11 Декабря 2019

Среда, 12:34

ВАЛЮТА

«ПОДРУЖИТЬ» БАНКИ И БИЗНЕС

В Азербайджане рассматриваются пути роста банковского кредитования реальной экономики

Автор:

15.11.2019

В последний месяц о ситуации в банковском секторе Азербайджана говорят много. Недовольство президента Ильхама Алиева по поводу слабого участия банков в развитии реального сектора экономики, которое было высказано им на последнем совещании, посвященном экономическим вопросам, стимулировало многочисленные дискуссии и попытки разобраться в проблемах местных банков. Так почему же при отсутствии каких-либо признаков кризиса, наличии порой сверхликвидности банки не хотят делать то, для чего, в сущности, созданы - выдавать кредиты под бизнес-проекты? Конечно же, ответов и оправданий здесь достаточно у каждой стороны, но более всего важно, удастся ли в итоге найти тот выход из ситуации, который так необходим сегодня экономике страны?

Итак, банковский сектор нуждается в оздоровлении. В этом уверен и новый министр экономики Микаил Джаббаров, который в ходе пленарных обсуждений проекта госбюджета в Милли меджлисе Азербайджана заявил о важности обеспечения бизнесу доступа к финансированию. А для этого, в том числе, необходимы реформы в банковском секторе. «Население Азербайджана издавна склонно к частному предпринимательству и торговле. Мы должны в полную силу использовать данный фактор. Непрозрачность в данной сфере должна быть предотвращена. Кроме того, необходимо сократить уровень государственного регулирования бизнеса», - заявил М. Джаббаров.

Однако насколько «нездоров» банковский сектор? Честно говоря, статистика на 30 сентября этого года выглядит вполне прилично: на эту дату общая сумма активов банков составила 31,4 млрд., а их обязательств - 26,7 млрд. манатов, то есть имеется балансовый капитал в 4,7 млрд. манатов. При этом 44,2% банковских активов были использованы в качестве кредитного портфеля, и рост по данному показателю составил почти 10% (1,2 млрд. манатов). И 61,6% кредитного портфеля составили именно бизнес-кредиты, а 38,4% - потребительские. Эти показатели достаточно наглядно демонстрируют, что о каком-либо «кризисе» банков и речи быть не может. Тем более, что по итогам этого года сектор уже должен был заметно оживиться, учитывая, что один из серьезнейших вопросов, тормозящих его развитие, - вопрос проблемных кредитов нашел свое решение.  Напомним, что согласно Указу президента Ильхама Алиева, за счет средств госбюджета была возмещена разница по основному долгу физлиц по кредитам в инвалюте на сумму до $10 тыс., которая возникла в результате девальваций. Как недавно сообщили в Палате по надзору за финансовыми рынками Азербайджана (MBNP), исполнение указа завершено, компенсации по проблемным кредитам выплачены 98% обратившихся граждан, на эти цели было направлено 633,2 млн. манатов. В рамках указа также было списано 204,9 млн. манатов процентной задолженности и пени по кредитам свыше 126 тыс. заемщиков. Кроме того, задолженность 42 тыс. граждан была полностью погашена, реструктуризировано 153,8 млн. манатов кредитной задолженности свыше 76,3 тыс. заемщиков (этот процесс продлится до конца 2019 года). С учетом всего перечисленного объем проблемных кредитов в стране уменьшился на 9% по сравнению с началом текущего года, а по сравнению с аналогичным периодом прошлого года - на 17,5%.

Однако наряду с этими цифрами есть и другие, более конкретно характеризующие суть недостаточного участия банков в кредитовании реального сектора. Так, всего 6,1% в структуре кредитных вложений банков пришлось на промышленность и производственный сектор, 3,6% - на сельское хозяйство и переработку, 2,7% - на строительство и недвижимость. Зато доля торговли и сферы услуг составила 16,7% и самая большая часть займов (44,2%) выдана домохозяйствам (они включают и потребительские кредиты). То есть, по сути, самые важные для ненефтяного сектора экономики страны сферы остаются без внимания кредитных организаций. 

