8 Марта 2021

Понедельник, 09:36

ВАЛЮТА

«СТАТУСНЫЙ ВОПРОС»

Что в действительности волнует Армению, которая поднимает безнадежно закрытую тему?

Автор:

01.02.2021

Центр тяжести дипломатических усилий по карабахскому урегулированию вновь в Москве - 11 января здесь прошли переговоры Президента Азербайджана Ильхама Алиева, премьер-министра Армении Никола Пашиняна и президента России Владимира Путина. По ее итогам появилось совместное заявление, где основное внимание было уделено вопросу разблокирования коммуникаций и где прописана конкретная «дорожная карта». И, так же как в заявлении от 10 ноября, не было сказано ни слова о статусе Карабаха. Еще одно и весьма красноречивое подтверждение слов Президента Азербайджана Ильхама Алиева, что вопрос этот уже отправлен на свалку истории. 

Но выступая по итогам московской встречи, Никол Пашинян вновь попытался «реанимировать вопрос». И заявил: «К сожалению, этот конфликт остается неурегулированным. Конечно же, нам удалось обеспечить прекращение огня, но еще остается очень много вопросов, которые должны решаться. Один из этих вопросов - статус Нагорного Карабаха», - добавив, что Армения готова продолжать переговоры в рамках сопредседательства в Минской группе ОБСЕ, в частности по вопросу определения статуса региона. Как это понимать? Что на самом деле происходит со статусом? 

 

Правовая папка Азербайджана…

Стремление армянской стороны «держать на плаву» вопрос статуса, в общем-то, понятно и объяснимо. До сентября 2020 года в Армении еще могли тешить себя надеждами, что «выиграли войну», а оформление всего этого на бумаге - дело десятое. Теперь же там убедились, что «голосование пулями» без юридического оформления - вещь неперспективная. И вопрос статуса уже безнадежно закрыт. 

Для начала вспомним правовую и дипломатическую «папку». Согласно международному праву и признанным границам, Карабах - это часть территории Азербайджана. Никакой другой его статус не прописан в международном праве вообще и резолюциях Совета Безопасности ООН в частности. Президент Азербайджана высказался на этот счет без обиняков. В ходе своей недавней поездки в освобожденную Шушу глава государства коснулся еще недавних планов Армении перенести сюда «парламент» созданного на оккупированных азербайджанских землях незаконного режима. «Пресловутый режим заявил, что перенесет «парламент» «Нагорно-Карабахской республики» в город Шуша. Таким образом, должна была быть предпринята очередная попытка арменизировать Шушу. Вот это здание они начали строить как здание «парламента» «Нагорно-Карабахской республики». Но не успели. Мы пришли, пришли хозяева этой земли, изгнали их отсюда, и, таким образом, их грязные намерения не осуществились. Ко всем чертям, в ад пошли и «парламент», и статус. Карабах - это Азербайджан!» - сказал Ильхам Алиев. 

То, что Карабах - это территория Азербайджана, не раз заявляли и президент РФ Владимир Путин, и глава МИД России Сергей Лавров, и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Столь же иллюзорны попытки Еревана использовать для реанимации вопроса о статусе такую площадку, как Минская группа. Да, уже после Победы Азербайджана сопредседатели МГ ОБСЕ посетили регион, но в своем итоговом заявлении вопрос статуса не упомянули никоим образом. Не говоря о том, что и президент России Владимир Путин отметил, что его страна действует в четкой координации с другими сопредседателями. 

Тем более понятно, что статус Карабаха сегодня не является предметом переговоров. Трехсторонние заявления от 10 ноября и 11 января - четкое тому подтверждение: статус Нагорного Карабаха более не является предметом переговоров, ни в каком варианте. А между заявлениями Пашиняна, Айвазяна и т.д., с одной стороны, и повесткой дня переговоров - с другой, есть существенная разница. Обсуждение вопроса предполагает, по меньшей мере, согласие еще кого-то об этом говорить. А тут у Армении «напряженка». В Азербайджане вопрос статуса считают закрытым.

Словом, армянские лидеры могут поднимать вопрос «статуса Карабаха», «шести вилайетов» Восточной Анатолии, из которых сто лет назад собирались выкраивать «Западную Армению», озера Ван или еще чего-нибудь. Но все эти заявления, ни в коей мере, не возвращают Карабах в повестку дня переговоров.

 

…Статусные планы Армении…

Как же тогда объяснить настойчивое стремление Еревана вновь «вбросить» вопрос статуса Карабаха? Вряд ли там просто не разобрались, что происходит на дипломатическом поле. Упорство армянских политиков имеет совсем другое объяснение. Статус Карабаха - это, по понятной причине, ключевой вопрос. Можно, конечно, отмахнуться и заявить, что эти заявления делаются, скажем так, «на внутреннюю аудиторию». Таким образом граждан Армении хотят убедить, будто бы еще не все потеряно. Но будем реалистами: если о «нерешенности статуса» заявляют премьер-министр и глава МИД Армении, это означает, что Армения не считает конфликт в Карабахе решенным и еще рассчитывает на реванш. К тому же есть и еще одна сторона вопроса. Какой именно статус Армения намерена по-прежнему требовать для Карабаха? 

