25 Ноября 2020

Среда, 00:51

ВАЛЮТА

«МЫ - ПРОСНУЛИСЬ»

Эльчин МУСАОГЛУ: «Они идут добровольцами на фронт. Не отбирать чужое, а вернуть свое! Я горжусь этим поколением»

Автор:

15.10.2020

Режиссера Эльчина Мусаоглу, назначенного в сентябре руководителем творческого объединения Az-telefilmпри Азербайджанском телевидении, представлять не надо. Он и без того личность известная и популярная. И не только своим творчеством в кино (документальные фильмы, короткометражные и художественные), но и ярко выраженной гражданской позицией. То, что в кино пришел человек неравнодушный и не склонный к мимикрии (адаптации) под структуру момента, где живая мысль и чувство подменялись коммерческой выгодой, было понятно уже тогда, когда был снят документальный фильм «Песчинка». Тема - проблема малолетних преступников, отбывающих срок в тюрьме. За что? Был голоден и украл… Но можно ли лишать свободы ребенка, которого взрослые не в состоянии обеспечить даже едой? Может ли ребенок нести ответственность за несовершенство действий и поступков взрослых? И каковы степень и мера ответственности взрослых за жизни и судьбы детей? Вспомним события 1992-1994 годов, связанных с потерей Карабаха и земель так называемой буферной зоны. Вспомним о количестве беженцев в собственной стране. Вспомним о детях очередного карабахского конфликта. «Вспомним всех поименно, горем вспомним своим. Это нужно - не мертвым, это - надо живым!» Роберт Рождественский, посвящая эти стихи солдатам, погибшим в Великой Отечественной войне, даже представить себе не мог, насколько его «Реквием» окажется актуальным для нас, свидетелей захватнической войны в Карабахе! И тогда, в начале 90-х, и сегодня, в октябре 2020-го, Эльчин Мусаоглу со своей съемочной группой снимал этот документальный фильм непосредственно в тюрьме, где большинство из 150 детей были, по сути, не преступниками, а жертвами военного конфликта взрослых. Фильм с помощью Рустама Ибрагимбекова был представлен в Союзе кинематографистов на суд профессионалов, адвокатов, женщин-депутатов, начальников детских тюрем и колоний и общественности. Резонанс был таким, что по распоряжению президента АР Гейдара Алиева дела несовершеннолетних «преступников» были пересмотрены и 80 детей из 150 были незамедлительно отпущены на свободу.

Можно ли рассматривать этот факт как вхождение в тему карабахской проблемы, но впоследствии режиссером было снято еще с полсотни документальных фильмов, большинство из которых так или иначе посвящены исследованию этой темы.

Прежде чем приступить к диалогу с руководителем творческого объединения Aztelefilm Эльчином МУСАОГЛУ, ему было передано поздравление от журнала Rв связи с успешными боевыми действиями и продвижением нашей армии в зоне аннексированных земель, которые уже без малого как 30 лет захвачены оккупантами.

- Вот за это - огромное спасибо вашей редакции. Я очень признателен за поздравления и в свою очередь прошу передать мои ответные слова: я поздравляю всех с успехами нашей армии, успехами наших воинов, отвоевывающих наши земли, нашу свободу и нашу веру в высшую справедливость. Нас хотели заставить за эти почти 30 лет забыть, что Карабах - это исторический факт принадлежности земель азербайджанскому народу. Нас сажали за стол переговоров и тянули время, надеясь, что мы свыкнемся с мыслью о том, что эти земли уже не наши. Мировому сообществу некуда было торопиться. Это же не у них тысячи и тысячи изгнаны со своих земель. Мир стал прагматичным и равнодушным к чужой боли. Давайте вспомним всех заживо сожженных в Ходжалы, всех застреленных и зарезанных детей и подростков, стариков и женщин! Изнасилованных девочек и старух! Это не плод воспаленной фантазии. Эти бесчинства армянских боевиков-наемников имеют неопровержимые документальные доказательства!

- Вами снято девять фильмов о карабахской войне. Что вспоминается?

- Выжженная земля и разрушенные дома. Переезжая из города в город, из деревни в деревню, наша съемочная группа видела одну и ту же картину выжженной земли и разрушений. Было не по себе, потому что не покидало ощущение какого-то фантасмагорического действия, которое не имело права на то, чтобы вообще «быть».

- Бывали в экстремальных ситуациях?

- Когда ты едешь снимать не в прифронтовую зону, а в зону боевых действий, то должен быть готов ко всему. Однажды, это было в 1995-1996 годах, мы отправились снимать деревню Шукюрбейли (ныне освобождена). Нас предупредили, что по периметру засели снайперы и вряд ли нам удастся уцелеть. Как снимать? Фонарик на камере мы заклеили, чтобы не дать противнику возможности отслеживать передвижение нашей группы. Нам надо было снять панораму селения сверху. От деревни ничего, кроме полуразрушенных стен, не осталось. Нашли точку для съемки. Но как снимать? По камере могут открыть прицельный огонь. Я был тогда молодым и мне было все нипочем. Мысли о том, что могу погибнуть, не было вообще. Думал только об одном: как снять панораму села так, чтобы всем было понятно, что идет война на уничтожение, и что она направлена против мирного населения. Оператором в группе был Нариман Шихалиев. Самый взрослый из нас, он очень быстро положил конец нашим препирательствам, кто полезет на точку и будет снимать (кроме меня были и другие желающие!), простым вопросом: «Ты кто: режиссер? Вот и режиссируй и не мешай мне, оператору, делать свою работу!» И он отснял прекрасный материал! В течение двух недель мы ездили и снимали все разрушенные деревни. Потом… я снимал фильм о Ходжалы… Я сам говорил с людьми, которые прошли сквозь ад выжженной земли… слышал много такого, от чего волосы встают дыбом! И вот теперь, когда мы отвоевываем эти земли, я хочу сказать, что это не просто война, это исполнение воли всего народа, который поддерживает решение своего правительства вернуть незаконно аннексированные земли. А вместе мы действительно сила.

