25 Ноября 2020

Среда, 11:36

ВАЛЮТА

НОВЫЕ ПРАВИЛА ИГРЫ

Возобновление Турцией зарубежных военных операций вынудило центры мировой силы обсуждать с Анкарой региональные проблемы

Автор:

01.08.2020

После освободительной войны, предшествовавшей образованию Турецкой Республики и более известной как «война за независимость», Турция проявляла осторожность в своей внешней политике как по географическим, так и по политическим причинам.        

До 80-х годов турецкая армия лишь дважды принимала участие в военных кампаниях за рубежом - во время корейской войны в 1950 году и в операции по поддержанию мира на Кипре в 1974 году. Поскольку кипрский вопрос не нашел своего политического решения по сей день, большой контингент турецких военнослужащих численностью около 40 тыс. человек все еще находится на этом острове.

В конце 1970-х - начале 1980-х годов в Турции, Сирии и Ираке появились курдские сепаратистские террористические группировки. Для борьбы с ними, начиная с 1983 года, турецкая армия провела десятки операций за пределами страны. 

Однако ни кипрские события 1974 года, ни операции против Рабочей партии Курдистана (ПKK) не являются борьбой за региональные интересы турецкого государства. По сути это была необходимость устранить непосредственные угрозы безопасности страны и защитить проживающее в приграничных с Турцией регионах турецкое меньшинство от истребления.

 

Вызовы XXI века

Но сегодня Турция больше не та, что была в XX веке. Последние четыре года Анкара активно участвует в региональных военно-политических процессах, играя все возрастающую роль на Ближнем Востоке и в Африке.

24 августа 2016 года, всего через 40 дней после попытки государственного переворота в стране, Турция ввела войска в Сирию, начав военную операцию против ИГИЛ и курдских боевиков. Первой крупной зарубежной военной кампанией Турции стала операция «Щит Евфрата», которая длилась пять месяцев. В течение последующих трех лет Турция провела еще две операции в Сирии - «Оливковая ветвь» и «Источник мира».

Следует сказать, что Турция рассматривала предложения по поводу военной интервенции в Сирию еще в 2012 году. Но тогда Анкара не пошла на такой шаг, поскольку этому препятствовали союзники, а также обстоятельства, сложившиеся во внутренней и внешней политике страны. Окончательное решение по проведению военных операций против ИГИЛ и ПKK за рубежом было принято в достаточно непростых условиях 2016 года. Тогда бойцы обеих организаций совершали периодические теракты практически во всех регионах Турции, включая Анкару, а террористическая организация FЮTO пыталась свергнуть правительство страны.

Другими словами, наступила пора перехода от оборонительной тактики к военным действиям. Стратеги правящей Партии справедливости и развития считали, что длительная оборонительная тактика превратила Турцию в замкнутое государство и настало время отказаться от этой политики в пользу наступательной. Предполагалось, что быстроразвивающейся Турции, возможно, повезет больше, если она будет противостоять своим соперникам не на своей территории, а за ее пределами, в разных точках обширного, пестрого и такого неоднородного Ближнего Востока. Самым ярким примером реализации такой тактики был Иран. Сразу же после неудачной попытки переворота FЮTO 15 июля 2016 года Турция решила вынести «игру» за пределы своих границ.

Тут необходимо вспомнить, что турецкая армия и после операций в Корее, Ираке и на Кипре активно участвовала в составе международных коалиций на Балканах, в Ливане (2007), Афганистане, а также на выборах в Конго (2006). Однако все эти операции были ограничены рамками международных коалиций. Сейчас же ситуация иная. Нынешняя Турция является участником военно-политического процесса, ключевым игроком за столом переговоров. Именно благодаря своей наступательной тактике Турция, которая до 2016 года считалась лишь своеобразным «тылом» сил международной коалиции в Сирии, превратилась в одного из главных военно-политических игроков на ближневосточной арене. И все участники принимают новые правила «игры».

Операция «Щит Евфрата» в Сирии продолжалась 216 дней и завершилась 29 марта 2017 года. Тогда на севере Сирии между населенными пунктами Азиз и Джераблус было освобождено около 5 тыс. кв. км территорий. В ходе операции погибли 67 турецких военнослужащих, 600 бойцов Свободной сирийской армии (ССА), уничтожено около 3 тыс. террористов. Осенью того же года турецкая армия совместно с сирийскими оппозиционными силами приступила к наблюдению за освобожденными районами.

Вторая операция Турции в Сирии - «Оливковая ветвь» началась 20 января 2018 года в контролируемом курдами районе Африн. В результате 18 марта Африн был взят и передан под контроль ССА. В ходе операции были убиты 46 турецких военнослужащих и 3603 террориста.

Третья военная кампания Турции в Сирии была проведена в контролируемых курдами северо-восточных районах страны. Начавшаяся 9 октября 2019 года, операция получила название «Источник мира» и завершилась освобождением значительной части сирийско-турецкой границы от курдов.

