7 Апреля 2020

Вторник, 20:47

ВАЛЮТА

ТУРНЕ С ИЗЮМИНКОЙ

Почему визит Майка Помпео в ряд стран СНГ прозвали антироссийским?

Автор:

15.02.2020

Как известно, 31 января - 3 февраля состоялось турне госсекретаря США Майка Помпео в Украину, Беларусь, Казахстан и Узбекистан, которое получило удивительно единодушную оценку в средствах массовой информации как условно антироссийское. Таким ли антироссийским оно было по сути и форме и какие цели преследовало вообще, постараемся разобраться в нашем анализе.

 

«Крепость между Восточной Европой и авторитаризмом»

Американские деятели, особенно последнего времени, довольно часто запоминаются своими аллегориями и сравнениями, иллюстрирующими их богатое воображение. Вот и на этот раз, начав свое турне с Киева и встречаясь с президентом Владимиром Зеленским, М.Помпео заявил, что Украина является «крепостью между Восточной Европой и авторитаризмом». Не знаю, насколько это выражение понравилось Зеленскому, но то, что оно характеризует отношение нынешней американской администрации к Украине, является достаточно очевидным. Надо полагать, что если Украина «крепость», то «авторитаризм» - Россия. Согласно определению, крепостью называют как одиночное оборонительное строение, так и их комплекс. А поскольку речь идет об оборонительном объекте, то его необходимо укреплять. Чем и занимаются американцы. Логика вполне ясна, как понятна и американская политика в отношении Киева. Россия, контролирующая Крым и де-факто Донбасс, выглядит стороной нападающей. Таким образом, сами США и те, кто выступает на стороне Украины, которую Помпео окрестил «крепостью», пытаются не только укрепить эту «крепость», но и обезопасить себя, несущих оборону за ее стенами, от наступающего неприятеля - Кремля. России, которая, по выражению все того же Помпео, является олицетворением авторитаризма. 

Однако если с украино-российскими отношениями и ролью в них США все более или менее понятно, то все, что обсуждалось вне этой темы, скрыто пеленой густого тумана. В то же время, если приглядеться к визиту более пристально, то нетрудно предположить, что среди обсуждаемых тем в Киеве вполне вероятно могла бы быть тема, связанная с так называемым «делом Байдена». Эта тема, точнее «дело», для нынешней американской администрации является не менее, а скорее даже более значимой, чем Россия и все ее действия в Восточной Европе. А сам Байден для Трампа и его команды сегодня чуть ли не более зловещая фигура, чем Путин, Си Цзиньпин и Ким Чен Ир, вместе взятые. По крайней мере, если принять во внимание, что не Ким Чен Ир, а Байден является наиболее вероятным конкурентом Трампа в нынешней президентской кампании, все, что идет во вред Байдену - на пользу Трампу. Самый значительный компромат на Байдена, так уж получилось, хранится в Киеве. И, по иронии судьбы, самый серьезный компромат на Трампа тоже оказался в руках команды Зеленского.

При этом особую актуальность приобретает требование возобновить расследование в отношении украинской компании Burisma, где работал сын Байдена, в обмен на оказание военной и финансовой помощи Украине. Известно, что сын Байдена - Хантер входил в совет директоров Burisma в течение почти пяти лет - до апреля 2019-го включительно. И известно, что украинские власти взаимодействуют с действующей администрацией по указанному вопросу. Ранее в СМИ предавалась огласке переписка офиса адвоката Трампа Р.Джулиани с бывшим генеральным прокурором Украины Юрием Луценко, главой МВД Арсеном Аваковым, нынешним главой СБУ Иваном Бакановым и помощниками президента Зеленского Сергеем Шефиром и Андреем Ермаком. И это свидетельствует о продолжающемся взаимодействии между сторонами по указанной теме. 

С другой стороны, демократы продолжают педалировать тему давления со стороны нынешней администрации на украинское правительство, чтобы последнее предоставило необходимые сведения, подтверждающие этот  факт. И это несмотря на то, что попытка импичмента Трампа провалилась в Сенате. Импичмент провалился, но предвыборная кампания только набирает обороты. Так что Украина Украиной, а своя рубашка все же ближе к телу.

 

«Отношения с величайшей империей - ведущей страной мира»

Так определил характер своих отношений с США белорусский лидер Александр Лукашенко, который не менее известен своими крылатыми выражениями и яркими фразами. 

Если американские политики и отличаются некой экстравагантностью в поведении, то президента Беларуси и вовсе можно назвать мастером политического эпатажа. Поэтому громкое предложение со стороны главы американского Госдепа на 100% обеспечить белорусский рынок американской нефтью осталось в тени заявления белорусского лидера. Лукашенко заявил, что их отношения с Помпео имеют давнюю историю, когда последний еще возглавлял ЦРУ, и «если рассекретить все материалы, то мир нам аплодировать будет».

