23 Февраля 2020

Воскресенье, 18:07

ВАЛЮТА

ЮЖНЫЙ КАВКАЗ-2020

Об армянской иллюзии, грузинской неопределенности и азербайджанском прагматизме

Автор:

01.02.2020

2020 год, как и положено високосному году, начался с событий, которые основательно потрясли общественность не только государств региона, но и международное сообщество в целом. Это и ракетный удар со стороны США по аэропорту Багдада и главе иранского спецподразделения «Аль-Кудс» генералу Касему Сулеймани, и последовавшая вслед за этим напряженность и ответный удар Ирана по американским базам в Ираке, и неожиданная отставка российского правительства и анонсирование конституционных реформ в РФ, а также обострение ситуации в Ливии. Естественно, так или иначе, все это отражается на регионе Южного Кавказа. 

 

Отчаянный армянский блеф

Да и в самом этом регионе события стали принимать довольно интересный оборот. Особенно после заявлений армянского премьера, что Армения в 2020 году обойдет Азербайджан по показателю ВВП на душу населения и станет по этому критерию передовой страной на Южном Кавказе. При этом он ссылался на некие данные МВФ. Более того, договорился до того, что его страна уже в 2019 году  обошла Грузию. Что вызвало недоумение и возмущение не только в Грузии, но и в самой Армении. А президент Азербайджана Ильхам Алиев в ходе совещания, посвященного итогам социально-экономического развития страны в 2019 году, вынужден был опровергнуть очередную армянскую ложь, приведя исчерпывающие доказательства о несостоятельности утверждений армянской стороны. 

Примечательно, что до этого грузинский министр экономики Натия Турнава заявила, что Никол Пашинян не знает элементарных вещей, не понимает, как рассчитываются статистические показатели ВВП на душу населения. При этом она указала, что Пашиняну следовало бы сначала элементарно изучить этот вопрос. 

Официальный Ереван решил пойти на такой отчаянный блеф, похоже, чтобы хоть как-то оправдаться за неудачи «экономической революции», о которой Никол Пашинян объявил годом ранее. Но он упустил из виду немаловажное обстоятельство: насколько армянское общество в условиях ухудшающихся условий жизни готово воспринимать подобный блеф. Экс-премьер страны Грант Багратян прямо заявил, что официальные данные о ВВП предоставляет не Международный валютный фонд, а Всемирный банк. ВБ же опубликует данные за 2019 год в апреле-мае 2020-го.

Не лишним будет отметить, что Грант Багратян является сторонником экс-президента Армении Левона Тер-Петросяна. Вполне возможно, что мстительный Пашинян в отместку за разоблачения своей позиции сторонниками Тер-Петросяна не нашел ничего лучше, чем поскорее избавиться от сторонников прежней команды. Первой жертвой стал его собственный пресс-секретарь Владимир Карапетян, являвшийся протеже первого армянского президента, однако эксперты ожидают, что череда отставок в армянском правительстве продолжится и пострадают, прежде всего, люди Тер-Петросяна. Тем более что Никол Пашинян даже не удосужился позвонить и поздравить экс-лидера страны с 75-летием, к которому некогда весьма благоволил и активным членом команды которого считался совсем недавно. 

Не все гладко и в армянском парламенте, где доминирующая правительственная фракция «Мой шаг» едва ли активна наполовину, тогда как другая часть действует по инерции. Сам Никол Пашинян, по-видимому, хорошо осознает, что доверие населения к нему сильно сокращается, поскольку выполнения им ранее данных обещаний никто не видит. Пашинян как популистский политик весьма опасается сравнения его власти с прежней. Поэтому в течение нынешнего года он постарается предпринять решительные шаги по реформе судебной системы, окончательно подмяв ее под себя, и показать хоть какое-то улучшение в экономике. Кроме того, в текущем году ожидаются продолжение политики кадровой перестановки в правительстве и реформы аппарата управления. С одной стороны, это позволяет действующему премьеру сваливать свои проблемы на нерадивость чиновников, с другой - отвлекать общественное мнение от действительно больших проблем в управлении.

