7 Августа 2020

Пятница, 19:31

ВАЛЮТА

КРАСНАЯ ЛИНИЯ

Происходящее в Ливии - типичный пример опосредованной войны

Автор:

01.07.2020

Освобождение 4 июня силами Правительства национального согласия (ПНС) окрестностей Триполи от Ливийской национальной армии (ЛНА) во главе с генералом Халифой Хафтаром и продвижение войск на восток страны еще более усугубили кризис вокруг Ливии. В результате 6 июня генерал Хафтар отправился в Каир и вместе с президентом Египта Абдул-Фаттахом ас-Сиси подписал Каирскую декларацию, призывающую к прекращению огня в Ливии. Однако в тот же день ПНС объявило о начале операции «Путь к победе», основной целью которой стало освобождение города Сирт на побережье Средиземного моря и города Джуфра в центре страны. ПНС заявило, что данная операция в интересах всей Ливии и будет продолжаться вплоть до освобождения городов. Лидер ПНС и действующий премьер-министр Ливии Фаиз Саррадж позднее прибыл в Анкару для встречи с президентом Турции Р.Эрдоганом и объявил о продолжении военных действий.

 

Красная линия Ливии

В ответ на действия Анкары и Триполи выступивший на стороне генерала Хафтара Египет стал стягивать крупный военный контингент, в том числе танки и самолеты, к границе с Ливией. Так, 20 июня президент Египта ас-Сиси прибыл на военную базу Матрух на границе с Ливией для участия в параде, на котором заявил, что «Сирт и Джуфра являются красной линией (для Египта. - R+)». Он также заявил, что в случае необходимости египетская армия приступит к проведению военных операций как внутри страны, так и за рубежом и готова вооружать и обучать ливийские племена.

Ас-Сиси немедленно поддержала Саудовская Аравия. В заявлении МИД Королевства говорится, что безопасность Египта является неотъемлемой частью безопасности Саудовской Аравии и всего арабского народа, и что Египет имеет право защищать свои границы и народ от радикалов, террористов и их сторонников в регионе.

Россия и Франция также поддержали призыв президента Египта к прекращению огня. Во время встречи с президентом Туниса 22 июня президент Франции Эммануэль Макрон раскритиковал поддержку ПНС Турцией, заявив о непозволительности турецких действий в Ливии. Макрон также упрекнул Турцию в переброске боевиков из Сирии в Ливию. Это, по мнению французского президента, затягивает ливийский конфликт и является причиной гибели многих иммигрантов, которые пытались вплавь достигнуть Европы. Наряду с Турцией Макрон подверг также критике роль российских наемников в затягивании войны в Ливии.

Напомним, что причиной ухудшения турецко-французских отношений стал недавний инцидент с участием кораблей двух стран у побережья Ливии. Так, 10 июня команда французского фрегата «Courbet» в составе миссии НАТО попыталась осмотреть приближающееся к ливийскому побережью турецкое грузовое судно по подозрению в перевозке оружия в Ливию. Однако вмешались два фрегата ВМФ Турции, трижды взяв французский корабль на радарный прицел. После инцидента французские власти пожаловались на Турцию в НАТО, а генеральный секретарь Альянса поручил расследовать этот вопрос. В свою очередь турецкая сторона заявила о незаконности проведения обыска на своих кораблях со стороны союзника по НАТО. Это событие еще более обострило напряженность в отношениях между Анкарой и Парижем, которые с первых дней ливийского конфликта придерживаются диаметрально противоположных позиций.

Реакция на рост напряженности вокруг Ливии последовала также от ООН. В заявлении представителя генерального секретаря организации указывается, что война - «последнее, что нужно сейчас Ливии».

Саррадж назвал заявление ас-Сиси «вмешательством во внутренние дела страны и объявлением войны», заявив о готовности возглавляемого им правительства ответить на военное вторжение.

 

В чем значимость Сирта и Джуфры?

По данным переписи ООН за 2018 год, средиземноморский город Сирт насчитывает 126 тыс. жителей, включая 10 тыс. иностранных работников. В настоящее время город находится на линии фронта между силами ПНС и генерала Хафтара. Как упоминалось выше, президенты Египта и Франции объявили Сирт «красной линией». Правительство ас-Сиси даже заявило, что египетская армия может вторгнуться в Ливию из-за Сирта и Джуфры.

Сирт больше известен как родина свергнутого ливийского лидера Муамара Каддафи. Во второй раз город стал популярным в начале 2015 года, когда попал под контроль ИГИЛ и оставался в таком положении в течение почти двух лет. Только в конце 2016 года, благодаря воздушной поддержке Альянса стран Запада, Сирт был очищен от ИГИЛ. Однако наиболее важной особенностью этого города является его экономический статус. Здесь расположено около 80% нефтяных месторождений Ливии. Тут же находится основной пункт перевалки экспортной нефти. Иными словами, тот, кто контролирует город, контролирует ливийскую нефть.

Расположенная к югу от Сирта - в центре страны Джуфра также является стратегически важным населенным пунктом Ливии. Здесь расположен военный аэродром, отсюда же проходят магистральные транспортные пути страны. Захват Джуфры и Сирта силами ПНС будет означать переход стратегически важной части страны под контроль правительства Сарраджа. Более того, этот контроль в дальнейшем может распространиться и на восточное побережье Ливии, в сторону Египта.

Кроме того, Джуфра также служит основной базой российских вооруженных сил в Ливии. Потеря этого города означает потерю позиций Хафтара и возглавляемой им ЛНА.