Конечно, если абстрагироваться от всего этого пафоса и патетики, то в «сухом остатке» окажутся прагматические интересы. Все прекрасно понимают, что американцы не в состоянии обеспечить потребности Беларуси в нефти, поскольку, как ни крути, она все равно окажется на порядок дороже нефти их ближайших конкурентов. Но даже ограниченные поставки на такой «закрытый» рынок, как белорусский, который вообще всегда рассматривался исключительно как «вотчина» российских топливно-энергетических компаний, могут иметь политический эффект. Для Минска это однозначно означает укрепление своих переговорных позиций с Москвой, для Вашингтона - повод заявить о себе как об эффективном игроке на рынке Евразийского экономического союза. 

Для белорусской стороны важно утвердиться в роли независимого и эффективного игрока. Причем таким образом, чтобы ее отношения с Россией не выглядели препятствием для развития полноценных контактов с другими государствами, включая тех, с которыми Москва состоит в конфронтационных отношениях. 

Выражаясь словами самого Лукашенко: «Беларусь, как суверенная и независимая страна, определяет, какую проводить внешнюю политику. Или мы этим навредили России? Нет».

Анонсирование со стороны Помпео назначения в Минск нового американского посла после перерыва длиною в 12 лет в свою очередь может означать, что Соединенные Штаты будут стремиться укреплять текущую линию на диалог с Минском. И это поможет сохранить эффект присутствия в данном, довольно чувствительном регионе Европы.

 

Последний пункт в программе, но не последний - в списке приоритетов

Две страны Центральной Азии - Казахстан и Узбекистан оказались последними в программе турне М.Помпео по странам постсоветского пространства. В то же время это отнюдь не означает, что они занимают периферийное место в американской политике на постсоветском пространстве в целом.

Конечно, для американской дипломатии в Центральной Азии есть своя собственная повестка, и рассчитана она на укрепление платформы диалога в рамках формата «С5+1». 

Так, известно, что во время своего визита в Казахстан Помпео встретился с президентом страны Касым-Жомартом Токаевым, экс-президентом Нурсултаном Назарбаевым, а также министром иностранных дел Мухтаром Тлеуберди, «чтобы подтвердить нашу общую приверженность миру, процветанию и безопасности в Центральной Азии». В Узбекистане Помпео провел встречу с президентом Шавкатом Мирзиёевым и министром иностранных дел Абдулазизом Камиловым, «чтобы подчеркнуть поддержку США реформ Узбекистана и суверенитета, независимости и территориальной целостности страны».

Затем американский госсекретарь принял участие в министерском совещании в формате «С5+1» с министрами иностранных дел Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. И это иллюстрирует приверженность нынешней администрации сохранению  формата, запущенного в 2015 году еще при администрации Обамы, который предусматривает реализацию совместного диалога по всем актуальным вопросам региональной безопасности, включая и афганскую тематику.

К слову, министр иностранных дел Сергей Лавров ранее заявлял, что истинная цель США -  «развернуть все проекты с участием Центральной Азии на юг, в сторону Афганистана, но без участия Российской Федерации». Это еще раз подтверждает подозрения Москвы в отношении активизации США в Центрально-Азиатском регионе.

Впрочем, многие эксперты сходятся в том, что «С5+1» не стоит рассматривать как «антироссийский» формат. Ведь сами страны Центральной Азии не позволят переподчинить их текущие политические приоритеты интересам какой-либо одной страны, даже такой «величайшей империи - ведущей страны мира».

Да к тому же в повестке центральноазиатской политики США отчетливо проглядывает желание оказать противодействие растущему китайскому влиянию. Помпео прямо предупредил, что страны региона не должны чрезмерно зависеть от Пекина. Он раскритиковал китайский бизнес и практику кредитования Китаем различных проектов в Центральной Азии и открыто обсудил преследование Пекином своих уйгурских и казахских меньшинств.

Вашингтон давно утверждает, что не хочет конкурировать с Россией и Китаем в регионе. Однако публичные призывы к странам Центральной Азии пересмотреть свое взаимодействие с Пекином делают эти доводы малоубедительными.

Подводя итоги турне, наверное, было бы неправильно считать его «антироссийским» в том смысле, который обычно принято вкладывать в это слово. Оно, скорее, было «проамериканским». Впрочем, в реальной политике подобные определения всегда условны. В любом случае ясно одно: Помпео улетел, но интересы его страны остались.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

20