4 Декабря 2021

Суббота, 12:31

ВАЛЮТА

ПРОСЧЕТ НА МИЛЛИОНЫ

Резолюция Сената Франции может нанести непоправимый ущерб деловым интересам французских компаний в Азербайджане

Автор:

01.12.2020

Принятая 25 ноября Сенатом Франции резолюция «Необходимость признания Нагорно-Карабахской республики» с политически неприемлемыми и нарушающими международное право требованиями вызвала справедливое негодование азербайджанского общества и предсказуемо негативную реакцию официального Баку. В последовавшем в ответ заявлении Милли Меджлиса правительству Азербайджана рекомендовано пересмотреть политические и экономические отношения с Францией и предпринять соответствующие меры. По сути на повестку может быть вынесен вопрос сворачивания двусторонних деловых отношений. Причем, по мнению большинства экспертов, при существующей структуре торгово-экономических связей Франция понесет намного большие потери, нежели Азербайджан.  

 

Удар по интересам

Можно бесконечно долго рассуждать об абсурдности недавней резолюции французских сенаторов и стоящего за ними политического и делового истеблишмента, чьи интересы тесно связаны с могущественным армянским лобби. Абсурдность политических пассажей по признанию самопровозглашенной сепаратистской структуры, правовой нигилизм, сквозящий в каждой строке резолюции французского Сената, столь очевидны, что рассматривать этот документ как посыл к дальнейшим шагам на международном уровне отказываются мало-мальски здравомыслящие политики. Наглядным свидетельством этого является реакция того же французского МИД, в очередной раз подтвердившего позицию правительства Франции, признающего Нагорный Карабах неотъемлемой частью Азербайджана. Очевидно также, что Россия, Великобритания, США и другие мировые центры силы придерживаются принципов реальной политики и менее склонны к подобным популистским шагам, оценивая масштабы внешнеполитических потерь. 

Хотя решение Сената Франции носит рекомендательный характер, данная резолюция является нежелательным прецедентом, поскольку в будущем может спровоцировать негативные процессы, препятствующие мирному разрешению конфликта на базе достигнутого Москвой, Баку и Ереваном трехстороннего соглашения о прекращении огня.           

Позиция Азербайджана по этому вопросу предельно ясна: с любым государством, принявшим решение об официальном признании независимости Нагорного Карабаха, будут прекращены все политические и экономические отношения. Соответственно, несмотря на то, что злополучная резолюция носит рекомендательный характер, принятие этого документа не останется без последствий для азербайджано-французских отношений, в частности их экономического компонента. А в случае дальнейших нежелательных шагов французского правительства не исключено и полное сворачивание двустороннего делового сотрудничества. 

«Принятая Сенатом Франции 25 ноября резолюция наносит серьезный удар по сотрудничеству в политической, экономической, торговой и других сферах, сложившемуся за долгие годы между Францией и ее основным торгово-экономическим партнером на Южном Кавказе Азербайджаном. Это решение бьет по интересам французских бизнес-кругов в Азербайджане, ставит их будущее под большой вопрос» - такую оценку непродуманному шагу французских сенаторов дал министр финансов Самир Шарифов.   

 

Миллионные потери

Что же положил на чашу весов Париж, проводя столь неосмотрительную и несправедливую политику в отношении Баку, и какие потери может понести французский бизнес в случае ухудшения отношений с Азербайджаном?

Здесь, прежде всего, следует отметить, что структура азербайджано-французских торгово-экономических связей предполагает большую заинтересованность Парижа в расширении и поддержании этих отношений. Связано это с тем, что в значительной степени французский бизнес в Азербайджане участвует в регулируемой государством энергетической сфере, оказывает подрядные услуги в нефтегазовом секторе, сфере транспорта, инфраструктурных, водных, экологических и иных начинаниях. Эти направления в целом не связаны со сравнительно свободным потребительским рынком, и контракты и подрядные соглашения реализуются с учетом межгосударственных соглашений, на уровне заказов госкомпаний. То есть, в случае дальнейшего ухудшения отношений Парижа и Баку вполне предсказуемы расторжение подрядных соглашений с французскими компаниями и потеря ими долевого участия в энергетических и транспортных проектах. Чтобы оценить масштабы потерь, следует отметить, что с 1995 по 2019 год французские компании инвестировали $2,2 млрд. в экономику Азербайджана, из которых $2 млрд. пришлось на долю находящегося в государственном управлении нефтяного сектора и только $194,1 млн. - на ненефтяной сектор, где в основном действуют частные компании. 

По мнению исполнительного директора Центра анализа экономических реформ и коммуникаций (ЦАЭРК) Вюсала Гасымлы, Азербайджан лидирует в регионе Южного Кавказа по объему французских инвестиций и количеству участвующих в контрактах крупных компаний. Речь, в частности, идет о таких масштабных и капиталоемких проектах, как освоение газового и конденсатного месторождения «Абшерон», где партнером SOCAR выступает французская Total с долевым участием 50%. Кроме того, Total обладает долей в 5% в проекте нефтепровода Баку - Тбилиси - Джейхан. 

