7 Апреля 2020

Вторник, 20:44

ВАЛЮТА

BREXIT - ВОЗМОЖНОСТИ ИЛИ ПРОБЛЕМА?

Похоже, что, пообещав стране процветание, Борис Джонсон не знает, как его добиться

Автор:

15.02.2020

Не успела Великобритания выйти из Европейского союза, как тут же получила пощечину от своего, как ей казалось, верного союзника в стремлении к независимости от ЕС.

Речь идет о телефонном разговоре премьера Джонсона с президентом Трампом, в котором обсуждалось решение британского правительства сотрудничать с китайской компанией Huawei в разработке сети 5G у себя в стране. Как сообщает Financial Times, все участники разговора, находившиеся в кабинете премьера, были «ошеломлены» грубым тоном Дональда Трампа. Президент был в ярости и не стеснялся в выражениях.

После этого разговора Лондон тут же решил перенести поездку британского премьера в Вашингтон на март, а может, и еще дальше. 

Борис Джонсон неоднократно критиковал президента США за его угрозы начать новую торговую войну с Европой, за разрыв договоренностей с Ираном и вообще за то, что «от Брюсселя до Китая и Вашингтона тарифами размахивают как дубинами, даже в дебатах по внешней политике».

Трамп же, казалось, эту критику не замечал и всячески расхваливал Джонсона. «У них замечательный новый премьер-министр», - заявил он в январе в Давосе и отметил, что с нетерпением ожидает переговоров по «потрясающей новой сделке с Соединенным Королевством».

Телефонный звонок, последовавший вскоре после Давоса, показал реальное отношение президента Трампа к Великобритании. Борису Джонсону пришлось расстаться с идеей шантажа Брюсселя своими переговорными успехами с США.

Но, честно говоря, и до этого звонка непонятно было, на что рассчитывал Джонсон. Во-первых, США сейчас имеют положительное сальдо торгового баланса с Соединенным Королевством и не собираются заключать новую сделку в ущерб себе. И, во-вторых, ни для кого не является секретом, что Трамп непредсказуем и вместо дипломатических переговоров предпочитает угрозы. Вот и на этот раз он за сотрудничество с Huawei пообещал поднять тарифы на автомобили британского производства. 

Направление удара выбрано не случайно. Для Великобритании эта отрасль сейчас одна из первых в списке, которые нужно срочно спасать. Производство автомобилей в стране из-за неопределенности с Brexit падает третий год подряд и достигло самого низкого уровня за последние 10 лет. Плюс к этому мировые автопроизводители, построившие заводы в Великобритании, опасаются, что год может закончиться без нового торгового соглашения с Европейским союзом. Они уже подумывают о переносе производства в другие страны.

 

В Европе не верят

Несмотря на то, что 31 января Великобритания официально вышла из состава ЕС, до конца года предусмотрен переходный период, в течение которого экономические отношения страны с остальными 27 членами союза не претерпят никаких изменений. Лондон также обязан выполнять все законы и решения союза, хотя уже не участвует ни в одной из его управленческих структур.

До конца года предстоит согласовать обширный круг вопросов: торговля товарами и услугами, защита данных, сотрудничество в области безопасности, авиация, автоперевозки, рыболовство и многое другое. По словам главного переговорщика от ЕС Мишеля Барнье, помимо нового договора о свободной торговле нужно обговорить еще более 600 международных соглашений. 

В Европе практически никто не верит в то, что Великобритания сможет договориться о всеобъемлющей сделке, охватывающей все аспекты Brexit, в сроки, установленные Джонсоном.

Переговоры стартуют 3 марта и должны завершиться в октябре-ноябре, чтобы осталось время на ратификацию в парламентах. В истории еще не было случая, чтобы всесторонний договор о свободной торговле был составлен и одобрен участвующими сторонами за такой короткий срок.

Для примера, договор о свободной торговле с Канадой, переговоры по которому были начаты еще в 2009 году, завершились подписанием лишь в 2016-м. Но он до сих пор не вступил в силу, так как еще не все субъекты ЕС его ратифицировали. Переговоры об этом же с Австралией, начатые в 2016 году, все еще ведутся. А ведь именно соглашения с этими странами Джонсон все время называет образцами для будущих отношений Великобритании с Европейским союзом. 

И это при том, что исходные данные абсолютно разные. Ну ничем отношения Канады и Австралии с ЕС не могут быть похожи на ситуацию с Великобританией. Различий много, вот главные. Во-первых, те страны никогда не были в составе ЕС, а потому их экономики так не связаны с Европой. Согласно статданным, на долю ЕС приходится 54% импорта Великобритании и 43% ее экспорта. Во-вторых, жесткие временные рамки. В-третьих, согласно собственным данным британского правительства, после Brexit и при достигнутом соглашении о свободной торговле экономика страны станет на 5% меньше, чем была бы при полном членстве в ЕС. Если же соглашения не удастся достичь и  торговля с ЕС будет регулироваться в соответствии с тарифами ВТО, экономика сократится еще больше - на 7,6%. По прогнозам, после выхода экономика Великобритании сможет вырасти в среднем только на 1,1% до 2023 года. Останься страна в составе ЕС, эти цифры были бы вдвое больше. В-четвертых, предстоит решить множество спорных, в том числе и территориальных, вопросов. В-пятых, мандат доверия правительству Джонсона выдан исключительно на благоприятный «развод». В случае неудачи партия тори потеряет поддержку в народе, а страна опять завязнет в неопределенности. Ну и так далее. 

