11 Декабря 2019

Среда, 13:43

ВАЛЮТА

ВАРИАНТОВ НЕТ

На вопросы R+ отвечает доктор политических наук, лидер Международного евразийского движения Александр ДУГИН

Автор:

15.11.2019

- Совсем недавно в Ереване прошел саммит лидеров стран Евразийского экономического союза, на котором Никол Пашинян вновь убеждал участников в приверженности евразийскому курсу. В то же время почти все аналитики и СМИ вспомнили, что до прихода к власти армянский премьер выступал ярым противником этой интеграции. Как, по-вашему, когда Пашинян был искренен в этом вопросе - до прихода к власти или после?

- Я думаю, что он вообще неискренен.  Не был ни до, ни после. Это своего рода политик-прагматик. Он пришел к власти на волне антироссийских и, в значительной мере, антиевразийских настроений. Он критиковал Евразийский проект в рамках общей критики Саргсяна и, естественно, опирался на противников существовавшего режима, объединив критику неэффективности внутреннего управления Саргсяна с критикой внешней политики и отношений армянского правительства с Россией, Западом и Азербайджаном.  Справедливости ради стоит отметить, что именно при Саргсяне была достигнута определенная договоренность о возврате пяти районов, прилегающих к Карабаху, Азербайджану. Саргсян не дал хода данному решению, мотивируя это тем, что оно могло вызвать серьезное противостояние в армянском обществе. Поскольку на тот момент его позиции были шаткими, он просил подождать до тех пор, пока не станет премьером и не завершится конституционная реформа. Кстати, Саргсяну тогда верили, и на это рассчитывали и Путин, и Алиев.  Конечно, «сбрасывая» Саргсяна и критикуя его за какие-то слабости, Пашинян одновременно подвергал критике всю политику прежнего руководства с соответствующими нападками на евразийство. С приходом к власти Пашиняна создалась ситуация, когда ему необходимо было уже не захватить власть и удержать ее, а справиться с совершенно другой задачей. А без продолжения ориентации на Россию - это просто очень трудно. Поскольку внешняя политика и экономика Армении в существенной степени зависят от России, Пашинян стал менять свою жесткую антироссийскую и антиевразийскую риторику, исходя из прагматических соображений. Конечно, он умело воспользовался непопулярностью Саргсяна среди значительной части армянского общества. А сейчас для того, чтобы сохранить власть, он должен предпринять какие-то пророссийские шаги. Мне кажется, что он больше симпатизирует армянскому национализму, чем евразийству, но, в целом, это характерно для армянской политики. Для них евразийство, где очень силен тюркский фактор, - это угроза. Они принимают его в силу некоторой неизбежности или необходимости.  В действительности они предпочли бы либо «Великую Армению», что просто нереально, либо двусторонний альянс с Россией без всех остальных тюркских народов. Тем не менее Пашинян вынужден считаться с тем, что есть. Россия является безусловной сторонницей евразийского сближения, и поэтому здесь существует некоторая прагматическая необходимость в признании этой модели. 

- Выходит, Армения все же обречена быть евразийской, независимо от того, кто правит страной?

- Армения не обречена быть евразийской; она не является евразийской. Страна очень сильно зависит от России во всех смыслах этого слова.  А поскольку Россия проводит евразийскую интеграцию, то Армения в ней участвует, потому что неучастие было бы хуже, чем участие. 

- Что Евразийскому экономическому союзу может дать Армения, загнавшая себя в блокаду и находящаяся не в самом завидном экономическом положении в силу территориальных претензий к Азербайджану?

- На самом деле Армения может выполнить позитивную функцию в Евразийском союзе. Но по-настоящему переломным моментом было бы подключение к евразийской интеграции Азербайджана. Азербайджан - по-настоящему евразийская страна, и в этом отношении позиции Армении и Азербайджана в ЕврАзЭС можно сравнить с позициями Индии и Пакистана в рамках ШОС. Активное участие Азербайджана и Армении в контексте Евразийского союза создало бы совершенно иные условия для решения карабахской проблемы, в том числе и в пользу прекращения блокады Армении и разблокирования отношений на Южном Кавказе. Но Армения делает все возможное, чтобы обострять отношения с Азербайджаном.  Таким образом, более тесное сотрудничество России с Азербайджаном могло бы обеспечить постепенный выход на решение карабахского вопроса и интеграцию Армении в общем контексте, не исключая возможности нормализации отношений Армении с Турцией и так далее. Все это планировалось в данном полноценном евразийском проекте.

