14 Декабря 2019

Суббота, 11:03

ВАЛЮТА

«ПРОЗВЕНЕЛ ПЕРВЫЙ ЗВОНОК»

Интервью журнала Region Plus c российским историком, правоведом и политическим аналитиком Олегом КУЗНЕЦОВЫМ

Автор:

01.11.2019

Прошедшее в середине октября в Ашхабаде заседание Совета глав государств СНГ больше всего, наверно, запомнится смелым и не терпящим возражений заявлением президента Азербайджана Ильхама Алиева о героизации нацистов в Армении. Впервые с такой высокой трибуны и в присутствии премьер-министра Армении Никола Пашиняна он осудил новые армянские власти за то, что в центре Еревана продолжает стоять памятник приспешнику Гитлера Гарегину Нжде. И с таким, не делающим чести багажом Ереван вместе с остальными соседями по бывшему СССР идет к празднованию 75-летия Победы над фашизмом.

«Мы, главы государств, неоднократно выступали против героизации фашистов. К сожалению, такое происходит на пространстве СНГ, в частности в Армении, где прежняя власть установила в центре Еревана памятник фашистскому палачу и предателю Гарегину Тер-Арутюняну, служившему у немецких фашистов под кличкой Гарегин Нжде», - заявил И.Алиев и зачитал выдержки из ряда документов, доказывающих всю правоту его утверждений.

Разгромная речь президента Азербайджана, как и неудачная попытка армянского премьера ответить, не остались незамеченными СМИ и экспертным сообществом. Знакомый с темой героизации нацистов в Армении не понаслышке, российский историк, правовед и политический аналитик Олег КУЗНЕЦОВ считает, что для Армении заявление азербайджанского лидера бесследно не пройдет.

- Олег Юрьевич, с подачи президента Ильхама Алиева тема героизации пособников нацизма в Армении вновь приобрела актуальность в информационном пространстве региона. В частности, российские СМИ стали обращать внимание на проблему экспорта этого процесса из Армении в Россию. Как ученый, долгое время исследующий эту проблему, как вы считаете, «лед тронулся»?

- На мой взгляд, пока рано говорить о том, что «лед тронулся», пока это слишком оптимистичное заявление. Думаю, корректнее было бы сказать, что «прозвенел первый звонок». Не сомневаюсь, что президент Ильxам Алиев совершил мужественный поступок, назвав вещи своими именами. Суть его речи на саммите глав государств СНГ в Ашхабаде свелась к трем тезисам: в годы Великой Отечественной войны существовал армянский нацизм; до недавнего времени он героизировался в Армении во всем своем многообразии; армянский народ в основной своей массе в этом не виноват.

Тем самым президент Алиев еще раз показал всем качественно нравственный характер азербайджанской внешней политики, основанной на идеологии диалога, а не конфронтации с кем бы то ни было.

Он обозначил для лидеров СНГ факт существования проблемы героизации нацизма, и не где-нибудь, а у себя под носом. Коллеги и партнеры Азербайджана по Содружеству сейчас поставлены перед выбором: наплевать и забыть или взять и решить. Как мне кажется, вторая точка зрения все-таки восторжествует. Но это должно повлечь за собой какую-то совокупность политических, административных, юридических, а возможно, силовых мер и действий. С их масштабностью, целесообразностью, относимостью и применением еще надо определиться. Для выработки комплекса мер и принятия решений требуется время - не очень большое, но время. И как это бывает обычно в политике, сначала следуют заявления, а вслед за ними уже практические действия. И как только прозвучит первое официальное заявление международного формата, с полным правом можно будет говорить о том, что «лед тронулся».

- Отвечая на заявление президента Азербайджана в Ашхабаде, премьер-министр Армении Никол Пашинян не стал ссылаться на дореволюционные власти Армении, но ответить предметно тоже не смог. Взамен он начал утрировать слова Алиева. Значит ли это, что он фактически разделил ответственность за героизацию пособников Гитлера в своей стране?

- Понять Пашиняна нетрудно. Оказавшись в патовой ситуации, он не стал, хотя и мог, жалко оправдываться, перекладывать на своих политических предшественников всю вину ответственности за государственную политику героизации нацизма в Армении, как это ранее сделал МИД России в своем известном докладе от 6 мая 2019 года. Нет, он, наоборот, бодро и задиристо повторил все то, что до него говорил о нацисте Нжде экс-президент Армении Серж Саргсян.

Однако он опустился тем самым в глазах своих коллег по Совету глав государств СНГ еще ниже, чем до этого. По сути, одним махом он стер с лица армянской дипломатии все те тонны косметики благопристойности, которые она накладывала на себя, чтобы не казаться одиозной в данном вопросе. Напомню, что к моменту встречи в Ашхабаде в рамках СНГ уже существовало соглашение о совместном или коллективном праздновании всеми его странами 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Но вот вам новый и очень неожиданный кульбит: Армения хочет праздновать победу над нацизмом под знаменами нацистского преступника Нжде, хотя настоящим героем армянского народа в той войне был маршал Иван Баграмян.

