12 Апреля 2021

Понедельник, 11:16

ВАЛЮТА

ДЖАВИД ОЗНАЧАЕТ - ВЕЧНОСТЬ

В этом году исполняется 138 лет со дня рождения выдающегося азербайджанского поэта, драматурга и педагога

Автор:

15.03.2021

Гусейн Джавид - автор 15 известных пьес (семь из них трагедии) и безвозвратно утерянных рукописей - «Атилла», «Чингиз», «Вдохновение демона», «Телли саз» и киносценария «Кёроглу». Из сохраненных драм и трагедий - «Мать», «Марал», «Азер», «Шейх Санан», «Шейда», «Демон», «Пропасть», «Пророк», «Хромой Теймур» и других нет устаревших. Каждое произведение, так или иначе, отзывается в сегодняшнем дне своей актуальностью. Драматург, поэт, мыслитель, гражданин Гусейн Джавид, имя которого пытались стереть из жизни и истории, похоронив в сибирской мерзлоте под №59, - по-прежнему в диалоге со своим народом. Потому что он - Джавид. А это означает - Вечность…

 

Обратно на родину!

5 декабря 1941 года в селе Шевченко Иркутской области на деревенском кладбище был захоронен человек, ни имени, ни фамилии которого на могиле указано не было. Место погребения значилось под номером 59. В вечной мерзлоте сибирской земли номер 59 находился до октября 1982 года. И только усилиями Гейдара Алиева 14 октября из Нахчывана была отправлена группа из трех человек, которым предстояло с помощью местных жителей разыскать в селе Шевченко захоронение 59, где и был погребен азербайджанский поэт Гусейн Джавид. 26 октября его останки были возвращены на родину. А 3 ноября в Нахчыване состоялась торжественная церемония перезахоронения поэта. Он был похоронен рядом с родительским домом. Сегодня в этом мавзолее покоится вся его семья. В 1981 году по распоряжению Центрального Комитета Коммунистической партии Азербайджана, который возглавлял Гейдар Алиев, и указом Кабинета министров Азербайджанской ССР при Академии наук (НАНА) был создан музей Гусейна Джавида. Он находится в Баку, в доме по улице Истиглалиййат, 8, где когда-то и жил поэт со своей семьей.

Сегодня музей под руководством директора - доктора филологических наук, заслуженного деятеля искусств Азербайджана, автора монографий о Гусейне Джавиде Гюльбениз БАБАХАНЛЫ активно работает. Цель - сохранение и популяризация творческого наследия Гусейна Джавида. Здесь идет постоянная работа по исследованию его философских, художественных и гражданских взглядов на суть вещей. Особенно сейчас, в период пандемии. 

- За этот период нами выпущено 30 томов «Джавидоведения». Это многотомное издание позволит и исследователям, и интересующимся, и изучающим творчество, биографию, социальные и политические взгляды Гусейна Джавида обращаться не в архивы в поисках нужной информации, а к этому многотомному изданию. В нем подробнейшая информация, которая была собрана научными работниками и сотрудниками нашего музея.

- Этим изданием могут пользоваться только наши соотечественники?

- Любой человек, изучающий творчество и философские взгляды Джавида.

- В том числе и живущие в других странах?

- И их немало. В Турции, Иране, Узбекистане и даже женщина-профессор из университета Массачусетса (США). Кроме того, нами изданы «Афоризмы» Гусейна Джавида на трех языках: азербайджанском, английском, французском. Драматургия в двух томах - на русском. Три монографии о Джавиде. Творческое наследие сына Гусейна Джавида Эртогрула Джавида издано в 13 томах. Пять книг произведений Джавида исторического характера на азербайджанском языке. Отдельные труды Джавида («Шейх Санан», «Пророк», «Олень») изданы на фарси, и все его творчество - на турецком. 

- Предусмотрено ли планом работы музея взаимодействие с молодежью разных возрастных категорий и просто посетителями, интересующимися судьбой и творчеством поэта?

- Одними из первых в стране мы открыли на сайте нашего музея виртуальные экскурсии, и любой желающий может получить нужную ему информацию. До пандемии на регулярной основе, а не к датам биографического календаря поэта, мы проводили всевозможные конкурсы, в том числе и международные. Проводили также концерты, обсуждения отдельных произведений и творчества в целом. Об этой активной деятельности мы сохраняем в нашем архиве и на сайте музея фотографии и видеозаписи. В своей работе мы не замыкаемся в стенах музея. Наши сотрудники постоянно посещают школы и вузы, читая лекции по творческому наследию поэта, проводят обсуждения его произведений. А в октябре мы всегда организуем ряд мероприятий, которые посвящены всей семье. Октябрь - это месяц семьи Гусейна Джавида. Потому что по какому-то фантастическому совпадению все они - он сам, его жена и его дети - рождены в октябре.

