25 Января 2021

Понедельник, 06:03

ВАЛЮТА

«МЫ ЗА ЭТО НЕ ГОЛОСОВАЛИ»

Что бы правительство Макрона ни предпринимало, все приводит к народному возмущению

Автор:

15.12.2020

«Господин президент, за это мы не голосовали» - так начинается открытое письмо Эммануэлю Макрону, подписанное деятелями науки и культуры Франции, которые сожалеют, по их словам, что в 2017 году отдали свои голоса за него.

Более того, авторы письма уверены, что одна из статей нового закона, против которого они выступают, может привести французское правительство на скамью Европейского суда в Люксембурге.

 

Путь Макрона

Придя к власти в 2017 году с обещанием изменить политический ландшафт страны, Макрон заявлял, что он «не левый и не правый». Молодой и амбициозный политик так понравился французским избирателям, уставшим от одних и тех же лиц на политическом Олимпе, что они не только избрали его президентом. Они также обеспечили солидное большинство его свежеиспеченной партии «Вперед, Республика!» (LREM) в Национальном собрании, нижней палате парламента.

Однако у молодого политика с самого начала многое во внутренней политике не заладилось. И он быстро стал терять сторонников, разочаровавшихся в некоторых его экономических реформах. 

Массовые протесты движения «желтых жилетов» и кризис, вызванный коронавирусом, также не прибавили ему популярности. Все это не могло не сказаться на общенациональных муниципальных выборах этого года. LREM, как новая структура, не имеющая глубоких корней в местной политике, разгромно проиграла практически во всех крупных городах страны. Ну и, как результат, в ослабевшей «партии власти» усилились центробежные процессы. Наиболее ощутимые потери она понесла в парламенте. В мае LREM потеряла абсолютное большинство мест в Национальном собрании, после того как еще 7 депутатов (26 за два года) объявили о выходе из этой фракции. В сентябре, после частичной ротации, партия Макрона ослабла и в Сенате.

В 2022 году во Франции состоятся президентские выборы, в преддверии которых Эммануэль Макрон, похоже, решил продемонстрировать свою решимость в проведении реформ в области внутренней безопасности, что сильно беспокоит жителей страны.

О необходимости борьбы с религиозным экстремизмом во Франции всерьез заговорили после серии терактов 13 ноября 2015 года, ответственность за которые взяла на себя группировка «Исламское государство». Жертвами этих терактов, самых крупных за всю историю Франции, стали 130 человек, более 350 были ранены.

С тех пор вопрос безопасности является одним из самых важных для французов. Опрос, проведенный в октябре, спустя неделю после убийства учителя истории Самуэля Пати, показал, что 87% жителей страны считают, что «светское мировоззрение» находится в опасности.

 

Глобальная безопасность

20 ноября Национальное собрание, в котором LREM все еще обеспечивает себе большинство благодаря поддержке центристского «Демократического движения», проголосовало за принятие закона «О глобальной безопасности». 

Судя по названию, закон должен быть направлен на «глобальную» безопасность французского общества, однако он вызвал крайне отрицательную реакцию как в самой Франции (письмо деятелей культуры и науки), так и за ее пределами. В частности, эксперты по правам человека ООН заявили, что закон этот «несовместим с международными нормами прав человека и должен быть пересмотрен». По всей Франции стали проходить митинги протеста, многие из них заканчивались столкновениями с полицией, которая, согласно этому закону, и должна обеспечивать безопасность.

Что же в нем так возмущает всех, что заговорили даже о политическом кризисе в стране?

Один из его авторов, бывший командир полицейского спецназа RAID Жан-Мишель Фоверг, объясняет необходимость в этом законе защитой сотрудников правопорядка, которые подвергаются риску преследования, угроз и насилия. А также возможностью сделать их работу более современной и эффективной.

Наиболее спорной является 24-я статья законопроекта, предусматривающая уголовную ответственность за публикацию фотографий или видеозаписей, на которых могут быть опознаны полицейские или жандармы, если имеется намерение нанести вред их «физической или психологической неприкосновенности». 

Позднее в законопроект были внесены поправки, уточняющие, что видеосъемка или фотографирование полицейских не воспрещается в случае, если они намеренно не причиняют вреда. Однако эта формулировка оставляет на усмотрение полиции право определять, проявлял ли человек, держащий камеру, злой умысел.

Весной этого года похожий законопроект уже рассматривался в парламенте, но был отклонен. Но на этот раз его поддержал министр внутренних дел Жеральд Дарманен. «Я дал обещание, что больше не будет возможности транслировать изображение полиции и жандармов в социальных сетях. Это обещание будет выполнено», - заявил он, фактически игнорируя широкую волну протестов.

