1 Июня 2020

Понедельник, 07:13

ВАЛЮТА

СИРИЯ: КРУГ СУЖАЕТСЯ

А число заинтересованных в урегулировании сторон растет

Автор:

01.05.2020

Министры иностранных дел Турции, России и Ирана провели 22 апреля видеоконференцию в рамках Астанинского процесса по сирийскому конфликту. В своем заявлении по итогам встречи министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу сказал, что стороны обсудили последние события в Сирии, включая ситуацию вокруг Идлиба и на восточном берегу Евфрата, процесс политического урегулирования конфликта, а также гуманитарную ситуацию и вопросы, связанные с возвращением беженцев. Конечно, стороны также обсудили положение с коронавирусной пандемией.

После того как 5 марта в Москве президенты Турции и России достигли соглашения о прекращении огня в Идлибе, а 11 марта Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сделала заявление о пандемии, военные операции в Сирии практически прекратились. В целом ситуация стабильная, если не считать некоторых террористических актов и мелких столкновений между воюющими сторонами. В прошлом месяце зарегистрировано самое низкое число жертв за все девять лет конфликта в Сирии.

В настоящее время в Идлибе наблюдается стабильность, хотя в феврале выход ситуации из-под контроля чуть не стал причиной войны между Россией и Турцией. Теперь турецкие и российские военные периодически патрулируют территорию вдоль шоссе М-4, которое соединяет сирийские города Латакию и Алеппо и тянется вплоть до границы с Ираком. Исключение составляют редкие стычки между местными радикальными группировками и силами военной полиции Турции и России.

По этой причине в настоящее время основное внимание сосредоточено на восточном берегу Евфрата, который находится под контролем курдских вооруженных отрядов. На самом деле, не будь пандемии, ожидалось, что следующий этап военных операций (после прекращения огня в Идлибе) будет проходить именно на этой территории. По сообщениям курдских СМИ, Турция якобы концентрирует свои военные силы в северных районах Сирии, недалеко от контрольно-пропускных пунктов, контролируемых курдами, и готовится к новой операции. Хотя официальная Анкара предпочитает пока хранить молчание, напряженность в провинции Дейр-эз-Зор с преимущественно курдским населением растет с каждым днем.

20 апреля официальное новостное агентство Сирии SANA сообщило, что патрульная колонна США подверглась атаке неизвестных лиц возле деревни Рувайшид провинции Хасака. Автомобиль конвоиров был уничтожен, несколько военнослужащих получили ранения. Аналогичный инцидент произошел две недели назад, 6 апреля, снова у границ провинции Хасака. В этот раз неизвестные напали на совместный конвой США и курдских Сирийских демократических сил (СДС), убив одного американского офицера и двух бойцов СДС.

Понять остроту ситуации в регионе будет несложно, если учесть, что в курдском регионе, особенно в Дейр-эз-Зоре, помимо СДС и военнослужащих армии США, находятся также сирийская армия и проправительственные ополченцы, российские войска, иранская армия и связанные с ней ополченцы, а также «Хезболла», турецкая армия на севере, вооруженные бойцы оппозиционной Сирийской национальной армии и, наконец, ИГИЛ и другие радикальные группировки.

 

Чем Дейр-эз-Зор так привлекателен?

Область, которая охватывает чуть более 25% территории Сирии, в настоящее время условно называется «восточное побережье Евфрата». В административном отношении сюда входят районы Хасака, Ракка и Дейр-эз-Зор. 

Курды, которые контролируют большую часть этих трех провинций, в 2015 году образовали неофициальную административную единицу с курдским самоуправлением, так называемую «провинцию Рожава», куда включили и район Африн на северо-западе страны. Однако в 2018 году в результате операции «Оливковая ветвь» турецкая армия отобрала Африн у курдских сил. После этого последние продолжали управлять небольшим анклавом к северу от Алеппо, а также в Манбидже к западу от Евфрата и в трех вышеупомянутых провинциях. В октябре прошлого года в рамках операции «Источник мира» турецкая армия очистила от курдов область между городами Рас-эль-Айн и Тель-Абьяд на границе с Турцией. Кроме того, не устояв перед натиском турецкой армии, курдские силы вынуждены были впустить части сирийской армии в районы Ракка, Камышлы, Айн-эль-Иса и Манбидж.

Тем не менее, большая часть территории к востоку от Евфрата все еще контролируется курдами из СДС. Тут же дислоцированы воинские части США. В Манбидже и западных районах действуют совместные патрули российской и сирийской армий. В районе Абу-Камаль к югу от Дейр-эз-Зора базируются шиитские ополченцы из Ирана и «Хезболлы». Район периодически подвергается бомбардировкам ВВС США, Израиля и Саудовской Аравии. Кстати, именно здесь проходит основной сухопутный маршрут, соединяющий Сирию с Ираком.

Существуют особые причины, по которым курдский регион, в частности Дейр-эз-Зор, притягивает к себе такое внимание крупных мировых держав. Это стратегическое местоположение, нефтегазовые ресурсы и, наконец, этнополитический фактор. 

Начнем с последней. Эта территория преимущественно заселена курдами, которые сформировали собственные вооруженные силы после начала сирийского конфликта, став фактическим владельцем и центром силы в регионе. После 2014 года курды стали союзниками западной (американской) коалиции против ИГИЛ, получив серьезное доверие и поддержку Вашингтона. Однако некоторые страны региона, включая Турцию, Ирак и Сирию, считают укрепление курдов на этой территории с последующей за этим возможностью получить политический статус в Сирии нежелательным. Сами же курды считают сложившуюся ситуацию историческим шансом для образования второй (после Ирака) курдской автономии в регионе.

