23 Февраля 2020

Воскресенье, 17:59

ВАЛЮТА

ЛИВИЙСКИЙ ПАСЬЯНС

На злобу дня: как удачно поделить наследие Каддафи?

Автор:

01.02.2020

Очередной раунд переговоров по Ливии состоялся 19 января в Берлине под руководством генерального секретаря ООН Антониу Гутерриша и канцлера Германии Ангелы Меркель. Похоже, что конференцию с участием представителей двенадцати государств и правительств, а также пяти международных организаций можно считать хоть каким-то прогрессом в урегулировании конфликта. Этого оптимизма не наблюдалось по итогам московской встречи, прошедшей ранее в январе, и предположений наблюдателей, скептически настроенных по отношению к возможности установления прочного мира в Ливии в ближайшее время.

Верховный главнокомандующий Ливийской национальной армией (ЛНА) фельдмаршал Халифа Хафтар непосредственного участия в конференции в Берлине не принимал. Но его оппонент - премьер-министр признанного международным сообществом Правительства национального согласия (ПНС) Файез Саррадж - присутствовал. 

То, что берлинская конференция не принесет каких-либо ощутимых результатов, было ясно еще до начала переговорного процесса. Ведь всего за несколько часов до этого ЛНА закрыла ливийский нефтепровод, полностью приостановив экспорт нефти из морских портов североафриканской страны. 

Все участники международной встречи в Берлине, включая Турцию, поставили свои подписи под итоговой декларацией из 55 пунктов. Как и в Москве, Хафтар подписывать документ не стал. Впрочем, берлинская декларация по Ливии ничего особенного из себя не представляет, за исключением нескольких пунктов. Так, страны - участницы саммита обязались активизировать усилия по снижению напряженности и достижению прекращения огня в Ливии, а также призвали обе стороны конфликта и поддерживающие их страны обеспечить отвод войск, артиллерии и военно-воздушных сил. В документе также подчеркивается, что под эгидой ООН в Ливии будут созданы технические комитеты по мониторингу режима прекращения огня, а стороны, нарушившие перемирие, будут подвергнуты международному эмбарго.

 

Подковерные войны

В феврале этого года ООН намечает проведение еще одной встречи в Берлине, на которой будут созданы четыре отдельные технические группы по вопросам экономики и безопасности в Ливии. ООН также берет на себя организацию технических комитетов по обеспечению и контролю за прекращением боевых действий. В состав комитетов будут включены представители правительств Хафтара и Сарраджа - по пять человек с каждой стороны. Международный наблюдательный комитет будет собираться раз в месяц для контроля за осуществлением скоординированных действий в Ливии.

Естественно, отказ Хафтара подписать итоговую декларацию в Берлине существенно снижает значимость документа и ставит под сомнение его эффективность, учитывая, что после начала военных операций по захвату Триполи в апреле прошлого года ЛНА фактически контролирует три четверти территории страны.

Нетрудно догадаться, что отказ фельдмаршала Хафтара подписать соглашение о перемирии дважды (в Москве и Берлине) явно указывает на факт подковерной, а порой и откровенной борьбы сильных мира сего за Ливию. Так, 15 января министр обороны Турции Хулуси Акар заявил о давлении некоторых стран на Хафтара. Позже турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу перечислил эти страны, назвав среди них Египет, ОАЭ и Францию. Правда, Чавушоглу не назвал Италию, хотя после встречи с госсекретарем США Майком Помпео премьер-министр Италии Джузеппе Конте открыто заявил о нецелесообразности допущения Турции и России к переговорному процессу. 

 

Евросоюз против России и Турции

По сути, именно этот подход является одной из основных причин продолжающегося кризиса в Ливии. Каждая из заинтересованных сторон пытается извлечь максимальную выгоду из этой богатой североафриканской страны, сохранив при этом свое влияние. В принципе, это можно понять и объяснить с точки зрения глобальной политики. Ливия - девятая страна в мире по объему нефтяных запасов при суточной добыче 1,2 млн. барр. (2 млн. барр. в 2011 году) и один из ближайших соседей Европы. Кроме того, именно через Ливию течет самый большой поток беженцев в Европу. И это естественно, что Европейский союз хочет взять этот процесс под свой контроль.

С другой стороны, ЕС не может оставаться безучастным к стремлениям Турции и России перехватить инициативу в Ливии в свои руки. В начале января верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель объяснил главную причину усиливающейся роли Турции и России в Ливии неспособностью ЕС определиться с общей позицией по данному вопросу. «Полгода назад в Центральном Средиземноморье не было ни Турции, ни России, но теперь они перехватили инициативу. Это серьезное изменение в геополитической структуре Средиземного моря», - заявил Боррель.

На фоне схожих заявлений министры иностранных дел стран ЕС решили перенести следующие обсуждения по Ливии на март этого года. Уже сейчас европейские лидеры обсуждают отправку миротворческих сил в Ливию. В этом смысле спешная организация конференции в Берлине (лишь неделю спустя после московской встречи) была своего рода ответом Москве. Ясно, что Европа не хочет отдавать Ливию России и Турции.

Иными словами, если бы 13 января удалось добиться соглашения между Хафтаром и Сарраджем в Москве, впредь именно Россия и Турция определяли бы судьбу Ливии. Но в последний момент план сорвался, так как Хафтар той же ночью спешно покинул Москву, вернувшись в Ливию. По утверждению арабских СМИ, Хафтар пошел на этот шаг по требованию Египта, потому что на кону было не только будущее Ливии, но и судьба крупных энергетических ресурсов в восточной части Средиземного моря.

