25 Сентября 2020

Пятница, 17:21

ВАЛЮТА

БЕЗ АЛЬТЕРНАТИВ

Тест на выживание для единой Европы, или Насколько кризис угрожает ее будущему

Автор:

01.05.2020

Во всем мире постепенно снимают ограничения, введенные во время пандемии коронавируса, но даже при условии отсутствия второй волны заболевания никто не ожидает, что мировая экономика быстро восстановится. Мир находится в самом разгаре сильнейшего со времен Великой депрессии 1929 года и Второй мировой войны кризиса - экономического, финансового, а также общественного, культурного и даже спортивного. Нарушены логистические и торговые цепочки, волна банкротств и безработицы затронула миллионы людей, наблюдается полный или частичный коллапс многих национальных систем здравоохранения и растерянность среди тех, кто несет ответственность за образование. Мало кто сомневается, что последствия этого вполне могут предстать в виде роста социального недовольства, национализма, популизма и политической нестабильности. Последнее же в свою очередь вполне может привести к распаду союзов, казавшихся ранее почти нерушимыми.

 

Попытки реанимации

Так, по мнению экспертов, больше всех в развитом мире от нынешнего кризиса пострадает Евросоюз. МВФ и Еврокомиссия предсказывают Старому Свету спад ВВП в этом году примерно на 7%, а Европейский центральный банк - и вовсе до 15%. Поэтому страны Европы сейчас судорожно ищут выход из положения. Однако действительно эффективные антикризисные меры требуют единства, которого у якобы объединенной Европы не было и ранее, а пандемия коронавируса только усугубила все разногласия и системные недостатки. Поэтому многие опасаются, что если экономически слабые европейские страны не получат помощи, ЕС может ждать бесславный конец. Например, среди населения Италии, которая сильнее других пострадала от COVID-19, все слышнее голоса евроскептиков. Министр финансов и экономики Франции Брюно Ле Мэр прямо заявил, что разбалансировка между сильными и слабыми даст толчок «концу европейской конструкции». Спикер немецкого бундестага Вольфганг Шойбле считает, что для сохранения шансов на выживание Европа должна доказать свою солидарность и дееспособность. И даже миллиардер Джордж Сорос предупредил, что новый коронавирус поставит под угрозу существование Евросоюза, если блок не предпримет срочные меры.

Для спасения экономик стран Евросоюза 18 мая Германия и Франция, две крупнейшие страны блока, совместно предложили создание европейского фонда восстановления, который будет финансироваться за счет выпущенных ЕС долгов (коронабондов). Помощь в размере 500 млрд. евро будет распределяться Еврокомиссией в виде субсидий (грантов) и в соответствии с бюджетными правилами ЕС. Должны быть указаны конкретные проекты помощи наиболее пострадавшим странам и отраслям экономики, особенно таким, как автомобилестроение, авиация, туризм, гастрономия и ивент-индустрия. При этом возникший долг будет погашаться не отдельными странами, получавшими помощь, а средствами из бюджета ЕС в соответствии с экономической мощью стран - членов ЕС. Например, в случае Германии, самой мощной экономики Европы, это около одной пятой, или 100 млрд. евро от общей суммы. То есть фактически получается, что основная нагрузка ляжет на более-менее стабильные страны. 

Многие европейские комментаторы пишут, что в вопросе коронабондов Макрон «продавил» Меркель, так как германский канцлер всегда выступала против евробондов и была поборницей строжайшей бюджетной дисциплины. 

Примечательно, что в начале мая Конституционный суд Германии принял решение, которое резко ограничивает способность Германии участвовать в программах по скупке облигаций Европейского центрального банка для стимулирования экономики зоны евро. Однако суд Европейского союза в Люксембурге оперативно постановил, что он является единственной инстанцией, которая может оценивать соответствие действий институтов ЕС нормам европейского права. На этом фоне Меркель подумала и решила проявить свою приверженность европейской солидарности. Ее поддержали Армин Лашет и Фридрих Мерц - два ведущих кандидата на пост следующего лидера ХДС и, возможно, канцлера. Поддержка Мерца, которого называют фискальным ястребом, вообще говорит о многом, равно как и поддержка Вольфганга Шойбле. Кто в Германии не доволен, так это немецкие правоцентристские политики - консервативные фракции в Христианско-демократическом союзе Меркель уже заявили о своей оппозиции. Именно их Меркель поспешила успокоить, когда заявила, что коронабонды - это одноразовый инструмент с ограниченным сроком действия. Однако в Европарламенте уже раздаются требования организовать пакет по «стимулированию экономики» на 2 трлн. евро...

Также о своем неприятии плана Франции и Германии заявили Австрия, Дания, Нидерланды и Швеция под неформальным лидерством австрийского канцлера Себастьяна Курца. Они называют себя финансовыми консерваторами, или «экономной четверкой», и отвергают идею коллективного распределения долга. По их мнению, распределение долга не будет способствовать оздоровлению европейской экономики. Это только даст возможность наименее дисциплинированным и наиболее слабым европейским экономикам выгодно воспользоваться финансированием за счет экономически более сильных стран условного севера Европы. 

