25 Ноября 2020

Среда, 01:10

ВАЛЮТА

ТОЧКА НЕВОЗВРАТА

Андре ВИДМЕР: «Похоже, единственное решение этого конфликта сегодня на поле боя»

Автор:

01.11.2020

Андре Видмер с происходящим вокруг Нагорного Карабаха знаком не понаслышке. Известный швейцарский журналист, исследователь по постсоветскому пространству, обозреватель авторитетного немецкого издания Frankfurter Allgemeine Zeitung является также автором книги «Забытый конфликт», посвященной армяно-азербайджанскому конфликту. В основу книги легли материалы, собранные журналистом во время поездок на оккупированные азербайджанские территории. В дни успешного контрнаступления Азербайджана Андре ВИДМЕР вновь находился в зоне конфликта. Теперь, чтобы засвидетельствовать, как Азербайджан освобождает свои земли от оккупации. Своими впечатлениями, видением развития ситуации он поделился и с нашим журналом. 

- Прибыв в Азербайджан во время боевых действий, вы сразу отправились на линию соприкосновения, где сейчас идут боевые действия. Каковы, на ваш взгляд, шансы сегодня у обеих сторон конфликта?

- Я не военный журналист, а просто журналист-фрилансер, пишущий о регионе бывших советских республик, а также о конфликтах в этих регионах. Я думаю, что обе стороны, после начала боевых действий в сентябре, достигли точки невозврата. Азербайджан хочет освободить находившиеся под оккупацией Армении в течение последних тридцати лет территории, и прогресс азербайджанских войск на линии фронта кажется значительным: сегодня уже множество деревень и несколько городов освобождены азербайджанской армией. Однако, даже учитывая, что армянские оккупационные силы так плохо экипированы, как стало понятно после первых побед Азербайджана на юге, я ожидаю ожесточенного сопротивления войск Армении вокруг Шуши и Степанакерта. Руководству Армении будет непросто признать свое поражение в Нагорном Карабахе, когда этот день наступит. Похоже, единственное решение этого конфликта сегодня на поле боя.

- Вы разговаривали с азербайджанцами, находясь в стране в разгар боевых действий. На ваш взгляд, какое настроение преобладает в народе? Как оцениваются действия властей и военного командования страны?

- Вообще повышенные патриотические чувства народа и поддержка властей в вопросе освобождения оккупированных территорий очевидны даже в Баку. А рядом с линией фронта вы можете найти жителей деревни, которые не хотят уходить в надежде в случае чего помочь войскам. Там я даже встретил ветерана первой карабахской войны, который присоединился бы к боям, если б мог. Однако по возрасту его не берут в добровольцы, но он не уезжает оттуда и ждет возможности уйти на фронт. Но, безусловно, главные надежды на освобождение земель возлагают азербайджанские беженцы. На протяжении многих лет беженцы и вынужденные переселенцы хотят вернуться в свои дома, на свою родину. 90 процентов населения оккупированных семи прилегающих к Нагорному Карабаху районов составляли азербайджанцы, которых изгнали с этих мест. И сегодня эти люди надеются, что после всех этих долгих лет, полных страданий и ожидания, они наконец смогут вернуться на свои исконные земли, в свои дома. Еще в 2012 году, посещая регион, я видел поселения беженцев, где они были вынуждены обустраивать свою жизнь и быт, потеряв в результате армянской оккупации свои дома и земли. Но то, что теперь беженцам с оккупированных территорий, которые последние годы жили неподалеку от линии фронта, снова приходится прятаться от обстрелов армянской артиллерии, перебравшись в подвалы, - это трагедия, они, можно сказать, во второй раз оказались беженцами. Надеюсь, этот кошмар скоро прекратится. 

- Прибыв в Азербайджан, вы оказались в Гяндже во время ракетного удара Армении по городу, в результате чего было убито и ранено много мирных жителей. Что тогда происходило в городе?

- В это время мы находились недалеко, в Тертере, и когда увидели по телевидению новость о третьем ракетном ударе по Гяндже, помчались туда, прибыв в город примерно через три часа после нападения. Разрушения были ужасны, воронка от ракетного удара посреди жилого массива уходила в землю на несколько метров. В тот момент, когда мы оказались в городе, поиски погибших и раненных под завалами людей продолжались, выживших тогда еще не нашли. В результате армянской атаки тяжелыми ракетами было разрушено около 20 зданий в жилом квартале города, ударной волной были значительно повреждены близлежащие дома. Мне до сих пор тяжело вcпоминать разрушенный жилой квартал в мирном городе, который даже не находится в зоне боевых действий. До сих пор перед глазами огромный кратер от тяжелой ракеты, что привело к сильным разрушениям и большому числу погибших и раненых мирных граждан, в том числе детей.

- Как вы оцениваете действия Еревана против мирного населения? Почему, по вашему мнению, Армения совершила это нападение?

- Я считаю, что для нанесения ракетных ударов по таким городам, как Гянджа, который находится примерно в 60 км от линии фронта, у Армении нет и не было никаких военно-стратегических причин. Однако, несмотря на это, армянское военное командование сразу после атаки опубликовало новый список неких военных объектов Гянджи, которые оно собиралось подвергнуть ракетным атакам, ясно давая понять, что Армения не остановится. Даже учитывая тот факт, что ракетно-тактические комплексы «Скад», из которых били по Гяндже, не так точны при наведении, трудно поверить, что трижды ударив по гражданским объектам, армянские военные просто ошиблись в расчетах. С другой стороны, понятно, что Армения преследовала политико-стратегическую цель: спровоцировать нападение Азербайджана на армянскую территорию, чтобы Ереван мог настоять на вмешательстве в конфликт России, которая входит с Арменией в один военный союз - Организацию Договора о коллективной безопасности.

- Как, по вашему мнению, Европа сегодня видит нагорно-карабахский конфликт? Почему европейские СМИ часто освещают этот конфликт однобоко?

- Когда читаешь европейскую прессу, которая освещает этот конфликт, складывается впечатление, что большинству европейских журналистов интереснее рассказывать о так называемых «сепаратистах» или самопровозглашенной республике, а не о реальном положении дел и не об оккупации азербайджанских территорий. Тот же рефлекс сработал у них и сейчас, многие из них бросились в Степанакерт освещать конфликт только с армянской позиции. Учитывая же рост пандемии коронавируса в Европе и так называемую вторую волну этого вируса, я думаю, что многие правительства на самом деле сосредоточены сейчас больше на решении этой проблемы, а не на том, чтобы внести свой вклад в решение нагорно-карабахского конфликта. Да и в целом их усилия были слишком незначительны за последние 26 лет, так что от невмешательства Европы Азербайджан мало что теряет. Ведь за более чем 20 лет так и не удалось найти дипломатическое решение конфликта в рамках Минской группы ОБСЕ и многочисленных двусторонних встреч. 

- На ваш взгляд, какой сценарий наиболее вероятен в свете уже изменившегося статус-кво и освобождения азербайджанских территорий? Какие шаги предпримет Армения?

- Сейчас можно только предполагать, как изменится ситуация и, тем более, какие шаги предпримет Армения. Вместе с тем вполне очевидно, что для прекращения кровопролития необходимо, чтобы обе стороны снова начали искать решение за столом переговоров. Но что очень важно - не как в последние тридцать лет, а с четкой целью найти решение быстро. Однако в нынешней ситуации это кажется нереалистичным. Учитывая сегодняшние реалии, видимо, все вопросы все же будут решены в самом скором времени, причем не за столом переговоров, а на поле боя. 



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

13