15 Августа 2020

Суббота, 02:43

ВАЛЮТА

ГРАНИЦА РАЗДОРА

Как отразится инцидент на границе Китая и Индии на реализации двух крупных транспортных проектов «Один пояс - один путь» и «Север - Юг»?

Автор:

15.07.2020

В большом списке этнических, территориальных, конфессиональных и прочих конфликтов индокитайские территориальные споры занимают особое место. В отличие от многих других конфликтов в этом случае речь идет о крупнейших государствах планеты. Они располагают самыми крупными развивающимися мировыми рынками, самыми крупными на планете людскими ресурсами и к тому же обладают ядерным оружием. Нетрудно представить, что может случиться с регионом, да и со всей планетой, если этот конфликт разгорится в полную мощь.

 

Неспокойные Гималаи

Нынешний виток напряженности между странами произошел ночью 15 июня, когда солдаты индийской армии столкнулись с войсками Народно-освободительной армии Китая. Это было в долине реки Галван в восточной части индийской территории Ладакх, на высоте более 4300 м над уровнем моря.

Вдоль Галван простирается высокий хребет, который и делит контролируемые Индией и Китаем спорные территории. А по долине этой реки проходит важнейшая для Индии трасса Daulat Beg Oldie road, в том числе обеспечивающая индийские войска в регионе необходимыми продуктами и снаряжением. Любая возможность выхода китайских военных на эту трассу рассматривается индийской стороной как непосредственная угроза безопасности шоссе. 

Для Индии военное присутствие в этом районе является фактором, позволяющим артикулировать соседям о своем военно-политическом присутствии в регионе и «громко» заявлять о своих претензиях на все северные территории. С другой стороны, Китай, контролируя данный участок, получает возможность также контролировать претензии Индии на спорное плато Аксай-Чин. Еще в 1962 году в результате фактического поражения в индокитайской войне Индия утратила контроль над этой территорией площадью 518 кв. км. И Китай, используя территориальные приобретения, стал активно осваивать этот район, построив имеющую стратегическую важность трассу 219, которая соединяет Тибет с Синьцзян-Уйгурским автономным округом.

В настоящее же время напряженность может быть связана с планами Китая реализовать проект китайско-пакистанского экономического коридора к западу от Daulat Beg Oldie road. Это еще один спорный регион Гилгит-Балтистан, где линия фактического контроля Китая примыкает к Пакистану и Индии.

Официальный Дели утверждает, что Китай с некоторых пор начал собирать войска в этом регионе и углубляться в оспариваемую с Индией область. При этом Индия считает все эти области своими, находящимися под оккупацией Китая и Пакистана. Поэтому любые действия, в том числе дорожное строительство в пределах этих территорий, считает незаконными.

Между тем международное право в целом не ограничивает Китай, Пакистан и Индию в действиях на контролируемых территориях, отводя урегулированию всех существующих между ними споров место в системе двусторонней дипломатии.

 

Конкуренция маршрутов

Сегодня все больше экспертных версий, что напряженность в индийско-китайских отношениях может объясняться обострившимся соперничеством за реализацию двух гигантских транспортных маршрутов. Это китайский «Один пояс - один путь» и «Север - Юг», в котором Индии отводится роль одной из основных отправных точек маршрута.

Проект «Север - Юг» предусматривает использование упомянутых территорий, которые Индия считает своими. Для Китая же это является южной частью маршрута «Один пояс - один путь». И Китай, и Пакистан заинтересованы в освоении территорий, которые они считают своими и признают права друг друга на них. А Дели беспокоит тот факт, что, строя дороги, аэропорты, возводя плотины и прочее, северные соседи не считаются с ее интересами. А главное, как она считает, с ее законным правом на эти земли. 

Чтобы более активно заявить о своих претензиях на эти территории, 5 августа 2019 года правительство Индии приняло решение упразднить штат Джамму и Кашмир. Был внесен законопроект о разделении его на две союзные территории - Джамму и Кашмир и Ладакх. При этом территория Аксай-Чин со стороны Дели была заочно включена в Ладакх.

Естественно, ни Пакистан, ни Китай это решение не одобрили, более того, они заявили, что решение противоречит принципам урегулирования кашмирской проблемы. Вместе с тем действия Дели подстегнули Исламабад к активизации деятельности в пределах так называемых северных территорий. В конце 2019 года правительство премьер-министра Пакистана Имран Хана дало разрешение Китаю построить большую плотину в спорном Кашмире, что было резко осуждено Индией. 

«Мы последовательно выражаем наш протест и озабоченность действиями как Китая, так и Пакистана по всем подобным проектам на индийских территориях, находящихся под незаконной оккупацией Пакистана», - заявил тогда официальный представитель министерства иностранных дел Индии Шри Анураг Шривастава.

Пекин в свою очередь отклонил протест индийцев. Пресс-секретарь министерства иностранных дел Лицзянь Чжао назвал плотину взаимовыгодной с беспроигрышным потенциалом. «Позиция Китая по вопросу о Кашмире последовательна, - сказал Чжао. - Китай и Пакистан ведут экономическое сотрудничество, чтобы содействовать экономическому развитию и улучшать благосостояние местного населения». 

Известно, что конечным пунктом доставки китайских грузов по китайско-пакистанскому экономическому коридору считается пакистанский порт Гвадар в Аравийском море, построенный и оснащенный за счет средств КНР. И все проекты на севере страны в той или иной степени призваны облегчить доставку китайских грузов именно в этот порт.

Несмотря на то, что Дели уже давно выступает против инициативы «Один пояс - один путь» из-за реализации ее проектов в спорных районах, включая Гилгит-Балтистан, он не может изменить ход событий. 

