20 Октября 2020

Вторник, 14:56

ВАЛЮТА

В ОЖИДАНИИ 61-ГО РАУНДА

Если Турция и Греция не найдут общий язык, Европа будет охвачена миграционным пожаром?

Автор:

01.10.2020

Греция и Турция привели свои войска в состояние повышенной боевой готовности, развернув крупные подразделения военно-морских сил в Средиземном море. Проведены внеплановые боевые учения в акватории между Критом и Кипром, больше похожие на демонстрацию силы. Франция также объявила, что «временно усиливает» свое военное присутствие в Восточном Средиземноморье. На остров Крит отправили несколько самолетов F-16 и Объединенные Арабские Эмираты. 

Как сообщает агентство Франс Пресс, Греция объявила о решимости пойти на крупнейшие за два десятилетия военные расходы в связи с ростом напряженности в регионе. Помимо солидных инвестиций в военную промышленность, греческое правительство намерено усилить свои военно-морские силы, приобретя четыре фрегата вдобавок к четырем уже имеющимся, а также 18 самолетов французского производства Rafale и другую технику. На воинскую службу будут призваны дополнительно 15 тыс. человек.

Турция предупредила Грецию о возмездии за любое нападение на ее исследовательские суда и обвинила Францию в колониальных замашках. Президент Франции не менее категоричен, заявляя, что Анкара «больше не является партнером» в свете ее поведения в Средиземноморье и Ливии. 

Таким вот жарким выдалось для стран региона начало осени. События последних недель показывают, что напряжение не спадает и выход из сложной ситуации пока не найден.

Хотя напряженность в Восточном Средиземноморье - не новость, а Греция с Турцией, союзники по НАТО, с 1970-х годов не менее трех раз оказывались на грани войны по ряду вопросов, нынешний конфликт отличается от предыдущих. Многолетние споры о статусе морских и воздушных границ, принадлежности островов в Эгейском море, судьбе Кипра оказались завязаны в один крепкий узел главным вопросом последних лет - правообладанием на перспективные нефтяные и газовые месторождения в Восточном Средиземноморье. Вдобавок к этому проблема беженцев, стремящихся в Европу через территории Турции и Греции, разгорелась в этом году с новой силой. 

В конфликт этот оказались втянуты практически все страны региона, а также многие вне его. Он грозит из локального превратиться в нечто более масштабное, в том числе перерасти в миграционный кризис для Европы.

 

Не могут договориться

Количество спорных вопросов во взаимоотношениях этих стран с годами только увеличивается.

Выяснение принадлежности некоторых островов в Эгейском море (всего их около 3 тыс.) нередко доводило до серьезной конфронтации и даже грозило перерасти в настоящее боестолкновение. К примеру, это могло произойти в январе 1996 года за два небольших необитаемых островка Иммия (греч.), или Кардак (тур.).

Турция и Греция до сих пор не решили вопросы и по поводу протяженности территориальных вод, континентальных шельфов и национального воздушного пространства в Эгейском море.

Согласно нормам международного права, делимитация морских границ между соседними странами, где морские районы пересекаются или сходятся, должна осуществляться межгосударственными договорами. Такого договора между ними нет. 

К тому же несовершенное морское право, что признается экспертами, приводит к тому, что оно по-разному интерпретируется конфликтующими сторонами, которые составляют диаметрально противоположные морские карты, показывающие протяженность их континентального шельфа и, следовательно, их исключительно экономической зоны. 

Средиземноморский остров Кипр был фактически разделен в 1963 году, когда там вспыхнули вооруженные столкновения между греческой и турецкой общинами. В 1974 году, в ответ на действия режима «черных полковников», на остров высадились вооруженные силы Турции, что привело к его разделению: на Турецкую Республику Северного Кипра, признанную только Турцией, и Республику Кипр (РК), получившую международное признание.

Турция считает также, что Греция не выполняет условия Лозаннского договора 1923 года и Парижского договора 1947 года о демилитаризованном статусе островов в Эгейском море, держа там вооруженные силы. Однако Греция на это отвечает, что делает это в ответ на частичную «оккупацию» Турцией Кипра. 

 

Американцы уже не могут

Два союзника по НАТО категорически расходятся также во мнении относительно притязаний на углеводородные ресурсы в Средиземном море, ссылаясь на несовпадающие трактовки протяженности их континентальных шельфов. Споры эти зародились еще в 1974 году, когда у греческого острова Тасос была обнаружена нефть, - это могло означать, что в Эгейском море есть и другие месторождения.

Открытие за последнее десятилетие крупных месторождений природного газа в восточной части Средиземного моря побудило страны региона к совместной их разработке. В январе 2019 года Израиль, Египет, Греция, РК, Иордания, Италия и Палестинская автономия создали Восточно-Средиземноморский газовый форум, не пригласив туда Турцию. 