 

Турция и ее интересы

Дело в том, что 27 ноября прошлого года между правительством Турции и ПНС Ливии были подписаны меморандум о взаимопонимании в вопросах безопасности и военного сотрудничества, а также меморандум о взаимопонимании по демаркации морских зон в Восточном Средиземноморье. Последнее из этих соглашений фактически препятствует реализации проекта газопровода EastMed между Израилем, Грецией и Кипром, по которому планируется обеспечить доставку восточносредиземноморского газа в Европу. Договоренности между Ливией и Турцией соединяют границы Турции и Ливии в Средиземном море и это фактически блокирует реализацию проекта трубопровода.

Правда, морские границы Турции и Ливии еще не легализованы, а серьезные проблемы по вопросу демаркации границ между Ливией и Грецией существовали во времена М.Каддафи. Но в любом случае это соглашение подрывает планы Египта, Израиля, Греции и Кипра по изоляции Турции в Восточном Средиземноморье, предоставляя Анкаре мощный рычаг политического давления на своих конкурентов.

Меморандум о сотрудничестве в военной сфере является ничем иным, как перехватом Анкарой инициативы в регионе, на что указывают в своих заявлениях и лидеры ЕС. Таким образом, Турция станет гарантом правительства Сарраджа, а значит, обеспечит защиту вышеуказанного соглашения о морских зонах и своих интересов в Ливии. По этой причине меморандум был спешно одобрен турецким парламентом. А 2 января тот же парламент одобрил документ, поддерживающий введение войск в Ливию. Через несколько дней первая группа из 35 военнослужащих была официально отправлена в Ливию.

Одной из основных целей Турции является сохранение правительства Сарраджа, что не так-то просто. Как известно, в 2014 году, то есть уже после свержения Каддафи и всего через два года после формирования нового правительства в Ливии, страна была расколота на две части. На западе страны было создано так называемое Правительство национального согласия во главе с Файезом Сарраджем, которое контролирует столицу страны Триполи и несколько близлежащих городов. ПНС признано ООН и множеством стран мира в качестве официального правительства Ливии.

Палата представителей Ливии с резиденцией в городе Тобруке в настоящее время контролирует 75% страны, включая все восточные территории, и фактически подчиняется Халифе Хафтару, которого открыто поддерживают многие европейские страны, а также США, Россия, Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ. Например, правительство Франции вынуждено было признать военную поддержку правительства Хафтара только после того, как в 2016 году в результате крушения вертолета ЛНА в Ливии погибли трое французских военнослужащих.

При Каддафи Халифа Хафтар служил начальником генштаба Ливии. Во время войны с Чадом попал в плен и объявлен предателем у себя на родине. В советское время был слушателем Военной академии имени М.В.Фрунзе. В 1991 году при содействии Центрального разведывательного управления (ЦРУ) США был освобожден из плена и переехал в Америку. В течение почти десяти лет проживал рядом со штаб-квартирой ЦРУ. Сразу после восстания в Ливии в 2011 году вернулся и принял участие в свержении Каддафи, но позже остался в стороне от политических процессов.

После раскола Ливии в 2014 году фельдмаршал Хафтар снова появился на сцене, сделав первую, хотя и безуспешную, попытку военного переворота. Но это не помешало Хафтару консолидировать силы в восточных регионах страны, после чего в том же 2014 году в своем телеобращении к народу он объявил о начале операции «Честь» для «спасения страны». В то время Ливия была фактически разделена на несколько частей. Дерна и ряд других районов Ливии были осаждены ИГИЛ, а Бенгази и окрестности - вооруженными формированиями группировки «Ансар аш-Шариа», связанной с «Аль-Каидой». На юге действовали неконтролируемые ополчения разных местных племен.

Вскоре Халифа Хафтар установил контроль над всей Восточной Ливией, и в 2015 году Палата представителей Ливии утвердила его кандидатуру на пост верховного главнокомандующего вооруженными силами Ливии. Спустя год Хафтар захватил Бенгази - второй по величине город и экономический центр страны. В 2016 году ЛНА вернула контроль над крупными нефтедобывающими городами Ливии - Сидрой, Рас-эль-Ануфом, Бергу и Аджаби, а в 2017-м - над Дерной. В то же время Хафтар обвиняется в военных преступлениях, пытках противников, незаконных арестах и других противозаконных действиях.

Армия Хафтара начала наступление на Триполи в апреле 2019 года, но так и не захватила город. Естественно, без поддержки Турции и Катара правительство Сарраджа не сможет долго сопротивляться ЛНА. Поэтому Турция и Россия не смогли добиться успеха в примирении воюющих сторон ливийского конфликта. Похоже, что берлинская конференция также не смогла обеспечить прочный мир. Теперь всем ясно, что переговоры о прекращении огня и перемирии под эгидой ООН означают то, что правительство Сарраджа остается у власти (следовательно, Турция укрепляет свои позиции за столом переговоров), а Средиземноморский договор - в силе. Кстати, в Москве Хафтар возражал именно против этого договора.

На данном этапе Анкаре необходимо защищать Сарраджа и его правительство до тех пор, пока не будет достигнуто хотя бы прекращение огня и не начнутся мирные переговоры. Это также будет зависеть от отношений с Россией. По некоторым утверждениям, в армии выпускника Фрунзенской академии сейчас около двух тысяч бойцов ЧВК «Вагнер», в том числе 25 военных летчиков. Россия пытается одновременно выполнить двухходовку: усилить свое влияние в Ливии через Хафтара и заставить Турцию пойти на компромисс в Сирии. Как видно, расклад на геополитической доске не такой уж и простой.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

6