- Ереван позиционирует себя как стратегический союзник Москвы. Однако не секрет, что после «революции» в Армении система армяно-российских союзнических отношений несколько пошатнулась. Могут ли быть перекроены выстроенные годами отношения? Если да, то каким может быть исход этой «перекройки»?

- Вы знаете, могут. Россия прекрасно понимает, что многие договоренности с Саргсяном были достигнуты не с конкретной личностью, а с возглавляемой им страной. Соответственно то, что Пашинян поставил их под сомнение - а он очень многое поставил под сомнение, вызвало очень серьезную реакцию со стороны Москвы. Тем не менее в Москве тоже исходят из прагматических соображений, считая, что имеют дело именно с тем, что и кто определяет повестку дня в Армении. С прагматической точки зрения, думаю, что ситуация не так уж безнадежна. Тут, конечно, не может идти и речи о вражде или разрыве исторически сложившихся связей, но в целом в Армении наблюдается неприятная обстановка, что, безусловно, вызывает недовольство России существующим политическим курсом в соседней стране.

- Чуть более года назад на конференции в освобожденном от армянской оккупации азербайджанском селе Джоджуг Мерджанлы вы заявили, что единственным и главным союзником России на Кавказе является Азербайджан. Какая роль отводится Баку в стратегических планах Москвы?

- Азербайджан является главным союзником России на Южном Кавказе, несмотря на то, что он не входит в ЕврАзЭС или ОДКБ. Считаю, что наши отношения развиваются в стремительном и благоприятном ключе. К огромному сожалению, мы не смогли пока осуществить план по возврату пяти районов Азербайджану. Кстати, именно этот план, который затормозился как раз из-за Пашиняна, является неким доказательством серьезности наших взаимоотношений. Азербайджан - ключевой партнер России в отношениях с Каспийским регионом и Южным Кавказом. Это очень важный участник процесса стабилизации отношений в треугольнике Москва -Тегеран - Анкара, где Баку, в принципе, выполняет роль перекрестка внутри евразийского треугольника и является залогом нашего успеха на Ближнем Востоке. Роль Азербайджана в этом процессе колоссальна. Отношения между Путиным и Алиевым, на мой взгляд, на высшем уровне.  Это два президента, которые понимают и уважают друг друга не просто из вежливости, а понимая общую стратегию. Будучи продолжателем политического курса своего отца, Гейдара Алиева, Ильхам Алиев - это, безусловно, удача для Азербайджана. Хотя и редкость, но это яркий пример того, как надо управлять страной в интересах народа, а не только в интересах правящей верхушки, что очень важно. Будучи популярными и народными лидерами, Путин и Алиев близки идеологически, не только лично. Думаю, что настоящее и будущее отношений между Россией и Азербайджаном не омрачено событиями, происходящими в Армении. Наоборот, мы видим, что наши президенты прекрасно понимают друг друга.  Полагаю, что наступил момент, когда нам надо перейти на новый виток интенсивной дружбы между Россией и Азербайджаном.  Для этого есть все условия. Огромная победа России на Ближнем Востоке, и в Сирии в частности, показывает, что Россия активно возвращается и в исламский мир. Все больше народов обращают свои взоры к Москве, и в этом отношении Азербайджан может прекрасно воспользоваться ростом престижа России для укрепления собственных позиций.

- В начале года вы прогнозировали, что соглашение по урегулированию карабахского конфликта будет подписано весной, а армянская сторона «уступит несколько районов» в июне. Какие факторы помешали этому? Каковы, на ваш взгляд, перспективы урегулирования сегодня?

- Честно говоря, я поражаюсь выдержке президента Ильхама Алиева, который старается избежать любого обострения ситуации со стороны Армении.  Он довольно разумно воспринял избрание Пашиняна и спокойно продолжает диалог с Арменией, несмотря на резкие комментарии и поведение армянского лидера. Считаю, что именно благодаря этому Азербайджан и выиграл. Иными словами, в данной ситуации именно сдержанность, спокойствие и уверенность в себе являются теми качествами, которые определяют наиболее надежного партнера России. Думаю, что сейчас самое время вернуться к «новому старому» проекту урегулирования карабахского конфликта. С момента прихода к власти Пашиняна прошло уже два года, и он уже отдалился по времени от предвыборной антироссийской и антиевразийской риторики, все больше демонстрируя прагматические качества политика-реалиста. Соответственно это создает предпосылки для выстраивания нового типа отношений и предполагает разработку новой тактики.  Стратегия и дорожная карта отношений и так ясны. Баку важно продумать новую тактику взаимоотношений с Россией и именно с ее помощью сделать следующий шаг для окончательного воплощения этих планов в жизнь.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

8