Ветеран армянской дипломатии Жирайр Липаритян в интервью Би-би-си в который уже раз заявил прямо: «С момента перемирия международное сообщество говорило нам, что не признает независимость Карабаха. Теоретически они могли бы это сделать, если бы Азербайджан пошел на это. Но в целом Россия, Турция, Иран, США и Франция предлагали варианты, основанные на территориальной целостности Азербайджана. Это было ясно. Они говорили это нам последние 30 лет». Иначе говоря, в самом лучшем для себя варианте Армения могла бы рассчитывать только на автономию Карабаха. Но это для Еревана уже означало поражение, ведь Карабах и так располагал автономией в составе Азербайджана. И если после войны все вернулось к тому, с чего начиналось, - для ереванских политиков это был далеко не лучший вариант. Другими словами, на меньшее, чем независимость, в Армении не соглашаются. 

Более того, к теме статуса «пристегнут» и вопрос территории. Министр иностранных дел Армении Ара Айвазян заговаривает даже о «деоккупации территорий Арцаха». В переводе с ереванского политического сленга это должно означать новую оккупацию азербайджанских земель, освобожденных в ходе 44-дневной войны. Нет и полной ясности, о каких территориях идет речь. Армянские оккупанты придумывали, как выразился Президент Азербайджана Ильхам Алиев, свои «уродливые названия», в том числе и азербайджанским городам за пределами бывшей НКАО. Так, Агдам переименовали в «Акна», Физули - в «Варанда», Кяльбаджар - в «Карвачар». Карту Армении с включением оккупированных азербайджанских земель умудрились протащить даже в вестник Евразийской экономический комиссии.

 

…И цена поражения

Озвучиваются все эти опасные планы на весьма показательном фоне. Никаких правовых оснований требовать от Азербайджана чего-то большего, чем культурная автономия, то есть школы, газеты, церковь и т.д., нет ни у одной международной организации или страны мира, включая также Армению. У Еревана были надежды «обменять» освобождение семи окружающих бывшую НКАО районов на какие-то гарантии по статусу Карабаха. Но, во-первых, на его независимость в Азербайджане в любом случае не соглашались. А во-вторых, никакого желания убираться из этих районов в Армении не выказывали. 

Но теперь Армении, напоминают эксперты, нечем торговаться. До сентября 2020 года здесь рассчитывали на «военное давление». Но теперь эксперты весьма уклончиво отвечают на вопрос, есть ли у Армении после осеннего разгрома армия как государственный институт. Во всяком случае, грозить Азербайджану военной дубиной в стиле, «если вы не согласитесь, мы еще что-нибудь захватим», уже не получится. 

Вместе с тем, и это главное, Армении стоит учесть послевоенные экономические реалии. Война в современном мире - дело дорогостоящее. Армении надо латать дыры в армии, обустраивать границы, выплачивать «социалку» семьям погибших и солдатам, ставшим инвалидами. К тому же Армения лишилась такой подпитки бюджета, как грабеж оккупированных азербайджанских земель. Хотя армянская экономика и до 44-дневной войны находилась в далеко не лучшем состоянии. И это несмотря на желание Никола Пашиняна и его команды рисовать в экономической статистике бодрую цифирь. Теперь же страна оказалась на грани социально-экономической катастрофы. 

Председатель НПО «Центр консультаций потребителей» Карен Чилингарян вынужден признать, что в Армении еще до Нового года подорожали подсолнечное масло, мука (оба на 30-40%), а также хлеб и сахар. «Зафиксирован рост цен также на цитрусовую продукцию. Одной из причин роста цен является девальвация драма. На фоне роста цен на муку хозяйствующие субъекты в целях удержания цены на хлеб снизили его вес», - цитируют его информагентства. Цитрусовые еще можно объявить «лакомством» и съязвить, что без грейпфрутов и лайма вполне можно прожить, а вот мука, хлеб и сахар - это серьезно. 

Бывший премьер-министр Армении Грант Багратян озвучил пугающий прогноз: «У нас может случиться голод в марте, апреле, мае. Ничего хорошего я пока не вижу». Он увязал свой прогноз с тем, что Армения утратила «тысячи гектаров пахотных земель, пастбищ, пшеничных полей». Хотя у страны просто не сходится дебет с кредитом. 

Выбраться из такой «ямы» Еревану могли бы помочь разблокирование коммуникаций, экономическая реинтеграция и нормальные отношения с соседями, что предполагает также инвестиции в ее экономику. Но если вместо этого в Ереване будут педалировать вопрос статуса, это означает новый виток противостояния. Это ситуация, когда у Армении нет ни козырей, ни рычагов. 

А это значит, что на сей раз цена поражения будет еще выше и горше.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

21