Хотя в прошлом году турецкая армия смогла частично оттеснить курдов от своих границ в рамках операции «Источник мира», она еще не полностью достигла своей цели и рано или поздно продолжит очистку своих границ от курдских сил. По крайней мере, такова позиция нынешних властей Турции.

Во-вторых, большая часть нефти и газа в Сирии добывается именно в этой области. Правда, Сирия всегда значительно уступала другим странам Ближнего Востока по запасам и добыче нефти. Если до конфликта максимальный уровень добычи нефти этой страной не превышал 400 тыс. баррелей в сутки, то в настоящее время добыча и вовсе упала до 28 тыс. баррелей в сутки. Этот незначительный в масштабах всей страны объем довольно внушителен для небольшой курдской автономии. Тем более что теоретически добычу можно поднять, как минимум, до предконфликтного уровня.

Кстати, в феврале 2018 года наемники ЧВК «Вагнер» хотели захватить завод по переработке газа в Дейр-эз-Зоре, но понесли тяжелые потери в результате ответного огня американских военных.

И, наконец, третья важная причина, которая делает этот регион привлекательным, - его стратегическое местоположение. Область находится на границе с Ираком. Главная магистраль, соединяющая Сирию и Ирак, также проходит через эту провинцию. Вот почему эта дорога так важна для Ирана, США и Израиля. В особенности для Ирана, который вооружает лояльные ему группировки в Сирии, Ливане и Палестине именно через этот сухопутный коридор. Это и есть причина периодических бомбардировок иранских группировок в Дейр-эз-Зоре израильскими и американскими военными самолетами.

Таким образом, очевидно, что восточный берег Евфрата - лакомый кусочек для многих заинтересованных сторон. И похоже, переговоры между ними уже начались. По сообщениям СМИ, в настоящее время ведутся переговоры и заключено тайное соглашение между Турцией и Россией касательно восточного берега Евфрата. А если верить курдским веб-сайтам, Турция и Россия тайно договорились о проведении военной операции в Дейр-эз-Зоре. В соответствии с соглашением Москва дает добро на проведение операции турецкой армией в обмен на полное открытие магистрали М-4 и вверение ее южной части сирийской армии.

По понятным причинам российские войска не желают идти на открытую конфронтацию с США. События двухлетней давности показали, что США не намерены делать уступки. А это дает основание предположить, что Москва все же может одобрить проведение выгодной ей военной операции турками. Анкара неоднократно требовала от Вашингтона признать стратегическое значение северных районов Сирии для Турции. Так, после встречи Эрдогана с Трампом США вывели свои войска из региона, создав условия для проведения операции «Источник мира». После этой операции американские войска отодвинулись немного южнее, а часть пограничных районов перешла под контроль турецкой армии и союзных ей оппозиционных сил.

Сейчас Турция рассматривает вопрос о расширении своего присутствия на вышеуказанной территории и вытеснении оттуда курдов. Эта операция также выгодна России, которая, как и в прошлый раз, может ввести войска в курдский регион. То есть в случае достижения договоренности от этого выиграют и Россия, и Турция.

У США более широкий интерес к Дейр-эз-Зору. Вашингтон не хочет потерять контроль над приграничной зоной и нефтяными месторождениями, хотя и признал, что «незначительный объем» сирийской нефти его не интересует. В октябре прошлого года американские военные передислоцировались с севера на юг - в нефтяные и приграничные районы Дейр-эз-Зора. Именно по этим двум причинам вывод американских ВС из региона представляется нереальным.

Однако прошлогоднее внезапное решение президента Трампа о передислокации американских военнослужащих во время операции «Источник мира» показало, что курдский вопрос и судьба северных районов Сирии не являются приоритетными пунктами повестки дня нынешнего хозяина Белого дома. Но он может изменить свое мнение в любое время. С другой стороны, президент Трамп не видит смысла в продолжении военных операций в Сирии, которые обходятся в $20 млрд., потому что они не сулят значительную прибыль в обозримом будущем. Поэтому Трамп может договориться с Турцией и Россией с тем, чтобы ограничить их действия в определенных рамках.

Основные условия, на которых будут настаивать США в переговорах с турками и русскими, - сохранение курдского военно-политического присутствия, по крайней мере, на юге региона, и предотвращение использования территории Ираном. По последнему пункту интересы Турции и России совпадают с интересами США. В общем и целом укрепление Ирана в Сирии не устраивает ни Россию, ни Турцию.

Напряженность между Турцией и Ираном в Сирии впервые открыто наблюдалась во время операции «Источник мира» в прошлом году. Были столкновения между силами, поддерживаемыми Ираном, и турецкой армией. Аналогичная ситуация возникла во время боев за Идлиб. В результате лояльные Ирану силы предъявили ультиматум Турции. Россия также не заинтересована в укреплении Ирана в Сирии, несмотря на то, что наземные операции в Сирии в основном осуществляются иранскими полевыми силами.

Похоже, процесс определения судьбы последнего «неконтролируемого» региона Сирии уже запущен. После соглашения по Идлибу последним регионом, требующим договоренности между заинтересованными сторонами, остается восточный берег Евфрата. Однако ослабить роль Ирана в Сирии - задача не из простых, так как Тегеран имеет там серьезную военную поддержку. И потом, у иранской дипломатии есть опыт преодоления подобных ситуаций. Поэтому еще рано говорить о том, что судьба Дейр-эз-Зора уже решена, хотя и так ясно, что район остается последним нерешенным этапом сирийского конфликта, за который еще многие готовы побороться.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

17