- Эртогрул, сын Джавида, тоже был наделен талантом поэта?

- Он был одарен многими талантами, и если бы не ушел из жизни так рано, то непременно стал бы великим художником или композитором, или писателем, или ученым-исследователем… Но даже за столь короткую жизнь он сделал для своего народа столько, сколько некоторые и за всю свою жизнь не могут сделать.

- Что именно?

- А вот об этом очень детально и скрупулезно изложено в книгах, которые мы выпустили, собрав в тринадцати томах все его авторские работы.

- О чем же работы Эртогрула?

- В этих книгах его исследования этнической многовековой культуры нашего народа. Он собрал информацию и детально описал наши традиции и обряды, записал тексты национальных мугамов, дастанов, произведения ашугов. Он создал учебник «Школа балабана», подробно изложив технические приемы, которые позволят овладеть инструментом. Здесь же его незавершенные работы по переложению народной музыки на нотный ряд. 

- И все это он успел, прожив всего 24 года?

- Да. Он был одаренным, разносторонне образованным и увлеченным. Ему одинаково легко давались занятия музыкой и изобразительным искусством, литературой и языками, шахматами. Об этом можно подробно узнать в левой комнате музея, которая называется «Известность Джавида». Здесь вы найдете документальное отражение судьбы молодого человека, любящего свой народ и его культуру. Экспозиция представлена его рисунками, различными записями. Здесь же его карманные шахматы. Редкие и дорогие для нас экспонаты.

- А какой из экспонатов музея является самым ценным?

- Подлинные рукописи Джавида. Они чудом уцелели! В столе, за которым обедала семья и который всегда был покрыт скатертью ручной работы, есть потайные ящики. Туда и положил поэт свои рукописи. А когда в 1937 году в квартиру с обыском пришли «энкавэдэшники», то не догадались, что в столе, накрытом скатертью, могут оказаться ящики, а в них - рукописи поэта. Это и спасло жизнь рукописям. Остальные работы Джавида, найденные в доме, были сожжены. Поэт обращался с просьбой сохранить хотя бы копии. Но в просьбе было отказано.

Директор подробно рассказывала о творческих поисках и просветительской деятельности поэта, драматурга и гражданина Гусейна Джавида. Особое внимание уделила рассказу о членах его семьи, о нравственном и интеллектуальном воспитании детей, о доверительно-трогательных отношениях между Джавидом и его супругой Мюшкюназ ханым. Она была первым слушателем его произведений. Как оказалось, она обладала феноменальной памятью. Впоследствии, после гибели мужа, помогла своей дочери Туран восстановить по памяти его пропавшие произведения. Джавид был прекрасным отцом. Он учил свою дочь Туран языкам, в том числе турецкому и фарси, дал разностороннее образование своему сыну Эртогрулу, учил грамоте свою жену. В семье царили мир, дружба, любовь и согласие. 

Когда идешь по этим комнатам, то пытаешься представить, как начинался и завершался их день, какой вообще была жизнь в этом доме. Даже сейчас, по истечении многих лет, вещи, которые окружали членов этой семьи, кажется, сохраняют их тепло. И у посетителей невольно возникает ощущение абсолютной гармонии, которая как будто замерла в предощущении грядущих трагедий. Предчувствовал ли эту катастрофу сам поэт, когда писал свою последнюю пьесу «Месть дьявола»? О чем думал и во что верил, отправляясь в ссылку? Дом-музей хранит не только его творческое наследие, но и ответы на многие, неожиданно возникающие вопросы.

 

Дома-музеи

Музеи, которые размещены в домах, где прежде жили их хозяева, всегда «знают» больше, чем нам кажется. Создание по инициативе и при непосредственном участии    Гейдара Алиева 27 домов-музеев в нашей стране - это мудрая и долгосрочная программа по сохранению нравственной идентификации народа. Раньше мы об этом даже не задумывались. Но сегодня это очень важная часть нашей жизни. Та часть, которая не позволит нам выбросить на свалку исторического прошлого память о многих поколениях просветителей, стремившихся сохранить самосознание народа как его достоинство.

 

Театрализация музейной экспозиции

Нет смысла подробно описывать структуру музейных залов. Их надо видеть и «слышать» самому. Но вот о чем стоит рассказать, так это о тематической направленности названий экспозиционных залов. Итак, прихожая называется «Бессмертие Джавида». Первая комната (в прошлом, очевидно, гостиная) - «Жизнь Джавида». Вторая, самая маленькая комната, - «Трагедия Джавида». Четвертая - левый зал - «Известность Джавида». И если вдуматься, то тематическая расположенность экспонатов именно в такой последовательности позволяет трактовать всю экспозицию как драматическую композицию пьесы под названием «Жизнь Гусейна Джавида». Здесь, как и положено жанру, есть завязка и развитие действия, конфликт, трагическая развязка и жизнеутверждающий финал. 