Но самое пикантное, что позиция Пашиняна относительно ситуации с Нжде выглядит абсурдной даже с точки зрения национально-освободительной борьбы армянского народа за свою национальную независимость. Я сейчас попытаюсь полностью абстрагироваться от всех привычных для нас понятий добра и зла в отношении событий Великой Отечественной войны и посмотреть на ситуацию глазами армянского ортодоксального ультранационалиста, полностью погруженного в свои мыслеформы. Если смотреть с высоты Арарата, то получается, что маршал Баграмян защищал режим советской оккупации Армении. Однако и Нжде не хотел ее независимости и стремился превратить ее в колонию нацистской Германии. То есть желал не свободы Армении, а ее подчинения другому оккупационному режиму ради получения личной власти над своими соплеменниками из рук нацистов. Возникает вопрос: а был ли он вообще борцом за свободу Армении? Не знаю, осознают ли в Ереване всю шизофреничность подобной ситуации. Если нет, то в моем субъективном понимании единственным лекарством от этой болезни является тотальная активная денацификация Армении по примеру Германии после ее поражения во Второй мировой войне.

- В своих книгах, статьях и интервью вы часто упрекаете российский МИД в недостаточной категоричности в вопросе осуждения героизации Гарегина Нжде в Армении. С другой стороны, вы бьете тревогу об экспорте этого процесса на территорию России. Как, по-вашему, что мешает российской стороне предотвратить этот процесс хотя бы у себя?

- Вы совершенно правы в том, что я с завидным постоянством критикую МИД России за недостаточную категоричность в осуждении героизации нацизма в Армении. А бороться с попытками героизации армянского нацизма в самой России должны Генеральная прокуратура, МВД, ФСБ России - каждое ведомство в соответствии с предусмотренной для них законом компетенцией.

Заявление президента Ильхама Алиева в Ашхабаде стало очень громким сигналом, на который сегодня вынуждены реагировать все, кто имеет к этому отношение. Российским правоохранителям придется сейчас активно поработать, чтобы выкорчевать на юге России все проявления героизации армянского нацизма, которые не ограничиваются лишь установкой еще в 2012 году мемориальной таблички нацисту Нжде в ограде армяно-григорианской Успенской церкви в городе Армавире Краснодарского края.

Дело в том, что армяне на протяжении своей истории вплоть до 1918 года никогда не имели своей национальной государственности, были вынуждены существовать и выживать в чуждой для них национальной и религиозной среде, постоянно приспосабливаться к власти над собой более могущественных народов. Подобный образ жизни из поколения в поколение формировал у них две главные черты национального характера - холуйство перед властью и жестокость в отношении конкурентов.

Представители армянского бизнеса и связанные с ним политико-религиозные деятели не жалеют денег на подкуп чиновников самого разного профиля и ранга и выстраивание коррупционных схем с их практическим участием. Если обратиться к истории, то очень легко убедиться в том, что подобная практика всегда способствовала существованию армянского этноса. Провоцирование и поддержание коррупции на местах являются для них не просто привычным и естественным делом, а уже чуть ли не врожденным инстинктом, поэтому они так легко интегрируют в свой бизнес власть предержащих или их родственников в местах своего проживания. Так было всегда и везде, где имеются армянские общины.

Россия в этом случае ничем не отличается от других стран. Естественно, такое положение дел не нравится коренному населению, что время от времени приводит не только к широким народным протестам, но и открытым антиармянским бунтам. В 2007 году антиармянские протесты происходили в городе Веневе Тульской области, в 2013-м - в городе Пугачеве Самарской области России, а в январе 2019 года - в Карагандинской области Казахстана. И везде причина была одна: сращивание местной власти и правоохранительных органов с армянским бизнесом. Аналогичная ситуация, я уверен, имеет место и в Армавире, где муниципальная власть не только разрешила поставить мемориальную табличку нацисту Нжде, но и поучаствовала в его открытии, если верить сообщениям краснодарской прессы.

- Между тем одной таблички Нжде на территории церкви в Армавире армянам, видимо, не хватает. В социальных сетях распространяются петиции с требованием установить ему и памятник в том же Краснодарском крае. Это Ильхам Алиев их так разозлил?

- Нет, тут вы не правы, дело обстоит немного по-другому. Сразу после того, как в мае 2016 года на центральной площади Еревана перед зданием правительства страны был открыт памятник нацисту Нжде, по команде властей Армении радикальные националисты из армянской диаспоры России инициировали целый ряд откровенно провокационных петиций. Целью их являлся перенос практики героизации этого нацистского преступника на территорию России. Наибольшую известность среди них получила та, в которой высказано требование о переименовании старинного русского города Владимира, - одно время даже являвшегося столицей русского государства, - в Нжде. Дело в том, что в этом городе, в тюрьме особого режима, известной по песням в стиле шансон как «Владимирский централ», этот нацистский преступник скончался и был похоронен на местном тюремном кладбище.