Даже сами армянские эксперты признают, что расходная часть бюджета на 2020 год выросла на 250 млрд. драмов по сравнению с 2019-м. И цифра эта образовалась в основном за счет средств, предусмотренных на капитальные расходы в 2019 году, которые не были сделаны. Недовыполнение запланированных программ же обусловлено большей частью медлительностью системы государственного управления, что, в свою очередь, связано с сокращением числа квалифицированных кадров в госструктурах после «бархатной революции».

 

Проблемы с непосильным бременем

Не развеялись также страхи Пашиняна, вызванные возможностью «контрреволюции» карабахским кланом, который, судя по всему, предпринимает попытки перегруппировать силы. Есть вероятность перехода на его сторону бывших соратников Пашиняна - к примеру, экс-главы Совета национальной безопасности Артура Ванецяна. По версии газеты «Айкакан жаманак», которую возглавляет супруга армянского премьера Анна Акопян, Ванецян начал настоящую кампанию против семьи Пашиняна. Ему в этом активно помогают зять третьего президента Армении Сержа Саргсяна - Микаел Минасян и бывший руководитель аппарата парламента Ара Сагателян. С помощью армии «фейков» они якобы пытаются дискредитировать премьера, ставя в долгосрочном плане задачу по смене власти.

В условиях увязывания во внутриполитических дрязгах армянский премьер по-прежнему старается максимально устраниться от карабахского урегулирования. Ведь для армянской власти карабахское урегулирование является дополнительным непосильным бременем. Тем более неизбежно принятие непопулярных с точки зрения армянской политики решений, связанных с передачей Азербайджану хотя бы тех районов, которые к Нагорному Карабаху отношения не имеют, и согласие на возвращение азербайджанских беженцев. И все это может дать шанс карабахским сепаратистам обвинить Пашиняна в «предательстве». Для армянского премьер-министра накануне так называемых выборов «президента НКР» в сентябре нынешнего года такой сценарий явно неприемлем. В своем желании показаться большим католиком, чем Папа римский, он идет на обострение ситуации не только на линии фронта, но и на армяно-азербайджанской границе. Гибель азербайджанского пограничника Фарзалы Фарзалиева на газахском отрезке границы 7 января является еще одним тому подтверждением. Увы, приходится еще раз констатировать, что при таком подходе Еревана к урегулированию нагорно-карабахского армяно-азербайджанского конфликта реального улучшения ждать не приходится. 

 

Грузия перед «жаркой» осенью

В соседней Грузии, между тем, нынешний год ожидается более «жарким», чем прошедший, с политической точки зрения. Ведь именно на октябрь в стране назначено проведение очередных парламентских выборов, которые призваны решить судьбу политического курса Грузии на предстоящие четыре года. Примечательно, что последние годы на внутриполитическую стабильность в Грузии влияют не только и не столько активные действия оппозиции, сколько частая смена грузинского правительства. За последние три года в стране сменились три премьер-министра. И, судя по поступающей информации, это еще не предел. 

Так, не успел нынешний глава грузинского кабинета Георгий Гахария привыкнуть к своему креслу, которое занял в сентябре 2019 года, как  стала распространяться информация о его возможной скорой отставке. При этом информационные источники ссылаются на то, что данное решение принято самым богатым бизнесменом Грузии и лидером правящей партии «Грузинская мечта» Бидзиной Иванишвили. Согласно версиям, он якобы решил новым главой правительства избрать нынешнего спикера грузинского парламента Арчила Талаквадзе. Если верить тому, что такое решение связано с «личными разногласиями» Иванишвили и Гахарии, то напрашивается вывод, что у миллиардера явно не складывается диалог со своими соратниками. Поскольку в качестве одной из основных причин устранения прежних премьеров также называлось несовпадение во взглядах между ними и Иванишвили. 

