25 Января 2021

Понедельник, 05:50

ВАЛЮТА

ДРУГОЕ БУДУЩЕЕ

Война за Карабах: крах переговоров, или Новая военно-политическая реальность

Автор:

15.10.2020

Военные действия такого масштаба, которые ведутся в настоящее время в Нагорном Карабахе, не наблюдались с 1994 года, когда конфликтующие стороны достигли договоренности о прекращении огня. Основными причинами напряженности стали продолжающиеся провокации армянских войск против Азербайджана в течение длительного времени и отсутствие прогресса в переговорном процессе, которому уже более четверти века.

К сожалению, эти бесконечные и ничего не дающие переговоры лишь способствовали сохранению того статус-кво, что сложился к середине 1990-х годов. Между тем реальная ситуация в зоне конфликта и вокруг нее менялась стремительно. Экономика Азербайджана, во многом за счет реализации крупных энергетических и транспортных проектов, развивалась быстрыми темпами, тогда как экономика Армении значительно отставала от нее по объему и уровню доходов. Это позволяло Баку значительно увеличить оборонный бюджет и повысить уровень боевой готовности азербайджанской армии. На этом фоне армянская сторона продолжала игнорировать требования, содержащиеся в четырех резолюциях Совета Безопасности ООН, которые требовали от вооруженных сил Армении безоговорочного освобождения оккупированных азербайджанских территорий и создавали условия для осуществления мирного процесса. 

В отличие от переговорного процесса, где прогресса абсолютно не наблюдалось, в военно-политическом плане ситуация с каждым годом обострялась. Первое серьезное обострение произошло в апреле 2016 года, когда азербайджанская армия в ответ на очередную провокацию армянской стороны перешла в контрнаступление на линии фронта и отбила 2000 га своей территории. 

Возобновившийся после этого переговорный процесс, прежде всего из-за нежелания армянской стороны изменить нынешнее положение дел, вновь не принес каких-либо результатов. Вместе с тем в военном отношении велись активные приготовления к войне. Армянская сторона, ввиду сложной внутриполитической ситуации, неоднократно проводила провокации на границе и на линии фронта, чтобы отвлечь внимание собственной общественности от внутренних проблем.

К концу сентября обстановка обострилась до предела. 27 сентября после очередного обстрела своих позиций азербайджанская сторона перешла в контратаку. Начались полномасштабные военные действия.

 

Общая направленность переговорного процесса последних лет

Одна из центральных тем, которая обсуждалась в течение последних лет на переговорах, - возвращение районов, «прилегающих» к Нагорно-Карабахскому региону, под контроль Азербайджана. Примечательно, что Армения в противовес международному праву рассматривает их как «освобожденные территории». По логике армян, передача «освобожденных территорий» возможна только за определенную «плату» в виде независимости Нагорного Карабаха. Хотя и его принадлежность Азербайджану никто в мире, кроме Армении, не оспаривает. 

Примечательно, что даже для сопредседателей Минской группы ОБСЕ вопрос, как идентифицировать земли, которые окружают территорию Нагорного Карабаха, явно не стоит. Например, министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил на пресс-конференции в Москве в декабре 2017 года, что есть ряд решений по нагорно-карабахскому конфликту, в первую очередь резолюции Совета Безопасности ООН в разгар кризиса, содержащие требование об освобождении оккупированных территорий, которые остаются в силе.

Позднее, в 2018 году посол США Ричард Миллс выражал армянским СМИ свое недоумение по поводу отношения официального Еревана к вопросу возврата оккупированных территорий Азербайджану. «Когда я впервые приехал сюда (в Армению), я был удивлен тем, что большинство армян, с которыми я встречался, были категорически против возвращения оккупированных территорий в рамках переговорного процесса. Я удивлен, что в Армении практически не ведется дискуссий о приемлемых решениях или возможных компромиссах. В течение многих лет мое правительство считало, что эти территории были взяты для дальнейшего использования по формуле «территории в обмен на мир». Я был очень удивлен, узнав, что этот вариант не пользуется поддержкой», - сказал Миллс. 