 

Конфликтные темы

Проблема жесткой границы между Республикой Ирландия и Северной Ирландией, которая как часть Соединенного Королевства должна будет выйти из состава ЕС, так и не была решена кабинетом Мэй, что и привело к ее отставке. Джонсон согласился на вариант, при котором ни таможенных постов, ни паспортного контроля внутри острова Ирландия не будет, в то же время Северная Ирландия останется в составе таможенной территории Великобритании. Как это будет проходить на практике, никто пока не знает.

ЕС поддержит Испанию в ее территориальных претензиях на Гибралтар. Британский суверенитет над Гибралтаром был официально закреплен в Утрехтском договоре 1713 года, но Испания всегда возражала против этого. Будучи в составе ЕС, Великобритания могла противостоять испанским претензиям, а теперь Мадрид получит полную поддержку от других стран блока. Лидеры Евросоюза договорились еще в ноябре 2018 года о том, что Гибралтар «не будет включен в территориальные рамки» будущих соглашений между двумя сторонами. Лондон по нему должен будет заключать отдельные соглашения, предварительно согласовывая их с Испанией.

На протяжении многих лет действовало правило о равном доступе в рыболовные зоны единой Европы. Восемь стран ЕС ведут рыбный промысел в водах Великобритании (у французских рыбаков, например, там до 30% улова), и запрет на это был одним из главных требований сторонников Brexit на референдуме в 2016 году. Джонсон попытался поднять данный вопрос, но, столкнувшись с жесткой позицией Брюсселя, пригрозившего в ответ запретить поставку морепродуктов из Великобритании в Европу, больше к нему предпочитает не возвращаться. Однако власти острова Гернси, входящего в состав Нормандских островов, являющихся владением британской короны, посчитали, что на них не распространяются правила переходного периода. Они уже 1 февраля закрыли доступ в свои воды европейским рыболовецким судам, предложив разработать некую систему «индивидуальных разрешений». Лондону под давлением Брюсселя пришлось разбираться с этим самоуправством.

Brexit расколол британское общество. На референдуме 2014 года по вопросу о независимости 55% шотландцев проголосовали за то, чтобы остаться в составе Великобритании. Однако спустя два года уже 62% были против выхода из ЕС. Последние опросы общественного мнения показывают, что, будь референдум сейчас, большинство бы высказалось за создание самостоятельного государства. Когда 31 января с административных зданий были спущены флаги ЕС, парламент Шотландии демонстративно его оставил. Давление на Лондон с требованием проведения нового референдума о независимости усиливается.

Еще одним камнем преткновения могут стать вопросы, связанные с принятием Великобританией таких требований ЕС, как свободное передвижение граждан Евросоюза, соблюдение правил в области конкурентной политики, субсидий, социальной защиты, охраны окружающей среды. Кабинет Джонсона, ссылаясь на все то же соглашение с Канадой, пытается доказать, что заключить соглашение о свободной торговле можно и без всего этого. Но Брюссель дает понять, что не уступит. «Без свободы передвижения людей вы не сможете свободно перемещать капитал, товары и услуги. Без равных условий в сфере охраны окружающей среды, труда, налогообложения и государственной помощи вы не получите доступ к крупнейшему в мире единому рынку», - предупреждает председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен.

 

Оправдать надежды

Решительная победа на выборах в декабре прошлого года консерваторов во главе с энергичным Борисом Джонсоном, раздававшим обещания направо и налево, вызвала всплеск давно уже подзабытого оптимизма среди британских компаний и потребителей. Согласно опросу, проведенному сразу после выборов, число британских граждан, выразивших уверенность в скором подъеме экономики страны, выросло на 10 пунктов - до 41%, самого высокого показателя с марта 2017 года. 53% опрошенных бизнесменов продемонстрировали больший оптимизм в отношении перспектив своих компаний, чем три месяца назад.

Страна, уставшая от неопределенности, продолжавшейся три с половиной года, с облегчением восприняла и выход Великобритании из ЕС 31 января. Именно этой усталостью и объясняется сокрушительное поражение лейбористов, предлагавших проведение второго референдума, что, по мнению британцев, продлило бы неопределенность еще на месяцы. 

Борис Джонсон смог убедить даже жителей промышленных округов, всегда голосовавших за лейбористов, отдать впервые свои голоса за тори. Теперь, полагают британцы, правительство обязано оправдать их ожидания и заключить с Евросоюзом соглашение о свободной торговле.

Однако становится заметно, что именно оптимизма у нового правительства остается все меньше. Как недавно отметил Ананд Менон, директор аналитического центра «Великобритания в меняющейся Европе», тон правительства Джонсона сменился с бравурных заявлений, что Brexit «полон возможностей», на признание того, что это «проблема, которую нужно решать».



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

20