26 Октября 2020

Понедельник, 05:57

ВАЛЮТА

ПИРРОВА ПОБЕДА ПАШИНЯНА

Премьер-министр Армении сокрушил Конституционный суд, но поможет ли это сохранить власть?

Автор:

01.07.2020

Кто, когда и где первым придумал нанизать мясо на палочку и пожарить на огне, не знают ни историки, ни археологи. Зато этнографы и кулинары уверены: свой вариант чего-то жаренного на открытом огне есть у многих стран и народов. Это и азербайджанский кебаб, и грузинский мцвади, и японские якитори, и южноазиатский сатай, и европейское барбекю… Свой вариант -  хоровац есть и в Армении. 

Революцию под предводительством Никола Пашиняна в самом начале официально именовали «шашлычной». Но сегодня, через два года, уже понятно, что из армянского революционного «хороваца» не получился азербайджанский «кебаб» с четкой программой экономических и социальных преобразований. Не получился и грузинский «мцвади», где центр тяжести реформ приходился уже на политику. Тем более не получилось приготовить европейское «барбекю». Два года назад наблюдатели из третьих стран выражали надежды на скорую демократизацию Армении, где пала криминальная диктатура «карабахского клана». Но сегодня вектор оценок сменился на противоположный: эксперты с тревогой констатируют, что Пашинян, по сути, выстраивает в Армении режим своей единоличной власти. 

 

Проект для ограничений

На внеочередном заседании 22 июня в Национальном собрании Армении был принят проект поправок в Конституцию страны. Эти поправки резко ограничивают реальные полномочия Конституционного суда (КС) Армении. Трех судей - по случайному совпадению противников Пашиняна - отправляют в отставку, председатель КС Грайр Товмасян понижен до обычного судьи. При этом именно Товмасяна эксперты называли самым опасным противником Пашиняна во властных структурах.

Строго говоря, проект конституционных реформ Никол Воваевич задумал еще давно. И 5 апреля собирался вынести эти поправки на референдум - невзирая на возражения экспертов внутри страны. И даже возражения Венецианской комиссии, которая не без оснований усматривала здесь нарушение принципа разделения властей и настаивала на переходном периоде. 

Но теперь, когда пандемия коронавируса не позволяет провести референдум, а конца ей не видно (в Армении в день регистрируется более 700 заразившихся), Пашинян решил пойти напролом. Теперь поправки в Конституцию будут проходить через парламент, где его фракция «Мой шаг» обладает устойчивым большинством. Причем даже на подпись президента представлять их уже не надо. 

КС и его председатель, конечно, возмущены и призывают всех руководствоваться Конституцией. А одна из оппозиционных партий - «Процветающая Армения» (ППА) обещает обратиться в Конституционный суд. Впрочем, насколько действенным окажется этот демарш, - вопрос, по меньшей мере, открытый. Особенно после того, как Пашинян, собственно, «раздавил» этот орган. 

 

Из демократа в диктаторы?

Наконец, сама партия «Процветающая Армения» находится в весьма неустойчивом положении. Еще в начале июня ее лидер, известный бизнесмен Гагик Царукян заявил своим сторонникам, что состав правительства Армении должен быть полностью изменен, так как оно не сдержало данных обещаний и не осуществило революционные изменения. В ответ против Царукяна тут же были выдвинуты уголовные обвинения - от подкупа избирателей до налоговых махинаций в принадлежащем ему казино «Шангри-Ла». Что, в принципе, говорит об использовании правоохранительных органов для расправ с политическими противниками и о «заказных» уголовных делах. 

Словом, все это было бы классической прелюдией к сюжету о превращении недавнего лидера «демократического порыва масс» в диктатора, если бы не одно обстоятельство. Демократический имидж Никол Пашинян растерял, но вот выстроить личную диктатуру не смог и вряд ли сможет. Слишком уж открыто размываются его позиции.