В январе 2020 года Греция, Израиль и Кипр подписали соглашение о строительстве подводного трубопровода EastMed протяженностью 1900 км, который соединит газовые месторождения в Восточном Средиземноморье с европейскими рынками через Грецию и Италию.

Причем, по оценкам экспертов, прокладка труб через территорию Турции была бы дешевле и проще технологически.  

Вполне очевидно, что Турция не собирается с этим мириться и всеми своими действиями демонстрирует, что ее напрасно пытаются оставить за бортом раздела нефтегазовых запасов региона. К примеру, когда в начале 2018 года итальянское буровое судно ENI Saipem приблизилось к акватории Кипра, несколько турецких военных кораблей заблокировали движение Saipem. Судно было отозвано, и планировавшиеся работы в этих местах уже другой нефтяной компании - ExxonMobil были также временно отменены.

Турция, не позволяя кому-либо проводить работы в водах, на которые она тоже имеет право, сама между тем исследует их на наличие газовых месторождений.  Именно с этим и связана последняя напряженность, когда 10 августа турецкое исследовательское судно в сопровождении небольшой эскадры начало геологоразведочные работы в спорном районе Средиземноморья. Греция ответила отправкой туда своих военных кораблей, что привело к небольшому столкновению, за которым последовали грозные маневры, описанные в начале статьи.

Во время прошлых кризисов военные действия успешно сворачивались благодаря посредничеству США. Но в настоящий момент это нереально. Отношения Турции с США сильно натянуты, в том числе и из-за различных подходов к разрешению сирийской проблемы. Разногласия внутри НАТО также не позволяют этой организации выступить убедительным посредником в спорах между своими членами. 

 

Миграционный тупик

К проблемам во взаимоотношениях между Турцией и Грецией прибавился и миграционный кризис, вновь разразившийся на границах Европы.

Турция уже долгое время обвиняет Евросоюз в том, что он не выполняет свою часть соглашения, заключенного в 2016 году. Отчасти она, вероятно, права. Переговоры о безвизовом режиме для турок в ЕС зашли в тупик. Переговоры о присоединении Турции к ЕС больше не ведутся. Не могут сдвинуться с мертвой точки и переговоры о реформе Таможенного союза с Турцией. Но больше всего турецкое правительство раздражено тем, что обещанные до 2022 года 6 млрд. евро, предусмотренные на помощь беженцам, выплачиваются слишком медленно.

До недавнего времени, а именно до начала этого года, Турция выполняла все взятые на себя обязательства. Причем, по данным турецкого правительства, на цели по сдерживанию миграционного потока в Европу уже потрачено значительно больше ожидаемой от ЕС помощи - около 40 млрд. евро. Кроме того, считают в Анкаре, за эти годы страны ЕС приняли гораздо меньше мигрантов, чем было предусмотрено договором, - всего 25 тыс. человек, в то время как в Турции уже находится около 4 млн. беженцев. К тому же, в связи с обострением ситуации на северо-востоке Сирии, ожидается новый приток беженцев, а ресурсы Турции исчерпаны.

Именно поэтому, говорят в турецком правительстве, у страны не осталось иного варианта, кроме как смягчить политику в отношении нелегальных иммигрантов, желающих добраться до Европы.

Анкара стала требовать пересмотра соглашения по беженцам в сторону увеличения финансовой помощи. 

Кроме того, Турция обвинила ЕС в том, что он закрывает глаза на то, что Греция, нарушая права человека и вопреки соглашению, остановила все процедуры предоставления убежища, перестав принимать на свою территорию беженцев. Турецкая береговая охрана заявляет, что только в сентябре она спасла более 500 мигрантов, «выброшенных греческими военными в турецкие воды». Это подтверждают и международные правозащитные организации.

 

Удивительный год 

Все симпатии Евросоюза на стороне Греции, и Брюссель не скрывает этого, но все же европейцы пытаются найти компромиссное решение. Перед Европейским союзом и Германией, которая сейчас там председательствует, стоит сложная задача, но их посреднические усилия, кажется, начинают приносить успехи. 

По крайней мере, Турция пошла навстречу просьбе Германии и приостановила разведочные работы возле Кипра. Чтобы хоть как-то смягчить конфронтацию, Германия теперь изучает возможность расширения таможенного союза между Турцией и ЕС.

В свою очередь председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен пообещала выработать новый подход к решению миграционного вопроса. «Старая система предоставления убежища в Европе больше не работает», - признала она. 

Ну и, наконец, Греция с Турцией договорились провести 61-й раунд переговоров в Стамбуле в ближайшем будущем. Предыдущие 60 раундов, последний из которых состоялся в 2016 году, ни к чему так и не привели. Но посмотрим. Может, 2020 год нас еще чем-нибудь удивит.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

17