25 Января 2021

Понедельник, 05:13

ВАЛЮТА

САНКЦИИ НЕ ПОМЕХА

Байден еще не вступил в должность, а Эрдоган уже подстраивается под новые реалии

Автор:

01.01.2021

Два события прошлого  года - избрание в США президентом Джозефа Байдена и возрастание региональной роли Анкары - заставляют многих наблюдателей строить прогнозы. Прогнозы относительно того, как новая администрация Белого дома предпочтет действовать в отношении Турции и Эрдогана. Причем текущую ситуацию значительно подогрело то, что фактически накануне своего ухода из Овального кабинета Дональд Трамп под давлением Конгресса ввел против Турции санкции. Введены они в рамках закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» из-за покупки ею российских зенитных ракетных систем (ЗРС) С-400. Эта история длится с 2017 года - Вашингтон пытался переубедить Анкару отказаться от покупки С-400 в пользу американских ракетных комплексов Patriot, но в итоге она предпочла заключить сделку с Москвой. 

 

Операция «Коррекция курса»

Ограничения введены в отношении Управления оборонной промышленности Турции, его руководителя Исмаила Демира и еще трех граждан республики. Как заявил помощник госсекретаря США по военно-политическим делам Кларк Купер, санкции нужны для «коррекции курса» Турции. При этом он также подчеркнул, что карательные меры введены вовсе не против Вооруженных сил Турции, с которой у США «сохраняются как двусторонние отношения», так и контакты «в рамках НАТО». Понятное дело, что турецкое руководство такие заверения не успокоили. Президент Реджеп Тайип Эрдоган счел санкции ничем иным, как атакой на суверенитет Турции, а глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Турция продолжит предпринимать шаги, чтобы ее оборонная промышленность стала более независимой, и по теме С-400 не отступит назад. 

Сам Исмаил Демир в этом же ключе подчеркнул, что после введения ограничительных мер Анкара «будет с двойным усилием реализовывать проекты, которые укрепляют ее оборонную промышленность». В то же время глава Минобороны республики Хулуси Акар сказал, что санкции негативно повлияют на совместную деятельность в рамках НАТО, и Анкара ожидает от Вашингтона пересмотра этого решения. Действительно, это довольно чувствительная область для Турецкой Республики, в которой есть серьезная зависимость от сотрудничества с Западом, откуда идут поставки комплектующих. Тем более что США в их позиции по этому вопросу поддерживают Канада и Германия. 

Примечательно, что санкции ввел Дональд Трамп, у которого с Эрдоганом довольно хорошие отношения. Вполне вероятно, что таким образом Трамп попытался осложнить жизнь приходящей администрации Байдена, хотя Анкаре от этого, понятное дело, не легче. Что бы там ни было, мнение о необходимости корректировки «курса» Турции американскими политиками из разных лагерей считается данностью. И задавать его параметры все-таки придется команде Байдена. Чтобы примерно предположить, какими эти параметры могут быть, нужно определить, какие геополитические цели поставила перед собой новая администрация. Из того, что уже появлялось в СМИ, и из различных заявлений можно предположить, что в целом это - «починка» отношений США со своими основными союзниками, а также восстановление членства и лидерства в международных организациях. Кроме того, Байден объявил, что в первый же год своего пребывания на этом посту намерен провести «саммит за демократию», тем самым особо стараясь подчеркнуть значение демократических союзников и партнеров США

 

«Показательные» санкции от НАТО

Когда говорят о союзниках в контексте отношений США и Турции, речь, конечно, прежде всего идет о НАТО. Североатлантический альянс действительно остался крайне недоволен сотрудничеством Турции с Россией. Так, посол США в Альянсе Кей Бейли Хатчисон заявила, что «идея создания системы ПВО российского производства в центре НАТО выходит за рамки допустимого». Также на недавнем саммите глав МИД стран - участниц НАТО госсекретарь США Майк Помпео потребовал от Турции начать, наконец, «действовать как союзник». 

И, наконец, интересное заявление для The New York Times сделал Роберт Гейтс, экс-министр обороны в администрации президента Джорджа Буша-младшего и Барака Обамы. Он сказал, что приобретение Турцией российских зенитно-ракетных комплексов С-400 вопреки неоднократным предупреждениям со стороны Америки должно иметь свою цену, и недавно введенные санкции в этом смысле хорошее начало. Гейтс на этом не остановился и добавил, что Анкару следует также призвать к ответу за ее действия в Ливии, в Восточном Средиземноморье и Сирии. «Решения Анкары в этих регионах противоречат интересам других стран - членов НАТО, а также осложняют усилия, направленные на достижение мира. А действия члена НАТО, противоречащие интересам других союзников, не следует игнорировать. В уставе НАТО нет положения об исключении члена Альянса, однако креативная дипломатия является возможной, в том числе приостановка членства или другие карательные меры», - сказал бывший глава обороны США, и это довольно жесткое заявление. Не вдаваясь в подробности системных и идеологических проблем НАТО, а также, в целом, кризиса коллективного Запада, можно предположить, что в североатлантическом партнерстве Турцию, конечно, могут ожидать проблемы. Вполне возможно, что ее могут показательно «наказать», дабы другим союзникам впредь неповадно было «подрывать единство блока». 