«Четверка» считает, что надо выдавать не гранты, а разовые кредиты на выгодных условиях в течение двух лет и ограничить сферы деятельности, на которые могут быть потрачены эти деньги. Для этого необходимо определить меры, которые наиболее всего способствуют экономическому восстановлению, как, например, научные исследования и инновации, повышение устойчивости здравоохранения и обеспечение перехода к «зеленой» экономике. При этом соответствующие страны должны взять твердые обязательства по проведению масштабных реформ и строго соблюдать выдвинутые им бюджетные условия, а также пояснить механизмы защиты от коррупции.  

Теоретически у «четверки» есть возможности для противостояния решению Франции и Германии, поскольку по коронабондам нужно согласие всех стран Евросоюза. Но в реальности, как ожидается, их сопротивление будет очень быстро сломлено, потому что вариант с общим долгом, собственно, многие считают справедливым. Так, отмечается, что Германия слишком долго получала основные выгоды от зоны евро, и теперь пришло время поделиться. В ЕС различия между «севером» и «югом» в последнее время стали слишком очевидны, и новый раскол действительно мог бы стать фатальным.

 

«Продуктовый шовинизм» с сюрпризами

Впрочем, сколько помощи достанется самым слабым и уязвимым, тоже еще под вопросом. Например, та же Франция уже нацелилась на значительные средства. Министр экономики Бруно Ле Мэр в качестве получателей назвал местных поставщиков автодеталей, которые надеются на «модернизацию и дигитализацию», фонд поддержки частичных безработных «Sure», местные стартапы. Правительство Германии также поспешило заявить, что выделит терпящей убытки компании «Lufthansa» помощь в размере 9 млрд. евро, получив взамен 20% акций и два места в наблюдательном совете авиаперевозчика. Поэтому другие страны обеспокоены тем, что Берлин опять получит преимущество на том основании, что немецкая экономика - локомотив, который тащит весь ЕС.

Что ожидает в этом контексте Европу и как будет идти реальное восстановление? Например, сейчас многие страны Европы стали фактически реализовывать политику протекционизма в отношении сельскохозяйственных товаров местного производства. Крупнейшие торговые сети Франции перевели свои поставки на местные фермы, такие же намерения высказывают Португалия, Греция и Болгария. Как отмечает издание «Politico», смягчение правил конкуренции было призвано помочь национальным производителям, но теперь грозит «продуктовым шовинизмом» и ставит под угрозу весь внутренний рынок, нарушает нормы международной торговли и стандарты Евросоюза. В этой ситуации опять-таки, скорее всего, выиграют больше страны с наиболее сильной экономикой. 

Поэтому на этом фоне можно ждать очередного всплеска антисистемного популизма и сюрпризов в ходе очередных национальных и общеевропейских выборов. Если только Европа не совершит действительный рывок в сторону настоящей демократизации принятия решений и отхода от практики закрытых переговоров, а по сути банального торга, что несколько далеко от декларируемых принципов объединенной Европы. Также отмечается, что сейчас у Европы появился реальный шанс масштабно перевести свою экономику на цифровые и «зеленые» рельсы, став в этом смысле лидером для всего остального мира.   

     

Foreign policy

Но что больше всего интересно, так это то, как пандемия и кризис скажутся на внешней политике Евросоюза. Определяющей опять-таки будет роль Германии, которая уже действительно растворилась в союзе, и, судя по всему, ее элита не мыслит себя вне его. Но, с другой стороны, неуверенность последних лет в заокеанском партнере по евроатлантизму - США делает все сценарии развития ситуации действительно непредсказуемыми. Многое будет определяться осенью в ходе американских выборов. 

Примечательно, что верховный представитель ЕС по иностранным делам Жозеп Боррель, выступая по видеосвязи на ежегодной конференции дипломатов ФРГ, фактически заявил, что ведущая роль в глобальной геополитике отходит Азии. По его оценке, это первый серьезный кризис за последние десятилетия, когда Вашингтон не возглавил реагирование на него, но в то же время масштабно вовлечен в соперничество с Китаем. При таком раскладе, убежден Боррель, Евросоюз должен следовать «собственным интересам и ценностям» и избегать того, «чтобы те или другие использовали  его в своих целях». Боррель также добавил, что в ближайшее время ключевыми вопросами станут те, которые будут касаться контроля цифровых сетей и установки правил и стандартов.

Учитывая, что мир находится именно на пороге перехода к глобальной цифровизации, остаться в стороне не получится ни у кого. Но в чем будет заключаться в таких условиях независимость и как ее сохранять, судя по всему, никто также еще не знает. Поэтому ЕС сейчас так активно пытается преодолеть свой системный и экономический кризис. Ведь в новом мире остаться центром силы поодиночке ни у Германии, ни уж тем более у любой другой страны Европы точно не получится.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

50