 

Стороны ливийского конфликта

Происходящие в Ливии события - типичный пример опосредованной войны. В течение шести лет страна живет в режиме двоевластия. Запад Ливии контролируется ПНС со штаб-квартирой в Триполи. А в признанном также ООН Правительстве национального согласия превалируют политические исламисты и представители движения «Братья-мусульмане», которых фактически поддерживают Турция и Катар.

В соответствии с соглашением, достигнутым между правительствами Турции и Ливии (ПНС) в ноябре 2019 года, Турция обеспечивает правительство Фаиза Сарраджа оружием, техникой и военными инструкторами. Предполагается, что усиление войск ПНС в последние месяцы стало возможным непосредственно благодаря военной поддержке Анкары. Катар же оказывает ПНС финансовую поддержку и обеспечивает переброску в Ливию групп джихадистов из Сирии.

В восточной части страны действует правительство Палаты представителей Ливии с центром в городе Тобрук. Генерал Халифа Хафтар возглавляет вооруженные силы этого правительства - Ливийскую национальную армию (ЛНА). Его правительство поддерживается Египтом, ОАЭ, КСА, Францией и Россией.

В настоящее время на стороне генерала Хафтара воюют около 1200-1400 бойцов российской ЧВК «Вагнер», включая летчиков, подразделения французской армии, а также боевики из Судана и других африканских стран. Кроме того, Египет, ОАЭ, ряд европейских стран и Россия продают ЛНА оружие и боеприпасы.

Утверждается, что военное присутствие Франции в Ливии восходит еще к началу революции 2011 года. Правда, ранее официальный Париж отрицал эти обвинения. Тем не менее, нахождение трех французских военнослужащих на военном вертолете, атакованном в Ливии в 2016 году, в чем французское правительство обвиняет исламистские группировки в стране, возобновило разговоры о военном присутствии Франции в Ливии.

 

Что беспокоит ас-Сиси и его союзников?

Безусловно, такая богатая нефтью и газом средиземноморская держава, как Ливия, да еще расположенная в двух шагах от Европы, не может не притягивать к себе внимание крупных центров силы. До революции Ливия была «нефтяным раем», экспортирующим более 2 млн. баррелей нефти в сутки. Поэтому-то страны, ратующие за «торжество справедливости» в Ливии, и положили глаз на богатые природные залежи этой арабской страны и не преминут воспользоваться любой удобной возможностью оттяпать лакомый кусок от ливийского пирога - чем жирнее, тем лучше! Но сейчас дело не только в нефти.

Для ас-Сиси, который 20 июня посетил одну из приграничных с Ливией военных баз, где отдал приказ о подготовке к военной операции, нынешняя власть исламистов в Ливии (ПНС) представляет серьезную угрозу. Во-первых, непосредственную угрозу для Абдул-Фаттаха ас-Сиси и его правительства представляют ихваны («Братья-мусульмане»), составляющие ядро ливийского правительства Сарраджа. Укрепление власти исламистов в Тунисе и то, что они все еще находятся у власти в Ливии, вызывает беспокойство у египетских военных. Сам ас-Сиси оказался у руля египетской власти в 2013 году именно благодаря свержению правительства «Братьев-мусульман». А сейчас последние укрепляют свои политические позиции в Тунисе и Ливии. Более того, после последней революции в Алжире влияние политических исламистов растет и в этой стране. Все это беспокоит не только ас-Сиси, но и французское правительство, а также Саудовскую Аравию и ОАЭ, которые занимают идеологически враждебную позицию по отношению к «Братьям-мусульманам».

С другой стороны, попытки исламистов укрепиться в восточной части Ливии означают открытие нового фронта для Египта, который за последние шесть лет и без того терпит большие потери в борьбе со связанными с ИГИЛ террористическими группировками вроде «Бейт аль-Макдис» на Синайском полуострове. Кстати, среди боевиков этих группировок много египтян.

Во-вторых, в Египте вызывает беспокойство укрепление североафриканского вектора внешней политики Турции. Находящееся в настоящее время у власти в Тунисе исламистское движение «Нахда» во главе с Рашидом Ганнуши явно симпатизирует Турции, а сам Ганнуши не скрывает свою близость с Анкарой. Другими словами, происходящее можно назвать ростом влияния Турции на Средиземноморье. Кроме того, подписанное между правительствами Сарраджа и Эрдогана в ноябре 2019 года соглашение о демаркации морских границ фактически обеспечило Турции решающее влияние в вопросах добычи и экспорта энергоресурсов из восточной части Средиземного моря на мировой рынок.

Таким образом, происходящее в Ливии превратилось в конфликт интересов между странами, ведущими опосредованную войну в классическом смысле этого выражения. Если Каирское соглашение о прекращении огня не вступит в силу в ближайшее время, то есть если силы ПНС продолжат атаковать Сирт, серьезного глобального кризиса в Ливии не избежать.

Естественно, открытое объявление войны Турции было бы чрезвычайно опрометчивым и рискованным шагом для Египта. Однако, учитывая серьезную опасность текущих событий для Каира, правительство ас-Сиси при поддержке арабской коалиции и европейских союзников может принять решение о вторжении в Ливию. Возможно, следующим шагом станет соответствующее решение Лиги арабских государств (ЛАГ) или Африканского союза. Кстати, заседание ЛАГ, созванное по предложению Египта, было отложено по техническим причинам. Однако такое решение может быть принято в любое время, что повлечет еще большее обострение конфликта.

На данный момент единственным оптимальным вариантом для Ливии представляется решение сторон сесть за стол переговоров для достижения перемирия. Но переговоры также подразумевают взаимные уступки, к которым ни одна из сторон пока не готова.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

21