 

На Ближнем Востоке станет теплее

Эрдоган как опытный политик эту опасность понимает. Об этом свидетельствует тот факт, что сразу после победы Байдена на выборах из Турции стали поступать примирительные сигналы в адрес ее региональных соперников - Израиля и Саудовской Аравии. Считается, что таким образом подготавливается фундамент для диалога с новой администрацией Байдена. О том, что глава Национальной разведывательной организации Турции Хакан Фидан проводил секретные переговоры с израильскими чиновниками, сообщил портал Al-Monitor. В свою очередь советник президента Турции по иностранным делам Месут Касин заявил, что дипломатические отношения между Израилем и Турцией могут быть восстановлены к марту. Касин также признал, что именно избрание Джо Байдена президентом США стало причиной этого, потому что у нового президента США «есть новые перспективы и многое изменится». 

Что касается Саудовской Аравии, то Мевлют Чавушоглу встретился со своим саудовским коллегой Фейсалом бин Фарханом в Нигере в кулуарах Организации исламского сотрудничества. «Прочное партнерство между Турцией и Саудовской Аравией выгодно не только нашим странам, но и всему региону», - написал турецкий министр в Twitter. Причем, что примечательно, делается это синхронно также с попытками Эр-Рияда сгладить углы в отношениях и с самими США, и с Израилем. Например, многие СМИ пишут, что саудиты в последнее время значительно интенсифицировали свою лоббистскую деятельность в Америке. 

В этой связи показателен и фактор Ирана, а именно недавняя нормализация отношений Израиля с ОАЭ и Бахрейном, что показывает, кто для Израиля главный враг в регионе. Поэтому неудивительно, что в последнее время у Турции значительно подпортились отношения с Ираном. Хотя, скорее, со стороны Анкары это выглядит как некое дистанцирование, чтобы понять шаги Байдена в отношении Тегерана.

 

След России и Китая

Однако самым важным фактором, который будет оказывать влияние на отношения Турции и США при Байдене, является, конечно, Россия. С Москвой Анкара взаимодействует во многих нынешних ключевых горячих точках - Сирии, Ливии, на Южном Кавказе. При этом стратегия Кремля, несомненно, заключается в том, чтобы максимально оторвать Турцию от НАТО и в целом Запада. 

Уже после введения американских санкций против Турции на своей большой пресс-конференции Владимир Путин прокомментировал российско-турецкие отношения. Он, отметив существующие разногласия, очень лестно охарактеризовал Эрдогана и назвал его человеком, который «держит слово» и «хвостом не виляет». Также глава Кремля добавил, что прямолинейность турецкого коллеги в продвижении национальных интересов является «элементом прогнозируемости». В этих словах, без всякого сомнения, можно усмотреть важный месседж в адрес Анкары. Тем более что еще раньше Сергей Лавров осудил США за введение санкций против Турции, отметив, что это «очередное проявление аррогантного отношения к международному праву». 

Можно долго перечислять то, что сближает Россию и Турцию, и то, из-за чего они соперничают. Но самым главным моментом, объединяющим их, является то, что Эрдоган и Путин очень часто готовы решать вопросы «здесь и сейчас» и в каждом конкретном случае идти по ситуации. Между Россией и Турцией нет никаких союзов, каждый раз они ничем не связаны, кроме ситуационной выгоды. И вот именно эта особенность войдет в противоречие с командой Байдена. Она будет влиять на прогнозирование ситуации, и из-за этого вполне объяснимо раздражать Вашингтон и даже, возможно, подталкивать его к довольно жестким решениям. 

Китайский фактор, который также может повлиять на американо-турецкие отношения, менее заметный, чем российский, но не менее (если не более) значительный. И это учитывая, что Пекин с готовностью инвестирует в турецкую экономику миллиарды долларов, а также предоставляет Анкаре кредиты. Страны активно сотрудничают в рамках Нового Шелкового пути, продвигая логистические и инфраструктурные проекты, которые являются конкурентными по отношению и к России, и к США. 

Немаловажным моментом является и то, что доля китайских технологических компаний Huawei и ZTE, которых США всячески пытаются изжить, постоянно растет на турецком рынке. К тому же именно к Пекину может еще больше обернуться находящаяся под санкциями Турция в оборонной сфере.

Таким образом, предсказать развитие турецко-американских отношений после въезда в Белый дом Джо Байдена сейчас довольно трудно, поскольку это будет зависеть от множества сопутствующих геополитических факторов. Кроме того, стоит учитывать и постоянные составляющие непростого диалога США и Турции. Это экстрадиция проживающего в США Фетуллаха Гюлена, которого Анкара обвиняет в организации попытки государственного переворота в 2016 году. Плюс поддержка Вашингтоном курдских отрядов народной самообороны на севере Сирии. Но и на них могут влиять те или иные факторы, изложенные выше. 

Можно сказать, что тактика Турции, которая занимает стратегически важное положение и для Евросоюза, и для США, в отношениях с Вашингтоном будет заключаться в лавировании, попытке сыграть на интересах и противоречиях разных стран в регионе и отношении к ним самого Белого дома, в зависимости от конкретной ситуации. Анкара не склонна жертвовать своими интересами в пользу союзов, даже таких авторитетных, как НАТО, и сделка с Москвой по поводу С-400 это более чем показательно демонстрирует. Поэтому Эрдоган будет стремиться сотрудничать в той или иной степени и с Западом, и с Россией, и с Ираном, и с Израилем, и с Китаем. Учитывая нынешнее состояние международных дел, это наиболее разумная тактика, с которой США, несмотря на их великодержавный статус и амбиции новой администрации Байдена, все-таки придется считаться.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

8