В результате еще одной военной операции - «Идлиб», проведенной в феврале уже этого года, Турция стала активным игроком в Сирии. Она показала, что способна оказывать фактическое влияние на военно-политическую оппозицию в стране (особенно в ее северных районах), и установила полный контроль над этими территориями. Поэтому США, Россия и Иран вынуждены считаться с мнением Анкары и сесть за стол переговоров вместе с ней.

 

Ливийская кампания

В настоящее время Турция играет наиболее активную роль в другом ближневосточном конфликте, который развернулся в Ливии. Соглашение о военном сотрудничестве, подписанное с Правительством национального согласия (ПНС) Ливии 28 ноября 2019 года, позволило Турции направить в страну ограниченное количество военных инструкторов. Так, 2 января 2020 года турецкий парламент вынес на голосование и одобрил проект резолюции об отправке военных (инструкторов) в Ливию. Вскоре, в соответствии с принятым решением, Турция начала переброску в Ливию инструкторов и техники силам ПНС. За короткий срок поддержка Турции сказалась на ситуации на фронте: уже к концу мая силы генерала Халифы Хафтара потеряли свои позиции вокруг Триполи. В настоящее время силы ПНС держат в окружении портовый город Сирт и расположенный в центре страны город Джуфра с военной авиабазой.

Сложно сказать, чем закончится военно-политическая кампания Турции в Ливии. Главное, что Анкара в настоящее время выступает покровителем одной из сторон ливийского конфликта, и ведущие страны мира вынуждены считаться с этим. В случае успеха ливийской кампании Турция станет главным центром силы в Восточном Средиземноморье.

В настоящее время турецкие военные базы дислоцированы в более чем 10 странах на трех континентах. Самая крупная из них находится на Северном Кипре. Турция сохраняет на острове около 40 тыс. своих военнослужащих по соображениям безопасности.

Еще одна военная база Турции за пределами страны находится в Сомали, где служат около 2 тыс. турецких военных. Кроме того, в Могадишо под контролем инструкторов турецкой армии находятся военная школа и учебные курсы по подготовке низшего офицерского состава.

Турецкий военный контингент, по некоторым оценкам, численностью 5 тыс. военнослужащих, размещен на 12 пунктах по контролю за режимом перемирия в сирийской провинции Идлиб. А в соседнем Ираке, согласно сообщениям, дислоцировано еще 2500 турецких военнослужащих. Примерно на 10 базах турецкие военные в основном проводят обучение и инструктаж иракских племен в борьбе с ИГИЛ. Несмотря на конфликт между Багдадом и Анкарой в связи с крупнейшим учебным лагерем «Башика», турецкая армия все еще сохраняет свое присутствие в Ираке.

Помимо этого, считается, что на албанской военно-морской базе «Пашалиманы» на побережье Адриатического моря находятся 24 военнослужащих турецкой армии. А корабли ВМС Турции «Сокуллу Мехмет Паша» и «Акчакоджа», бороздящие воды Адриатического моря в составе оперативного флота НАТО, на данный момент стоят на якоре у побережья Албании.

В Ливане 100 турецких военнослужащих проходят службу в составе миротворческой миссии ООН. А триста турецких военнослужащих служат в Катаре, который является ближайшим союзником Турции среди арабских стран. Хотя соглашение о военном сотрудничестве между ними было подписано ранее, Турция направила свой контингент в Катар лишь после того, как в 2017 году страны Персидского залива объявили блокаду Катару. После этого шага заявления о вероятном военном перевороте в Катаре стихли. На военной базе «Ар-Райян», в настоящее время находящейся в подчинении турецкой армии в Катаре, дислоцируются 4000 человек.

В Боснии и Герцеговине и Косово еще остаются соответственно 250 и 400 турецких военнослужащих. В составе миссии НАТО в Афганистане насчитываются 2 тыс. турецких военных, а в Конго - еще 17. Кроме того, сообщается, что турецкие военнослужащие также присутствуют в Судане, Грузии и Азербайджане. Они также входят в состав международных миссий в Мали и ЦАР.

Точной информации о количестве турецкого контингента в недавно начатой военной кампании в Ливии нет. В настоящее время в процентном отношении турецкая армия вторая после США по количеству военнослужащих за границей. Так, в 2016 году 13,2% активных сил турецкой армии находились за пределами страны.

Именно благодаря этой политике удалось добиться значительного ослабления внутри Турции террористических групп, поддерживаемых иностранными государствами. В стране периодически проводятся антитеррористические операции, уничтожаются ячейки террористов. Сегодня предметом обсуждений в Турции являются кампании, реализуемые в регионе, а не положение внутри страны, как пять лет назад. Военные и политические деятели США, ЕС, России и других стран, которые время от времени посещают Анкару, обсуждают там региональные проблемы. Это серьезное изменение ситуации по сравнению с тем, что было еще каких-то пять лет назад.

Судя по последним событиям, у Анкары есть серьезные конкуренты как на Ближнем Востоке, так и за рубежом. Хотя Анкара сейчас более опытна в зарубежных операциях, не следует забывать, что большая политика это и серьезные риски.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

65