Вместе с тем французские компании-подрядчики активно работают в сфере промышленности, транспорта, строительства, телекоммуникаций, участвуют в модернизации и реконструкции НПЗ и ряде других капиталоемких проектов. Так, в сфере транспорта многомиллионные подряды от Азербайджанской железной дороги, «Бакметрополитена» и других госструктур получили такие компании, как Alstom, Iveco, Systra, поставляющие электровозы, подвижной состав и другое оборудование для железной дороги и подземки. В сфере авиации и космической промышленности не меньшие по объему заказы имеются у французских Airbus и Thales, активны в сфере сельского хозяйства и пищепрома - Lactalis, Danone, гостиничного бизнеса - ACCOR, банковского дела - Societe Generale. В целом большинство действующих в Азербайджане крупных французских компаний за последние годы являлись подрядчиками порядка 35 финансируемых из госбюджета проектов, общая стоимость которых составляет $6,2 млрд.

 

А были и планы…

При этом еще совсем недавно Баку и Париж рассматривали возможность значительного наращивания инвестиционного потенциала и привлечения французских компаний к новым подрядам в промышленности, наукоемком производстве, инфраструктурных проектах в сферах сельского хозяйства и туризма. По крайней мере такие планы вынашивались Французской организацией предпринимателей (MEDEF) и Азербайджано-французской торгово-промышленной палатой. В ответ на призыв правительства Азербайджана касательно диверсификации экономики MEDEF International значительно активизировала свои действия для развития бизнеса французских компаний в Азербайджане в ненефтяной сфере. 

В качестве одного из примеров можно привести французскую строительную компанию SADE, осуществляющую подрядное строительство водоочистных сооружений в Шабране и Сиязани (стоимость контракта свыше $70 млн.). А в 2018 году компания SADE принимала активное участие в реализации проекта Ağıllı Şəhər и в проектах по мелиорации. Эта компания в течение последних 10 лет получала немалую прибыль в Азербайджане и планировала получить новые крупные контракты водного оператора ОАО «Азерсу» по строительству очистных сооружений и водных резервуаров в регионах, а также участвовать в ирригационных проектах Минсельхоза. Однако сегодня, в свете возмутительной политики Сената Франции, очень сложно прогнозировать, как сложится деятельность компании SADE и многих других французских подрядчиков, если отношения между нашими странами будут ухудшаться. 

 

А нам все равно 

Можно задаться вопросом: а какими могут быть потери Азербайджана, инвестировавшего за последние десятилетия в экономику Франции порядка $2,1 млрд.? Очевидно одно, что даже при самом негативном сценарии риски Азербайджана существенно ниже. Во-первых, львиная доля азербайджанских инвестиций во Франции приходится на личную собственность - это в основном объекты жилой и отчасти коммерческой недвижимости (магазины, рестораны и т.д.). Капиталы азербайджанского корпоративного промышленного сектора и уж тем более госкомпаний на французском рынке практически не представлены. Более того, отечественные подрядные компании не участвуют в каких-либо проектах в этой стране. То есть в случае введения каких-либо санкций и ограничений потери будут минимальными. В основном во Франции работает азербайджанский торговый бизнес, причем если рассмотреть структуру экспорта, то видно, что поставки азербайджанской аграрной продукции или ненефтяной промышленности сравнительно малы. Основные поставки приходятся на нефтехимическую продукцию и сырье. Реализация их на мировом рынке не встречает каких-либо препон и не ограничивается таможенными или иными барьерами, т.е. их легко можно перенаправить в другие страны. 

А вот потеря емкого азербайджанского рынка с 10-миллионным населением для Франции куда более чувствительная проблема. «Азербайджан является самым крупным торговым партнером Франции на Южном Кавказе: две трети общего торгового оборота Франции в этом регионе приходится именно на долю нашей страны. Общий объем торговли Армении и Грузии с Францией в два раза меньше, чем совокупный товарооборот Азербайджана с этой страной», - утверждает Вюсал Гасымлы. Согласно информации за 2019 год, отмечает руководитель ЦАЭРК, импорт Азербайджана из Франции составил $251 млн., в Армению же французская продукция поступила на сумму $82,95 млн. - в три с лишним раза меньше. 

Как подчеркнул Гасымлы, своим решением, принятым под влиянием армянского лобби, Сенат Франции ослабляет позиции своих компаний в Азербайджане. Помимо этого, те же самые сенаторы получают зарплату за счет налогов, выплачиваемых французскими компаниями, которые ежегодно на рынке Азербайджана реализуют продукции на $250-300 млн., участвуя в тендерах на миллиарды долларов. 

Словом, в случае необходимости Азербайджан без труда восполнит эти потери, закупая товары и технологии в других странах. А вот найдет ли Франция экономическим проектам Азербайджана альтернативу на Южном Кавказе?



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

73