- Но не кажется ли вам, что мы все же проигрываем войну в информационном поле?

 - Нет. Уже нет. Мы проигрывали, но теперь нет. Проигрывали, потому что ждали решений и действий от мирового сообщества. Но мы устали ждать! И эта усталость объединила нас. Мы - проснулись. А теперь посмотрите, какая идет поддержка от наших соотечественников, проживающих в разных точках мира! Это ли не свидетельство единения? Родина - это не географическая принадлежность, это любовь к отеческим заветам, ко всему, что нам дорого и важно. Кроме того. Посмотрите, какое выросло поколение рожденных в 90-е! Они точно знают, чего хотят. А хотят они справедливости: и исторической, и политической. Поэтому добровольцами идут на фронт. Не отбирать чужое, а вернуть свое! Я горжусь этим поколением. Горжусь их любовью к своей стране и земле с ее традициями и культурой. Я хотел бы, чтобы все они остались живыми. Но на войне без потерь не обойтись. Во всех священных писаниях - Библии, Коране, Торе - говорится о том, когда и по какой причине один человек может отнять жизнь у другого человека.

- Когда?

- Защищая свою жизнь, свою землю, свой дом, свою семью. И еще. В этих информационных войнах столько фейковой грязи и столько чудовищной лжи, что я искренно не понимаю, почему люди предпочитают тратить свою достаточно короткую жизнь на эти глупости, вместо того чтобы посвятить жизнь новым открытиям, например, чему-то такому, что добавило бы человечеству доброты, а не ненависти.

- Как ваш фильм «Набат», снятый в 2014 году?! Я читала о том, что этот фильм, получивший массу наград на международных кинофестивалях, до сих пор показывают в разных странах мира, и он оказывает сильное эмоциональное воздействие на зрителя и в Германии, и в Венгрии, и в Японии, где его даже приурочили к 70-летию бомбежки Хиросимы и Нагасаки. Они говорят, что эта история им понятна и близка, потому что Набат - это олицетворение Женщины и их страны тоже. Вы изначально задумывали этот образ так, чтобы он не имел конкретного геополитического адреса или так вышло случайно?

- Случайного ничего не бывает. Особенно в кино. История замысла самой истории Женщины, как олицетворения Природы и Матери, возникла давно. Я даже сделал какие-то наброски. Но уходя в армию, оставил их дома до лучших времен. Потом мой отец написал рассказ. А когда началась первая война в Карабахе и я стал слышать рассказы очевидцев о разных женщинах, чьи судьбы были объединены войной и бесконечной преданностью своей земле, то снова вернулся к этой теме.

- Нравственный закон внутри Набат - это закон женщин и мужчин ее рода, ее народа. У меня есть ощущение, что этот фильм о судьбе карабахской женщины…

- Спасибо. Значит, фильм удался. Он адресован людям. Всем, кому дороги идеи мира и созидания. Всем, кто осознает, что мы, живя на Земле, платим ей дань своим правильным отношением к ней и своей жизни. У этого фильма миротворческая миссия…

- Вы возглавляете довольно большое и интересное подразделение в структуре государственного телевидения. Скажите, что в планах?

- Завершая календарный год, мы работаем по разработанному на этот год плану. Но уже сейчас думаем о новых проектах.

- Как вы полагаете, может быть, стоит пересмотреть отношение к нашей истории и создать целый цикл «сериальных» программ, которые будут ненавязчиво рассказывать нашему зрителю (а возможно, и не только нашему!) ту историческую правду о природе многовекового конфликта, подробности которой мало кто знает? Речь идет не о лекциях с экрана, которые мы получаем в превосходном формате от канала СВС, а о документально-игровом сериальном кино.

- Прекрасно! Присылайте синопсис! Мы открыты для разного рода идей и объявляем конкурс на лучший синопсис или киносценарий. Выбор тем мы не ограничиваем. Будем рассматривать все. У нас в стране много талантливых творческих людей, которых мы не знаем. Хотелось бы, чтобы они проявили активность и откликнулись на наш призыв и предложение. Будем рады, если это заинтересует как можно больше творческих людей с инициативой…

- А может быть, все это не имеет смысла, потому что кино, как кажется, начало терять свою позицию «важнейшего», уступив место более активным видам искусства?

- Да ничего подобного! Наоборот. Кино держит свои позиции. Оно востребовано сегодня и будет востребовано завтра. Потому что мир читает все меньше и меньше. Мир смотрит на экран.

- А на экране что?

- Это зависит от человека. От личности художника. Но боюсь, что это уже другая тема.

- О чем был бы ваш сегодняшний фильм, если бы вы имели возможность снимать?

- Я как раз готовлюсь к этому. Рабочее название фильма - «Марьям». Но о сюжете пока говорить не буду. Рано.

- Тогда хотя бы намекните на фабулу. Ну, пожалуйста…

- Хорошо. Девочка приезжает к нам из другой страны в поисках своего отца…

- Удачи вам. Во всем. И мира на нашей земле.

- Восстановления справедливости, победы и мира нашему народу, нашей стране и правительству.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

11