалицией была организована морская блокада, призванная предотвратить попадание оружия в руки повстанцев. Эффективно разобраться с хуситами у союзников не получилось - конфликт, замешанный на религиозном противостоянии и осложненный гуманитарным кризисом, продолжается. Представитель хуситов Яхья Сари на канале Al Masirah заявил, что атаки будут продолжаться до тех пор, пока саудовское правительство не перестанет нападать на них. При этом шиитские повстанцы не первый раз действуют с помощью дронов - в мае так был поврежден нефтепровод «Восток - Запад», начинающийся у Абкаика, в августе одиночный дрон атаковал нефтяное месторождение «Шейба» - и этот список можно продолжить. Но все это мелкие происшествия по сравнению с тем, что произошло в середине минувшего месяца, когда добыча саудовской нефти упала более чем вдвое - с 9,8 до 4,1 млн. баррелей в сутки. Для ясности масштабов отметим, что спад равен 5% мировой добычи нефти. В Bloomberg это назвали одним из крупнейших срывов в истории. Brent подорожала на 13,8%, и это также стало самым большим внутридневным скачком цен за последние 30 лет. Власти СА в попытках сохранить репутацию надежного поставщика пообещали сделать все, чтобы экспортные потоки существенно не пострадали. 

Министр энергетики Саудовской Аравии Абдель Азиз бен Салман назвал произошедшее терактами, и поскольку предполагается, что хуситы пользуются скрытой военной и финансовой поддержкой Ирана и его союзников в лице партии «Хезболла», главные обвинения Эр-Рияда прозвучали именно в адрес Тегерана. Официальный представитель оборонного ведомства СА Турки аль-Малики продемонстрировал обломки хвостовых частей ракет, которые были использованы в ходе атак на нефтяные объекты королевства. Он отметил, что по итогам предварительного расследования «нападение было осуществлено с помощью беспилотников иранского происхождения и не с территории Йемена». Вашингтон также обвинил власти Исламской Республики в причастности к ударам по саудовским нефтяным объектам. Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что «Тегеран стоит за приблизительно 100 атаками на Саудовскую Аравию». И, судя по сообщениям СМИ, большинство советников Трампа выступают за агрессивные меры по отношению к Ирану в ответ на атаки на объекты СА. Однако глава Белого дома Дональд Трамп, видимо, решил не следовать советам вашингтонских «ястребов», ясно дав понять, что не собирается применять военный ответ, и даже назвал свое решение «проявлением силы»: «Есть много вариантов… Я не говорил, что крайний вариант предусматривает войну. Думаю, это показатель силы. США самые сильные в военном плане в мире. Очень легко ударить, начать. Посмотрим, что произойдет. Если что-то понадобится сделать, мы сделаем это без промедлений». В итоге Трамп опять прибегнул к старому испытанному средству - санкциям, отметив, что на сей раз они будут «очень значительными». 

Очевидно, что противоречивый иранский вопрос постоянно находится на повестке дня американской администрации и, видимо, вызывает серьезный разброд и в рабочих отношениях вашингтонских политиков, и просто у них в головах. Так, за несколько недель до атаки СА дронами западные СМИ сообщали о том, что глава Белого дома раздумывал о некотором смягчении санкционного режима в отношении Ирана, чтобы способствовать своей встрече с иранским президентом Хасаном Рухани в конце сентября на полях Генассамблеи ООН. Однако сразу же после произошедшего Трамп поспешил заявить, что не собирался встречаться с руководством Ирана без каких-либо предварительных условий. В период от якобы готовности Трампа встретиться с Рухани и незадолго до атак на СА, а именно 10 сентября, в отставку с поста помощника главы государства по национальной безопасности был отправлен Джон Болтон, который был категорически против контактов с иранцами. В то же время уже 20 сентября до этого резко высказывавшийся Помпео вдруг заявил, что Трамп дал ему задание найти союзников (создать коалицию), которые бы работали над мирным разрешением ситуации. Известно и то, что министр обороны Марк Эспер возражал против потенциально дорогостоящего конфликта с Ираном и рекомендовал Трампу прибегнуть к «сдержанному ответу». 

Между тем госсекретарю Помпео также пришлось фактически оправдываться, почему СА, использующая американские системы ПВО и теоретически прикрытая со всех сторон, оказалась такой уязвимой перед беспилотниками. Система ПВО Саудовской Аравии включает в себя американские радары дальнего и среднего радиуса действия, системы среднего радиуса Patriot и стратегической THAAD дальнего радиуса действия, которые также оснащены радарами. Кроме того, в Персидском заливе у берегов королевства несут боевое дежурство три эсминца с системой противоракетной обороны Aegis. Но если 14 сентября огонь не открывался, значит, вся эта «оборона» дала мощный сбой, ведь получается, что беспилотники вообще не были обнаружены. «Противовоздушные системы по всему миру не всегда действуют успешно, даже самые лучшие в мире не всегда перехватывают», - заявил Помпео, но такой ответ многим показался неубедительным и вызвал даже недоумение. Получается, что госсекретарь фактически расписался в неэффективности американской ПВО, даже не попробовав, к примеру, все свалить на пресловутый человеческий фактор, ведь так был бы спасен и имидж американской системы ПВО, и имидж СА как надежного поставщика. А теперь получается, что и то, и другое под сомнением. Фактически выходит, что в саудовском королевстве есть огромные незащищенные территории, включающие такие стратегические части, как нефтяная инфраструктура в Восточной провинции. Все это вызвало шквал комментариев, однако гораздо важнее то, какие затем следуют действия. И в этом смысле данная ситуация оказалась очень показательной. 

