27 Февраля 2021

Суббота, 10:10

ВАЛЮТА

СТО ЛЕТ НЕ ВОЗРАСТ!

Адалет ГАДЖИЕВ: «Главное сейчас - пережить пандемию, сохранить и укрепить завоевания Отечественной войны»

Автор:

01.01.2021

Вековой юбилей Азербайджанского государственного академического русского драматического театра им. Самеда Вургуна, который предшествовал Дню национальной солидарности азербайджанцев всего мира, совпал с важными для страны событиями: восстановлена политическая справедливость и Карабах возвращен в свои исторические границы. Одержана Победа в Отечественной войне, подтвердившая единство и солидарность народа не только в Азербайджане, но и далеко за его пределами. Проявлению патриотических чувств не помешала даже пандемия. Коллектив театра, являясь неотъемлемой частью народа и его театральной культуры, не остался в стороне от происходящего, перенеся празднование столетнего юбилея в информационное поле. 100 лет! Солидный возраст. Хотя… вряд ли служители Мельпомены ощущают эти годы как нечто подвигающее к возрасту творческого «дряхления». Скорее - с точностью наоборот. Им ни грустить, ни скорбеть некогда, несмотря на то, что день этот пасмурный, а на улице разгар пандемического карантина. Некогда, потому что на онлайн-связи остаются друзья театра, которые шлют свои поздравления из разных городов мира. Это Ассоциация русских театров зарубежья из Санкт-Петербурга, Малый театр Москвы, Рижский русский драматический театр им. Михаила Чехова, Россотрудничество (Баку), Кумыкский музыкально-драматический театр Махачкалы, республиканский русский драмтеатр им. М.Горького (Махачкала), академический драматический театр им. Ф.Волкова (Ярославль), государственный камерный театр «Санктъ-Петербургъ Опера», Московский академический театр им. Вл.Маяковского, Московский академический театр сатиры, Московский академический театр им. Евг.Вахтангова и многие, многие другие.

А еще театр имени Самеда Вургуна оказался в центре внимания отечественных телевизионных каналов и интернет-порталов, рассказавших об этой знаменательной дате. Словом, праздник, перекочевав в информационное поле, получился с ностальгической грустинкой, потому что юбилей, тем более вековой, - это итог. Время, когда надо обернуться назад и, проанализировав все достижения и промахи, принять решение, каким путем идти дальше. Однако в условиях пандемии, когда в театре нет ни спектаклей, ни репетиций, ясно только одно: у всех, кто служит Мельпомене (а это, как вы понимаете, не только актеры, но и все остальные сотрудники театра!), горячее желание вернуться в родной театр и работать, работать, работать в режиме реального времени. Потому что никакое количество репетиций онлайн не может заменить одну сценическую, но в режиме реального времени!  

Директор театра, заслуженный работник культуры Адалет ГАДЖИЕВ:

- У вас нет опасения, что за столь длительный срок вынужденного творческого простоя актеры и режиссеры утратят профессиональную «подвижность»?

- Когда я об этом думаю, у меня замирает сердце. Но потом, поразмыслив, я понимаю, что повода для беспокойства нет. Драматические артисты - не балетные. И когда я говорю с ними по телефону, то понимаю, что все они рвутся на сцену. Осознавая, что работа впереди титаническая, они готовы хоть сутки репетировать, только бы восстановить все репертуарные спектакли. Более того, они готовы репетировать в две и даже три точки, только поскорее бы встретиться со своим зрителем.

- А чем они заняты сейчас, во время пандемии?

- Многие входят в группы волонтеров, оказывающих помощь нашим солдатам, некоторые, если есть разрешение, снимаются в фильмах; многие работают над индивидуальными поэтическими композициями, читают (и не только сводку новостей в Интернете!), занимаются самообразованием. Есть актеры, которые периодически повторяют свои роли в надежде, что карантин скоро закончится…

Это действительно так. Ему часто звонят актеры, которые отчаялись ждать выхода на сцену и которым по ночам снится зрительный зал. Страшно, когда он пустой. Те, кто служит в театре, поймут, что страшнее сна, чем этот, для актера и директора театра быть не может. Еще страшнее, когда снится, что в пустом зале зависает звук и не проходит даже в пустоте. Он просто замирает на губах. И все! Страх переходит в ужас. Ощущение, как в фильмах Альфреда Хичкока или Гильермо дель Торо. Актеры рассказывают ему об этом, поверяя все свои страхи - и человеческие, и профессиональные. А ему приходится утешать, успокаивать и, придавая голосу уверенность, говорить, что все это временные трудности, надо просто набраться терпения и… ждать. Но не сидеть сложа руки, а заниматься самосовершенствованием. Как? Способами и приемами, доступными актерскому ремеслу и профессии. К примеру, молодые актеры театра Олег Амирбеков и Теймур Рагимов, поразмыслив на тему векового юбилея, при помощи коллег с телевидения сняли короткий сюжет, приуроченный к столетию театра.