В целом Грузия в настоящее время озабочена решением двух важных вопросов - проведением очередных парламентских выборов и обеспечением устойчивости своей экономики. Решение последнего вопроса в предвыборный год имеет исключительное значение. Так, вопреки заявлениям Никола Пашиняна, который в силу различных обстоятельств решил заделаться экономическим экспертом по региону, в 2019 году экономика Грузии демонстрировала уверенный рост. Согласно государственному бюджету на 2020 год, правительство установило прогноз экономического роста в 5%. Между тем в прошедшем году инфляция составила 10%, и остаются опасения, что она может вырасти в нынешнем году на фоне политической неопределенности, связанной как с пред-, так и с поствыборным периодом.

За период правления правящей партии правительству так и не удалось решить наиболее острые проблемы общества - безработицу и низкий уровень жизни. Правительство так и не смогло привлечь международные инвестиции путем создания благоприятного бизнес-климата. Ситуация вокруг порта Анаклия в этом смысле очень показательна. Давление на ТВС-банк - главного игрока в проекте с грузинской стороны - привело к срыву сроков, по которым строительство должно было продвигаться. В результате созданный для строительства консорциум развалился - зарубежные компаньоны решили держаться подальше, глава же банка ушел в политическую оппозицию. Власти предприняли вялые попытки воссоздать консорциум, но заинтересованность при этом демонстрировалась больше на словах, чем на деле. Так или иначе, проект фактически приостановлен, а будущее его под вопросом.

Многие наблюдатели связывают перспективы развития социально-экономической ситуации в стране с политическим будущим, судьба которого может решиться на осенних выборах в парламент. Вместе с тем, по мнению скептиков, мало что предвещает заметное изменение ситуации в ближайшие годы. Власть еще не так слаба, чтобы окончательно сдать свои позиции, но и недостаточно сильна для обеспечения полного контроля над политическим полем. Вместе с тем и оппозиция не готова вернуть власть. Все это создает неопределенность и неустойчивость и не гарантирует от повторений тех кризисных явлений, которые наблюдались в последние годы.

 

Курс на устойчивость

Для Азербайджана, который также находится в состоянии интенсивных перемен, ситуация в соседних странах выгодно подчеркивает его собственную устойчивую и прогнозируемую политическую и социально-экономическую динамику. В частности, в статье президента Азербайджана    Ильхама Алиева, вышедшей на сайте Всемирного экономического форума, известного как Давосский форум, отмечается, что экономика Азербайджана находится на устойчивой восходящей траектории с 2007 года. В материале страна позиционируется как стратегический транспортный хаб между Европой и Азией. В нем говорится об успешном развитии трубопроводов (TANAP, TAP), которые позволят Азербайджану значительно увеличить экспорт природного газа в Европу.

Обращает на себя внимание, что иностранные прямые инвестиции в азербайджанскую экономику превышают инвестиции в Армению и Грузию, вместе взятые. И это является красноречивым свидетельством устойчивости азербайджанской экономики. Причем если на первом этапе развития Азербайджана иностранные инвестиции направлялись в основном в нефтяной сектор, то сейчас речь идет об изменении структуры инвестиций - с преобладанием вложений в ненефтяные отрасли экономики, что способствует повышению ее устойчивости.

Что касается политических процессов, то очевидная модернизация азербайджанского общества, повышение общественной динамики не сопровождаются явлениями, способными дестабилизировать внутриполитическую ситуацию. Для упрочения позиций страны на международной арене этого более чем достаточно, а вот для снижения политических рисков в масштабе всего региона необходима политическая воля руководства всех трех стран. Причем воля для реализации полномасштабного регионального взаимодействия. Если у азербайджанского и грузинского руководства такое понимание есть, то армянские руководители, увы, все еще находятся в плену своих иллюзий, продолжая путать всех своими туманными выкладками. И это, естественно, не способствует улучшению политической и экономической ситуации в регионе.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

11