Свобода информирования - не единственная свобода, которой угрожает этот закон. Он также расширяет возможности полиции использовать пешеходные и другие камеры видеонаблюдения плюс дроны для «обеспечения общественного порядка и розыска нарушителей». Сотрудники национальной полиции и жандармерии освобождаются и от ответственности за ношение оружия, находясь не при исполнении своих обязанностей.

 В целом законопроект критикуется за то, что излишне расширяет полномочия муниципальной полиции и частных охранных структур, несет угрозу неприкосновенности частной жизни, свободе слова и собраний. Национальная комиссия по правам человека усмотрела в этом «практически неограниченное усиление органов контроля за населением» и репрессивные тенденции в политике властей. 

В этих условиях правительство вынуждено было назначить «независимую комиссию», которая должна, в частности, определить, как можно сочетать соблюдение свободы информации и прав человека с обеспечением защиты сотрудников правоохранительных органов. 

Поговаривают, что правительство даже может вообще удалить вызвавшую столько споров 24-ю статью, так как ее содержание скопировано в другом законопроекте - « Об усилении республиканских принципов», который будет представлен в парламент в январе. Статья 25 в нем предусматривает уголовное наказание за создание угрозы для жизни путем распространения «любыми средствами информации, касающейся частной, семейной или профессиональной жизни» государственных служащих. Жандармы и полицейские как государственные служащие также подпадают под действие этой статьи. 

Расплывчатая формулировка в то же время открывает путь к произволу. Чем она отличается от приведенной в законе «О глобальной безопасности», непонятно. По признанию министра юстиции Эрика Дюпон-Моретти, «в уголовном праве нельзя преследовать людей за умысел».

 

Республиканские принципы

В начале года во всех департаментах (территориально-административные единицы) Франции были созданы структуры «по борьбе с исламизмом и обособлением сообществ». Эти подразделения, по словам Макрона, вправе запрещать мероприятия, организуемые радикальными исламистскими движениями, и препятствовать деятельности ассоциаций, популяризирующих политический ислам.

Министр внутренних дел Франции Жеральд Дарманен в начале декабря объявил, что правоохранительные органы намерены провести «масштабную и беспрецедентную» кампанию по борьбе с «религиозным сепаратизмом». По его словам, будут проверены 76 мечетей (из 2600 существующих во Франции мусульманских молельных центров), которые подозреваются в «сепаратизме».

Концепцию «исламистского сепаратизма» Эммануэль Макрон сформулировал в представленном общественности новом законе «Об усилении республиканских принципов», который направлен на борьбу против предпочтений религиозных законов над республиканскими светскими ценностями Франции.

По словам Макрона, закон 1905 года о секуляризме позволяет людям принадлежать к любой религии по своему выбору, но ни при каких обстоятельствах нельзя допускать внешнего проявления религиозной принадлежности в школах или на государственной службе. Кроме того, заявил он, «ислам во Франции должен быть освобожден от иностранного влияния».

Среди основных положений законопроекта - защита светскости и нейтралитета при предоставлении общественных услуг, усиление контроля над общественными организациями, контроль преподавания на иностранных языках. В том числе расширение преподавания арабского, турецкого и других языков в государственных школах. Законопроектом предусмотрены обеспечение прозрачности в финансировании религиозной деятельности, организация подготовки имамов внутри страны и постепенный отказ от практики «командированных» из-за рубежа имамов, развитие академического исламоведения. Кроме того, в проекте нашло отражение обязательное посещение школы всеми детьми, начиная с трехлетнего возраста, а домашнее обучение - только по медицинским показаниям. После убийства учителя Самюэля Пати законопроект дополнен пунктом о наказании за разжигание ненависти в Интернете.

Также следует ожидать дальнейшего усиления контроля над частными школами, которые находятся вне системы государственного финансирования. То есть тех, которые не получают никаких субвенций из бюджета, а взамен имеют возможность не соблюдать государственную школьную программу.

Французскому совету по делам мусульманского вероисповедания (CFCM) предложено подписать «хартию светских ценностей» и создать «Совет имамов», который в дальнейшем должен будет проводить сертификацию религиозных деятелей. Однако эффективность этих мер под большим вопросом, так как CFCM не пользуется широкой поддержкой верующих во Франции.

 

Все меняется

Наступление президента Франции на «исламистский сепаратизм» и забота о безопасности не убедили ни правых, ни левых. Одни возмущаются недостаточностью решимости, другие осуждают его за дрейф вправо.

В преддверии президентских выборов Эммануэль Макрон еще не раз предпримет попытки вернуть доверие электората. Но судя по его готовности менять свои решения под давлением общественности, и эти два законопроекта ждут еще множество поправок. 

Политический ландшафт Франции постоянно меняется. Как он и обещал.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

9