В чем же проблема? Банкиры утверждают, что они готовы кредитовать проекты в сфере производства и сельского хозяйства, но… таковых очень мало. «Банк продает деньги. Если ко мне за кредитом придет достойный клиент с залоговым обеспечением, бизнес-планом, прозрачной для фискальных органов деятельностью, почему я не должен давать ему кредит? Ведь для меня деньги - это товар, который я должен продать и получить прибыль. Те предприниматели, которые говорят, что взять кредит в банке сложно, попросту не отвечают необходимым условиям для его получения», - отметил в интервью местным СМИ председатель правления одного из ведущих банков страны Фаиг Гусейнов. По его словам, сегодня банки ведут борьбу за каждого клиента, они в поисках бизнес-проектов, которые можно было бы кредитовать. 

Вместе с тем у бизнесменов свои доводы - они утверждают, что процентные ставки у бизнес-кредитов высоки, банкиры же на это отвечают, что процентные ставки по бизнес-кредитам (12-14%) адекватны депозитным ставкам. 

Что интересно, при этом потребительские кредиты, которые обходятся намного дороже бизнес-займов и более рискованны, все еще пользуются большой популярностью и у клиентов, и у банков. Банкиры говорят, что на сегодня это важный пункт их прибыли, и сокращение количества продуктов в данной сфере приведет многие кредитные организации к упадку, а то и банкротству. Но, с другой стороны, наличие большого портфеля потребкредитов тоже рискованно как для банков, так и для заемщиков, что показал недавний опыт девальвации маната. 

В этом смысле административные рычаги по ограничению потребкредитования, введенные недавно со стороны MBNP, вполне логичны. Так, палата внесла изменения в «Правила регулирования кредитных рисков по одному или группе заемщиков, связанных друг с другом». «Регулятор принял решение ограничить банковские риски по долгосрочным потребительским кредитам. Согласно изменениям, максимальный объем кредитного риска по потребительскому кредиту, выданному на срок свыше 7 лет, не должен превышать 0,1% от капитала I уровня банка после удержаний», - отметили в палате. Данное изменение вступает в силу с 30 ноября 2019 года.

То есть эта мера будет иметь двоякое воздействие - ограничив возможности банков в потребкредитовании, она стимулирует их перенаправить финансы в реальный сектор. 

Вместе с тем правительство будет продолжать фискальные меры по «обелению» экономики в целом и предпринимательской деятельности в частности, что так или иначе снимет главные препоны для бизнесменов в получении займов. 

Также в числе конфликтных моментов, затрагиваемых банками уже несколько лет, упрощение процесса реализации залога, снижение времени, затрачиваемого на данный процесс. Правительству предстоит в краткие сроки решить и этот вопрос. 

Еще одним стимулом станет электронный доступ кредитных организаций к необходимой информации о кредитополучателях, что позволит обеим сторонам сократить время на рассмотрение заявки и принятие правильного решения по нему. 

Кроме того, уже приняты меры по упрощению и цифровизации многих банковских услуг, расширяется применение безналичных расчетов. В результате реализации Госпрограммы по расширению цифровых платежей в Азербайджане объем безналичного оборота вырастет до 14 млрд. манатов. Как заявил в своем выступлении на IV Международном банковском форуме в Баку первый заместитель председателя Центробанка Азербайджана Алим Гулиев, в результате реализации госпрограммы планируется сократить объем наличного оборота с 74 до 40%.

Таким образом, существенно будет сокращаться объем теневой экономики в стране, и как только все негативные моменты, связанные с ней, ликвидируются, предпринимателям и банкам станет гораздо удобнее сотрудничать. 

Так или иначе, в ближайшее время банки будут анонсировать свои планы на предстоящий год. Уже ясно, что бизнес-модели многих кредитных организаций серьезно изменятся, и основной тренд будет связан именно с кредитами для проектов, поддерживающих развитие ненефтяного сектора в стране.


РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

6