Базовые международно-правовые документы с содержащимися в них подходами и принципами должны определять рамки переговорного процесса и играть решающую роль в формировании его повестки.

Именно эти подходы и легли в основу переговорного процесса после 2016 года. На встречах, состоявшихся в 2016 году в Вене и Санкт-Петербурге, стороны обсуждали конкретные темы. Судя по всему, Баку и Ереван даже достигли предварительных договоренностей.

 

Все тайное когда-нибудь становится явным

В начале 2020 года сам премьер-министр Армении Н.Пашинян пролил свет на обсуждения, которые велись между Азербайджаном и Арменией в тот период. Он раскрыл некоторые детали, которые могли быть на повестке переговорного процесса. Выступая 25 января этого года на пресс-конференции в городе Кафане, он сказал, что на столе переговоров по карабахскому урегулированию лежит документ, который он получил от правительства Саргсяна.

Согласно документу, текст которого просочился в прессу, конечной целью всеобъемлющего урегулирования карабахского конфликта является передача Азербайджану семи районов - Агдамского, Физулинского, Джабраильского, Зангиланского, Губадлинского, Кяльбаджарского и Лачинского, при условии сохранения коридора между Арменией и регионом Нагорного Карабаха, о статусе которого планировалось договориться после возвращения азербайджанских переселенцев в Нагорный Карабах. 

Азербайджану было предложено разблокировать пути сообщения, ведущие в Армению, согласиться на промежуточный статус двух регионов за пределами территории бывшей Нагорно-Карабахской автономной области (Кяльбаджарский и Лачинский) и согласовать дату референдума в Нагорном Карабахе, определяющего его дальнейшую судьбу. При этом на этапе освобождения пяти районов в зоне конфликта должны быть развернуты миротворческие силы, статус которых должен быть согласован заранее.

И все это вплоть до окончательного согласования политического и правового статуса региона путем свободного волеизъявления азербайджанской и армянской общин Нагорного Карабаха. Причем, отстаивая свое видение референдума, азербайджанская сторона исходила из того, что данный референдум не может ставить под сомнение территориальную целостность Азербайджана. В то же время он должен определять характер статуса региона и особенности взаимодействия двух общин на равноправной основе.

И все это вплоть до окончательного согласования политического и правового статуса региона путем свободного волеизъявления всех граждан, проживающих на данной территории. В то же время условия и дата плебисцита должны быть определены специальным политическим актом. Он должен быть согласован также между армянской и азербайджанской общинами Нагорного Карабаха в контексте их сосуществования в рамках временного статуса. Отстаивая свое видение референдума, азербайджанская сторона исходила из того, что данный референдум не может ставить под сомнение территориальную целостность Азербайджана. В то же время он должен определять характер статуса региона и особенности взаимодействия двух общин на равноправной основе.

Подтверждение Пашиняном наличия подобного документа свидетельствует о том, что стороны временами были близки к согласованию поэтапного плана урегулирования, на котором всегда настаивал Азербайджан и к которому сопредседатели Минской группы ОБСЕ относились с пониманием. Но, к сожалению, Ереван не смог побороть собственные страхи, связанные с реализацией поэтапных действий в рамках деэскалации конфликта. И, таким образом, армянская сторона вернулась к идее одновременной реализации всего плана в целом (так называемое пакетное соглашение).

Для Азербайджана такие условия неприемлемы. Они подразумевают передачу оккупированных регионов вокруг бывшей Нагорно-Карабахской автономной области азербайджанской стороне одновременно с предоставлением независимости Нагорному Карабаху. Причем с неопределенным будущим азербайджанских беженцев, которые были вынуждены покинуть районы, расположенные между Арменией и территорией бывшей НКАО.

Возвращение пяти районов на этих условиях могло бы стать фактическим согласием на утрату суверенитета над остальной частью оккупированных территорий, включая Лачинский и Кяльбаджарский районы, для которых, согласно пакетному плану, был определен особый статус.

 

Ереван в качестве «тормоза» в переговорном процессе

Со временем становилось все более очевидно, что для Еревана любой прогресс в переговорах может означать потерю контроля над оккупированными территориями без решения проблемы Нагорного Карабаха в интересах только лишь армянской стороны.