Здесь отражение его творчества на театральных подмостках Азербайджана. Здесь документальное подтверждение того, что одна из планет в безграничном космическом пространстве названа именем «Джавид», что означает «Вечность». 

 

Загадочные вариации судьбы

Вещи и предметы личного пользования Гусейна Джавида и членов его семьи создают особую атмосферу - атмосферу почти домашнего уюта. Вот скатерть, выполненная руками супруги поэта Мюшкюназ ханым в технике «ришелье». Вот набор ниток и крючков для работы, швейная ручная машинка, женские украшения. А вот - пенсне поэта, его ручка, рукописные заметки, книги, которые он читал, делая на полях пометки… Здесь же папка НКВД. Внутри - копия обвинительного документа.

4 июня 1937 года Гусейна Джавида арестовали. Было открыто уголовное дело №24938. Следствие, начатое 7 июня 1937 года, было закончено 26 мая 1939 года. Оно длилось долгих 23 месяца, 711 дней и ночей. И Гусейн Джавид, будучи очень больным человеком, провел эти дни в сырых и темных подвалах НКВД. Понятно, что своих взглядов поэт не скрывал. Понятно, что ничего антигосударственного и противоправного в своих взглядах на возрождение древнего государства тюрков Туран поэт не видел. И, рассуждая на эту тему со своими друзьями, знакомыми, молодыми коллегами, явно даже не предполагал, что именно эти мечты сыграют роковую роль в его судьбе и судьбе его семьи. 

- Неужели именно это стало подлинной причиной уничтожения поэта? - Этот вопрос мы задали научному секретарю Института рукописей им. М.Физули при НАНА, кандидату филологических наук, доценту Азизаге Наджафзаде.

- Гусейн Джавид писал свои произведения и на османском. Он и многие из его современников работали над созданием общего литературного языка, который был бы понятен и мог бы объединить все тюркские народы в одно единое государство. Как Туран, существование которого относится примерно к первому тысячелетию до н.э.

- Что это значит? Он изобретал какой-то особенный алфавит?

- Не то чтобы алфавит. Языковая структура тюркских народов имеет очень много сходных по значению и произношению слов. Джавид пытался не только систематизировать этот словарный запас, но и разработать общие лингвистические особенности. Возможно, это тоже могло стать поводом к тому, чтобы органы НКВД обратили особое внимание на поэта. 

- Поэтому его обвиняли в пантюркизме?

- И в панисламизме тоже. Особенно ярко выраженной была реакция на драму «Пророк», которая переиздавалась несколько раз, но так и не была поставлена в театре.

- Значит, мы можем предположить, что никакого доноса и не было?

- Я не занимался исследованием этого вопроса. Но многие исследователи считают, что деятельность поэта была в достаточной мере, как принято говорить сегодня, прозрачной. На страницах советских газет разворачивалась жаркая полемика по поводу его творчества. Поэтому вполне возможно, что доноса и не понадобилось…

- А можно увидеть в издании творческого наследия Джавида результаты его лингвистических поисков?

- Только в музее. Дело в том, что при издании его творческого наследия в наши дни эти речевые изменения были скорректированы под современного читателя. То есть адаптированы к современному языку. Но его дочь, Туран ханым, собственноручно сделала правки в вышедших книгах. Она считала, что его творчество надо сохранить в оригинальном варианте. То есть в таком виде, в каком произведения были написаны самим автором.

- Где-то прочла, что возвышенные души после ухода из жизни вспыхивают на небосводе звездами. В музее Гусейна Джавида висит картина с изображением планеты «Джавид». Это реальный факт?

- Абсолютно. Планета под именем «Джавид» открыта поклонником творчества поэта - украинским ученым Николаем Черных и живет среди звезд на небе с 1997 года. 

 

Портал Времени

Латинское слово porta - означает ворота. И скорее всего музеи - это Ворота Времени. И они, музеи, выполняют функции Проводников между Прошлым и Будущим народа, которому музеи призваны служить верой и правдой Слова. Вот и получается, что музеи - это не только хранилища исторической, документальной, культурной, информационной и нравственной памяти народа. Они гораздо большее, чем нам кажется. И по сути, и по значимости, и по функциональности. Поэтому в музеи ходить нужно с детьми, с друзьями, с родственниками. Это очень важно.  

Давая оценку творческому наследию и личности Гусейна Джавида - поэта, человека и гражданина, Гейдар Алиев говорил: «Гусейн Джавид действительно дорог для нас. Он является большой личностью в нашей истории и оставил великое наследие. Пока живы наш народ, наша история, наследие Гусейна Джавида тоже будет жить и наш народ будет пользоваться им. Произведения, созданные Гусейном Джавидом, - национальное достояние Азербайджана».



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

15