В свою очередь, не имея возможности прямо повлиять на реализацию китайско-пакистанской инициативы, Индия, между тем, осуществила свой проект. Речь идет о строительстве порта Чабахар на иранском побережье Аравийского моря. Этот единственный на берегу Аравийского моря иранский порт призван осуществлять перевалку грузов из Индии в Иран и далее по системе коридора «Север - Юг» в страны Европы и в обратном направлении. 

В противовес китайско-пакистанскому транспортно-экономическому сотрудничеству Индия пытается продвигать повестку индо-иранского транспортного и экономического взаимодействия. Однако последнее подвергается серьезному противодействию со стороны США. Вашингтон, демонстрируя готовность оказать поддержку Дели в его противостоянии с Пекином, вместе с тем не одобряет развитие тесных связей с Тегераном. 

Несмотря на это, в марте текущего года была осуществлена первая контейнерная перевозка грузов из Индии через порт Чабахар. 

Перевозка заняла в общей сложности семь дней - пять по морю и два по дороге из порта Чабахар в Иране до конечного пункта назначения в Афганистане. Для сравнения - традиционный маршрут из порта Бандар-Аббас в Иране длится от трех до четырех дней. 

Помимо связи Ирана с Афганистаном, Центральной Азией, Россией и, в конечном счете, Европой, Чабахар также является ключевым иранским портом в системе транспортного маршрута «Север - Юг».

 

Китайско-индийское соперничество и интересы Азербайджана

Как известно, Азербайджан является единственной страной своего региона, принимающей активное участие в реализации как маршрута «Один пояс - один путь», так и проекта «Север - Юг». С этой точки зрения соперничество Китая и Индии, в частности по реализуемым в регионе проектам, как это ни странно, может быть лишь на пользу Баку. 

Пакистанское или южное направление китайского маршрута «Один пояс - один путь» не составляет конкуренции срединному маршруту, на котором расположен Азербайджан. Поэтому его реализация не скажется на объемах и интенсивности перевозок грузов, следующих из Китая и в обратном направлении, через азербайджанскую территорию. При этом интенсификация грузоперевозок Китаем стимулирует Индию активизировать собственные транспортные схемы, в первую очередь «Север - Юг».

Статистика показывает, что рост транзитных перевозок наблюдается в обоих направлениях. В мае текущего года президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что все инфраструктурные проекты, связанные с транспортным коридором «Север - Юг», завершены на территориях Азербайджана и России. В настоящее время основные работы в рамках проекта ведутся на иранской территории.

Проект предусматривает соединение железных дорог Азербайджана, Ирана и России. На первом этапе по коридору «Север - Юг» планируется ежегодно транспортировать 5 млн., а в дальнейшем - более 10 млн. тонн грузов.

Между тем индийские дипломаты, аккредитованные в Азербайджане, выражая мнение правительства своей страны, отметили, что  Индия придает большое значение коридору «Север - Юг» с точки зрения укрепления транспортных связей и расширения торговли со странами Евразии, включая Азербайджан. При этом они высказали предположение, что маршрут коридора «Север - Юг» из Мумбаи в Москву через Баку и Бандар-Аббас или порт Чабахар в Иране станет экономически более эффективным и на 40% короче, чем текущий морской маршрут.

Что касается перспектив развития срединного сегмента маршрута «Один пояс - один путь», то, по словам специалистов, объемы перевозок по Транскаспийскому коридору, составной части срединного маршрута, будут постоянно расти. Так, в 2020 году Китай намерен отправить не менее 150 поездов из Сианя в Европу через Азербайджан и Турцию.

В апреле текущего года железная дорога Баку - Тбилиси - Карс доказала свою способность пропускать километровые тяжелые поезда. Турция отправила по БТК 940-метровый контейнерный поезд с товарами местных компаний для потребителей в Азербайджане, Казахстане, Туркменистане и Узбекистане. Это открывает новые горизонты и для других участников. 

Тем не менее китайско-индийские пограничные трения, вне всякого сомнения, осложняют международную обстановку. Угроза дестабилизации в столь взрывоопасном регионе с проекцией на ситуацию в мире в целом не может не тревожить и Азербайджан. Будучи действующим председателем Движения неприсоединения, активными членами которого являются как Индия, так и Пакистан, Азербайджан выступает за решение всех спорных вопросов, опираясь на существующие международно-правовые рамки и приоритеты Бандунгской декларации. 

Выступая на XVIII саммите глав государств и правительств стран - членов Движения неприсоединения в Баку 25 октября 2019 года, президент Азербайджана Ильхам Алиев прямо подчеркнул, что страны-участницы «должны активизировать усилия для всеобщего соблюдения норм и принципов международного права. В этом контексте ощущается большая потребность в реформах в деятельности ООН. Насильственное изменение границ, нарушение территориальной целостности стран с применением силы, вмешательство во внутренние дела недопустимы».

Как раз накануне конференции в Баку председатель КНР Си Цзиньпин посетил с неформальным визитом Индию. По его итогам премьер Индии Нарендра Моди объявил о «начале новой эры» в отношениях двух стран. В то же время Си Цзиньпин в ответ заявил: «Мы должны совместно стремиться к тому, чтобы развитие китайско-индийских межгосударственных отношений стало еще более устойчивой движущей силой, которая придаст еще больший блеск цивилизации Азии».

Будем надеяться, что здравый смысл и приверженность собственным заявлениям остановят Китай и Индию у грани войны и, как это не раз бывало в истории, приведут к восстановлению пусть и относительного, но спокойствия.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

14