В июле этого года после обострения ситуации на азербайджано-армянской границе в Товузском районе министр иностранных дел России С.Лавров фактически обвинил Ереван в провоцировании напряженности. Он отметил, что армянская сторона попыталась «реанимировать старый приграничный КПП, расположенный в 15 км от азербайджанских экспортных трубопроводов».

К слову, российские представители активно готовили площадку для переговоров и рассчитывали, что на очередной встрече министров, приблизительно ранней осенью, будет достигнуто согласие относительно продолжения субстантивных переговоров. Однако практические шаги армянской стороны показали, что Армения не стремится к достижению реальных результатов и намерена всячески затягивать этот процесс.

В самый канун сентябрьских боев в прессе появилась информация, что Н.Пашинян после прихода к власти был заинтересован в достижении договоренности с Азербайджаном и предложил президенту И.Алиеву организовать двусторонние переговоры. Азербайджанская сторона надеялась, что новое руководство Армении, не имеющее отношения к «карабахскому клану» и не участвующее в захвате азербайджанских земель, займет более конструктивную позицию, нежели предыдущие лидеры Армении. Однако этого не произошло. Н.Пашинян использовал время и переговорный процесс для укрепления своих позиций, а также для усиления собственного политического влияния в Нагорном Карабахе.

За последние недели и месяцы Баку официально дал понять руководству Армении, что потерял доверие как к нему, так и к переговорному процессу в целом. Перелом в позиции Баку произошел после того, как в сентябре 2019 года Н.Пашинян произнес в Нагорном Карабахе фразу «Карабах - это Армения». Впоследствии вызовом для Азербайджана стала церемония инаугурации так называемого президента сепаратистского режима в городе Шуше, который является политическим и культурным центром азербайджанского населения края.

 

Военно-политическая «развязка»

Утром 27 сентября в ответ на очередной обстрел азербайджанских позиций вооруженными силами Армении азербайджанская сторона предприняла широкомасштабные действия по всей линии фронта в зоне нагорно-карабахского конфликта, тем самым возобновив полномасштабные боевые действия за освобождение оккупированных территорий.

Переговорный процесс был полностью приостановлен. В условиях наступательных действий азербайджанских войск и отвоевания территорий, находящихся под контролем Армении более 26 лет, переговоры с Ереваном о возвращении оккупированных территорий теряют свое практическое значение. Также нет смысла вести переговоры с правительством Н.Пашиняна, который показал, что он ненадежный переговорщик и не несет ответственности за свои слова и действия.

Н.Пашинян также фактически подставил Минскую группу ОБСЕ, которая надеялась, что с реализацией мирного сценария войны удастся избежать. Руководство Армении дало понять, что не принимает никаких планов, которые предусматривают возвращение земель Азербайджану. Единственное, на что Ереван рассчитывает в переговорном процессе, - частичное возвращение оккупированных территорий (без Лачинского района и, возможно, Кяльбаджарского) при условии признания Азербайджаном независимости армянских сепаратистов Нагорного Карабаха. 

В настоящее время Баку концентрирует свои усилия на освобождении всех оккупированных земель, в том числе и самого Нагорного Карабаха.

Военные действия, в свою очередь, создают новую военно-политическую ситуацию в регионе. Очевидно, что у процесса урегулирования будет уже другое будущее. В то же время можно прогнозировать, что по мере изменения военной ситуации Азербайджан ужесточит свои требования к Армении. По словам президента Азербайджана Ильхама Алиева, Армения должна оставить оккупированные территории, вывести войска, предоставить азербайджанской стороне график отвода своих сил. Армянские власти должны признать территориальную целостность Азербайджана и принести извинения за агрессию против нашей страны.

Нет никаких сомнений, что Ереван в условиях постоянно растущих материальных затрат и потери имиджа будет вынужден пойти на уступки. Правительство Никола Пашиняна деморализовано и сталкивается с растущим недовольством внутри своей страны. Не исключено, что в ближайшее время Армению опять ждут внутриполитические волнения. В этом случае ответственность за будущее этой страны будет нести уже другое политическое руководство.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

34