Дело в том, что мера реагирования зависит только от контекста, и поэтому ошиблись те, кто ожидал, что американцы сразу же ответят на атаки нефтяной инфраструктуры Саудовской Аравии. Геополитический расклад на Ближнем Востоке очень часто пытаются свести к простым составляющим - шииты против суннитов, СА - против Ирана, Россия - против США, все вместе - против террористов и т.д. На самом же деле речь никогда не идет ни о постоянных союзниках, ни о неизменных интересах. Наоборот, очень часто может случиться так, что два хода вперед в одной области могут отодвинуть на несколько шагов в другой, в разных ситуациях друг может оказываться соперником, а выгода обращаться в потери. Так, например, случилось с США: свергнув Саддама Хусейна и фактически разобрав Ирак на этнические и религиозные пазлы, одновременно с этим они усилили иранское влияние в регионе. Другим ярким примером могут служить отношения США и Турции - Анкара и Вашингтон состоят в одном военно-политическом союзе, но резко расходятся во взглядах на роль курдского фактора в Сирии. Так и ситуация вокруг атак беспилотников на нефтяную инфраструктуру Саудовской Аравии может рассматриваться с разных точек зрения. 

Как уже отмечалось выше, атака различных объектов дронами уже привычная не только для хуситов практика, имеющая свои нюансы. Специалисты говорят, что маневренный и двигающийся на малой высоте дрон довольно трудная цель. Ситуацию можно исправить лишь с помощью самолета-радара, однако для постоянного контроля его нужно всегда держать в воздухе. Если обратиться хотя бы к той же Википедии, можно узнать, что свои дроны есть у Израиля, Ирана, России, Турции, конечно, у США, в огромном количестве их поставляет также в регион Китай. Война в Сирии стала самым массовым полигоном для оттачивания разными сторонами мастерства применения беспилотников. В частности, российские СМИ не раз сообщали, что БПЛА атакуют российскую авиабазу Хмеймим. Один из последних случаев нападения произошел в начале сентября: дроны прилетели от джихадистов со стороны Идлиба, предыдущая столь же крупная атака была в мае. При этом российские СМИ утверждают, что любые атаки дронами всегда успешно отражаются за территорией базы. Но если сравнить эти сообщения с заявлениями Помпео, получается, что российские ПВО действительно эффективнее американских? Кстати, Путин уже предложил Эр-Рияду купить российские средства ПВО и «чувствовать себя защищенными». Визит российского президента в СА и ОАЭ предварительно назначен на середину октября и уже примерно понятно, какая у него будет повестка. Неудивительно, что западные СМИ увидели в словах Путина «троллинг» военных отношений США и СА, за которыми стоят миллиардные контракты (военные расходы СА в топ-5 мирового списка). 

Однако действительно ли американские ПРО настолько хуже российских или просто происходящее на территории закрытого военного объекта легче скрыть от широкой публики, чем горящий нефтяной терминал? Скорее дело в другом - использование дронов в бесчисленных прокси-войнах стало новой реальностью, к которой пока никто в полной мере не готов. Образно говоря, современные ПВО десятилетиями учились защищаться от грифов, а их покусали маленькие пчелы. Наверняка от дронов страдают все, и все уж точно прекрасно знают, с какой стороны и от кого они прилетают. Тогда можно ли в происходящем усмотреть расстановку красных флажков по схеме «вот вы нам можете доставить неприятность там-то, а мы вам здесь»? В пользу положительного ответа говорит то, что на самом деле большая война не нужна никому. Этот вывод вполне объясняет расхождение во взглядах среди американских политиков на военный ответ Ирану и противоречивые высказывания Трампа. Президент США, кстати, уже также изучает возможность отправки дополнительной военной техники на Ближний Восток - комплексы ПРО, реактивные истребители и средства наблюдения, объясняя это «недавними атаками на нефтяной сектор Саудовской Аравии». Где во всем этом логика, непонятно, но напомним, что в 2017 году в ходе своего визита на Ближний Восток Дональд Трамп договорился с руководством королевства о продаже вооружений на общую сумму $110 млрд. 

Экономическая сторона произошедшего вообще вызывает особый интерес. Так, повышение цен на нефть, случившееся сразу после атак, оказывается выгодным не только Ирану, России, США, но и, как ни странно, самой Саудовской Аравии. Не далее как 9 августа 2019 года газета The Wall Street Journal опубликовала данные, что крупнейшая нефтяная компания на планете Saudi Aramco проведет IPO (первая публичная продажа акций акционерного общества) в начале 2020 года. Ожидается, что Saudi Aramco будет стоить больше самых дорогих компаний в мире - Microsoft, Apple и Amazon. В то же время The Financial Times оценила компанию от $880 млрд. до $1,1 трлн., Bloomberg говорит о $1 трлн., а Rystad Energy прогнозирует $1,4 трлн. Но, внимание! Это только если цены будут около $75 за баррель. Королевство очень серьезно относится к предстоящей процедуре - там очень надеются, что окажется прав наследный принц Мохаммед бин Салман, оценивший стоимость компании выше западных экспертов - в $2 трлн. Западные СМИ пишут, что в рамках подготовки к IPO сменился глава совета директоров Saudi Aramco и власти страны вынуждают некоторые богатые семьи стать инвесторами.

Хотелось бы отметить, что делать однозначные выводы на основе вышесказанного не представляется возможным - слишком мало для этого фактов в мире, где уже стираются последние грани между союзниками и соперниками, между войной и миром. Можно лишь попытаться объяснить некоторые явственные противоречия и странные высказывания.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

10