История с петицией, в которой требовали от властей Краснодарского края России установки памятника Нжде в Армавире и переименования одной из улиц города в честь этого коллаборанта Третьего рейха, также относится к тому времени. А сейчас я поделюсь с вами маленькой исторической тайной, которую раскрыл не так давно, но еще не сообщал прессе. Можно сказать - эксклюзив для вас.

Изучая опубликованные ФСБ России документы времен Великой Отечественной войны, я наткнулся на информацию, что в 1942 году гитлеровские оккупационные власти открыли для богослужения армянскую церковь в Армавире, которая была закрыта большевиками в начале 1920-х годов. Причем открыли по личному ходатайству Нжде перед руководством министерства по вопросам оккупированных восточных территорий гитлеровской Германии. И с тех пор эта церковь более не закрывалась. Армяне Краснодарского края помнят об этом и поэтому с таким трепетом относятся к личности Нжде, готовы боготворить его даже вопреки законам и официальной государственной идеологии современной России.

Значительная часть армянской диаспоры России - я не побоюсь этого категоричного заявления - на ментально-религиозном уровне сегодня боготворит Нжде, и бороться с этим явлением можно только путем его тотальной денацификации, как это случилось в Германии после падения гитлеризма и нацизма по решению Потсдамской конференции в 1945-1955 гг.

- Как вы считаете, зачем Армении героизация нацистских приспешников? Нжде ведь не один в своем роде?

- Я нашел для себя ответ на этот вопрос примерно год назад, и с тех пор ни один оппонент не смог изменить эту точку зрения. В моем понимании превращение Нжде в национального героя Армении стало результатом процесса формирования армянской государственной идеологии после обретения этим народом своей национальной государственности с распадом СССР. Армянская этническая ментальность, и с этим ничего нельзя поделать, устроена так, что эти люди традиционно или исторически, дабы слепо и коллективно следовать какому-то заданному идеологическому стереотипу, должны иметь не идею в голове, а образец для подражания перед глазами. Интеллектуальные лидеры этого народа прекрасно осведомлены об этой эмоционально-психологической доминанте сознания своих соотечественников. Поэтому к выбору национального героя №1 для своего народа, из которого следует сделать кумира нации в XXIвеке, они подходили со всей тщательностью.

На роль харизматичного образа для подражания армянской интеллигенции и молодежи, способного в качестве идеала устроить все политические элиты внутри самой Армении и ветви диаспоры за ее пределами, за последнюю четверть века выдвигались самые разные персонажи новой и новейшей истории этой страны. На эту роль пробовались Драстамат Канаян, Андраник Озанян, международный террорист Монте Мелконян и прочие преступники, которых сегодня в Армении почитают за национальных героев. Но все они по той или иной причине выбраковывались.

В итоге в данном качестве официальный Ереван решил провозгласить Гарегина Нжде. Причем выбор во многом был обусловлен борьбой за власть внутри самой Армении, а не идеологическими резонами. Начало этому процессу было положено в 2000 году, когда Андраник Маргарян - организатор и первый лидер Республиканской партии Армении, созданной в соответствии с расистской теорией «цегакрона» Нжде, был назначен премьер-министром страны. В то время в Армении шла ожесточенная внутриполитическая борьба между сторонниками первого президента страны Левона Тер-Петросяна и отстранившего его от власти второго президента страны Роберта Кочаряна.

Военная хунта полевых командиров незаконных вооруженных формирований армянских сепаратистов Нагорного Карабаха, более известная в русскоязычной прессе под названием «карабахский клан», ради объяснения и легитимизации узурпации ею власти в Ереване объявила оккупированные азербайджанские территории частью Армении. Чтобы поднять свой авторитет в самой Армении, новая власть решила героизировать Гарегина Нжде, поскольку он в апреле 1921 года провозгласил создание «Республики Горная Армения» - по сути, второго армянского государства на Южном Кавказе. Этим он заложил основы современных претензий армянских националистов на оккупированные земли Азербайджана. Этот шаг также должен был объяснить коренным жителям Армении, ереванским армянам, почему пришедшие из Азербайджана и захватившие власть в стране карабахские армяне имеют моральное право управлять ими.

Теория Нжде использовалась и используется также во внешней политике Армении для оправдания ее агрессии против Азербайджана. И если посмотреть на этот вопрос непредвзято, то становится видно, что вся жизнь современной Армении подчинена идее оккупации Нагорного Карабаха, для чего задействованы все ресурсы страны - людские, материальные, финансовые, административные и дипломатические.

Героизация нацизма в Армении всегда преследовала только одну цель: упрочить оккупационный режим и сформировать для него видимость морального права на существование, хотя сам по себе последний факт совершенно неприемлем с позиции норм международного права. Фактически вся эта политика была насквозь пропитана правовым нигилизмом, попранием человеческого достоинства, что всегда было, есть и будет отличительной чертой нацизма в любых его идеологических проявлениях и интерпретациях.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

18