Это, конечно, ожидаемый процесс. На дипломатической арене у Армении один провал следует за другим. На карабахском направлении Армения только успевает собирать оплеухи, главным образом от ведущих европейских институтов. Отношения с Москвой испорчены донельзя, с Западом, в общем-то, тоже. Инвестиций и экономических преобразований нет и не предвидится, как и команды, способной осуществить экономические реформы. Скандал вокруг Амулсарского рудника возымел понятный эффект… Словом, Гагик Царукян решил «переобуться в пируэте» как раз в то время, когда дела у «народного премьера» действительно пошли из рук вон плохо. 

Эксперты напомнили: точно так же Пашинян переходил в оппозицию Сержу Саргсяну в 2015 году - и тоже после того, как его позиции открыто пошатнулись. В политическом чутье главе ППА не откажешь, и вряд ли Пашинян этого не понимает. Казалось бы, Николе Воваевичу самое время переходить к репрессиям. Но атака на Гагика Царукяна захлебнулась. Депутатской неприкосновенности его лишили, но вот по-настоящему «закрыть», то есть арестовать, не смогли. Вряд ли решающую роль здесь сыграли митингующие на улицах его сторонники, чей протест полиция быстро сломала. Пашинян просто не контролирует ситуацию в той мере, чтобы использовать репрессивный инструментарий.

 

Новое о старом

Царукян, естественно, персонаж весьма своеобразный. Бывший «водочный» олигарх пришел в политику еще в девяностые. В его послужном списке и частный зоопарк во дворе, и бразильские танцовщицы, приглашенные на свадьбу сына еще в голодные девяностые, и прочие выходки в стиле «новых русских». Словом, на лидера народного протеста и вожака тех, кого в Армении называют «погосами», он не очень-то тянет. И вряд ли Царукян является для Пашиняна самой опасной фигурой.  Он, скорее, «лакмусовая бумажка» или во всех смыслах политический флюгер, который показывает, куда дует ветер. В Армении оппозиция уже сколачивает единый антипашиняновский фронт - о создании рабочей группы для разработки совместной стратегии договорились «Процветающая Армения», «Родина» и «Дашнакцутюн». Влияние последних как минимум не стоит недооценивать - как и готовность пустить в ход силовые рычаги и террор, кстати говоря. Пашинян попытался выступить с ответными угрозами: «Говорят о голоде, пугают нас социальным бунтом. Этого социального бунта необходимо бояться им самим. Что у нас есть, чтобы стать жертвой этого бунта?! Жертвой социального бунта в первую очередь станут ваши «Бентли» и незаконно построенные дворцы! Хотите социального бунта? Так давайте, спровоцируйте социальный бунт! Очень интересно, где вы сами после этого окажетесь и, главное, в какой позе!» Намек на Царукяна получился весьма прозрачным. Только вот падение популярности самого премьера этим уже не затереть.

Куда большую угрозу для его власти представляют все те же «карабахцы». И куда хуже для народного премьера, что на свободу под залог вышел Роберт Кочарян, второй президент Армении и наиболее опасный, как убеждены многие, соперник Пашиняна. И вот тут уже не суть, что «вторая революция» или «народная волна» - единственный сценарий. В 1997-1998 годах «карабахцы» во главе с Робертом Кочаряном, напомним, пришли к власти в результате «ползучего переворота», вынудив тогдашнего президента Левона Тер-Петросяна подать в отставку. В 2008 году, после «нарисованной» победы Сержа Саргсяна на выборах, был приказ «стрелять на поражение» по участникам митинга протеста против фальсификации выборов. Пашиняновскую «шашлычную революцию», правда, силой не подавляли, но это не дает гарантии, что сценарий весьма вероятного «карабахского» реванша не будет «силовым». Тем более что и Кочаряну, и Саргсяну есть на кого опереться. 

Так что послевкусие у революционного «хороваца» вполне может оказаться «свинцово-пороховым».



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

49