- Праздник, который в эти дни прошел в информационно-репортажном формате, планируется когда-либо в формате реального времени?

- Надеемся, что в недалеком будущем так и будет: большое праздничное торжество, спектакль на сцене, аншлаг в зрительном зале, приедут гости - наши коллеги из разных сопредельных стран, будут, как положено, торт и шампанское.

Он рассказывал о том, каким важным оказалось его общение с актерами не только по телефону, но и в режиме реального времени, когда он, соблюдая все рекомендации и установленные Оперативным штабом Кабинета министров АР правила, собирал их во дворе театра. Здесь, в беседе о важной составляющей каждого гражданина в условиях пандемии и уже тогда развернувшихся боевых действиях в Карабахе, он как будто заново узнавал людей, с которыми бок о бок проработал много лет. И это открытие его приятно обрадовало. Он подумал, что все повторяется. Вот так же, во дворе театра, уже собирались актеры 24 июня 1941 года. Тогда началась Великая Отечественная война, длившаяся пять лет. Многие из актеров ушли тогда на фронт добровольцами, многие   стали участниками отряда ополчения и концертной фронтовой бригады. И вот сейчас, почти 80 лет спустя, здесь, во дворе собрались другие актеры. Потомки тех, кого с нами давно уже нет. И снова война. Отечественная война по освобождению Карабаха.

- В принципе я - человек не воинственный, а миролюбивый. Но преграды по решению вопроса возвращения незаконно захваченных азербайджанских земель, которые тянулись десятилетиями, сделали и меня, человека терпеливого, категорически настроенным. Как и весь наш коллектив, я поддерживал решения, тактические и дипломатические действия нашего Президента. Потому что он вернул своему народу, всем нам самоуважение, а мужчинам страны - человеческое достоинство. Наш Верховный главнокомандующий смог сделать для своей страны то, что войдет в историю многонационального Азербайджана как факт высочайшей мудрости, выверенной политикой стратегии и тактики. Мы не просто живые свидетели Истории, которая пишется здесь и сейчас. Мы и сами участники этого важного для нас исторического процесса.

А еще он рассказывал о том, что в те минуты живого общения с актерами не только заново открыл их для себя, но и почувствовал то сильнейшее единение со всем народом и политикой руководства, которое может быть только в такой многонациональной стране, как наша. В стране, где каждый, невзирая на национальное происхождение, - азербайджанец. Вот и в театре русские, украинцы, белорусы, лезгины, татары, евреи - все ощущают себя азербайджанцами. Людьми, которые в дни войны не только прочувствовали, но и прожили состояние, о котором говорил наш Президент, произнося: «Вместе - мы сила!» Вот это «вместе» Адалет Гаджиев ощутил тогда настолько остро, насколько это было возможно. Вспоминая это сегодня, он уверен, что такое же чувство единения испытали все граждане нашей страны, поэтому он считает, что и зрители вернутся в театральный зал с совсем другим мироощущением. Это будет зритель, «окрепший и повзрослевший» духом. Директор театра ждет этой встречи и верит, что будущий диалог между театром и зрителем будет увлекательным и интересным.

- Не кажется ли вам, что зрители отвыкнут от театральных залов и не будут ходить в театр, сделав выбор в пользу «попкорна на диване»?

- Признаюсь, что такие опасения у меня были в самом начале пандемии. Но не сейчас. Сейчас мне и многим моим коллегам наши зрители говорят, что не могут дождаться конца пандемии, чтобы прийти в театр. Они говорят, что пандемия была дана для того, чтобы они научились ценить то, что у нас всегда есть, всегда под рукой. А оттого, что оно всегда есть и всегда рядом, им казалось, что оно будет всегда. И вот теперь, в условиях досягаемой недоступности, они стали понимать, что все в этой жизни надо ценить. Каждую прожитую секунду. В том числе и возможность похода в театр. Так что, думаю, залы пустыми не будут.

Он увлеченно развивал свою теорию о временности пандемии и о том, что в истории мирового театра это тоже уже было: и пандемия, и закрытые театры, и переполненные больницы. Но человечество выжило и театры тоже. Поэтому не стоит падать духом. Надо быть в форме, чтобы в любой момент быть готовыми выйти на сцену и творить!

- О чем вы размышляете сегодня, когда театру уже исполнилось сто лет и он ждет новых встреч со своим зрителем?

- Не поверите. Я думаю о Магсуде Ибрагимбекове. Точнее о том, как бы он с его мироощущением, его чувством юмора отнесся к ситуации, связанной с пандемией? И что написал бы? В середине 90-х он написал пьесу «Нефтяной бум улыбается всем», а о каком буме он рассказал бы своим читателям сегодня? Может, о театральном?

- Значит ли это, что вы уже сегодня думаете о новом репертуарном плане?

- Об этом мы думаем всегда. Но говорить об этом пока рано. Главное сейчас - пережить пандемию, сохранить и укрепить завоевания Отечественной войны. Остальное мы наверстаем. И поверьте, зритель выберет нас, а не «попкорн на диване».



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

25