27 Октября 2021

Среда, 22:30

ВАЛЮТА

В ГАЛАКТИКЕ ДЖАЗА

Раин СУЛТАНОВ: «Я выбрал путь, в котором мое творчество служило бы развитию культуры моей страны, а именно развитию азербайджанского джаза»

Автор:

16.06.2021

История одного человека - рождение, творчество, любовь. В особых случаях, формируясь, она становится историей целого народа, частью культуры, этническим кодом и нравственным воспитанием. В плеяде выдающихся личностей азербайджанского джаза саксофонист Раин Султанов занимает одно из основополагающих мест. С детства выбрав стезю двух своих старших братьев и будучи воспитанным на музыке легендарных Weаther Report, Майлза Дэвиса и Майкла Брекера, он в равной мере впитал в себя классические каноны национальной музыки. Это привело к слиянию двух великих музыкальных традиций в единое целое. Его музыка - это свобода и порыв эмоций. Выражая их в своеобразном стиле, свойственном лишь ему, Раин Султанов, не изменяя своему направлению, демонстрирует независимость своей музыки и размышляет на волнующие темы. Чтобы прочувствовать то, что он играет, необходимо окунуться в звуки и правильно их расшифровать.

Встреча с заслуженным артистом Азербайджана, саксофонистом, композитором, основателем и арт-директором Бакинского джазового фестиваля Раином Султановым началась со знакомства с его альбомом 2013 года Voice of Karabakh. И это не случайно. Будучи посвящен бывшим оккупированным территориям Азербайджана, альбом стал звуковой фреской Карабаха. Музыкант передал в своих сочинениях всю гармонию и благозвучие этих мест, атмосферу и печальную историю родного края. Ведь то, что пришлось пережить этой земле, не могло не затронуть сердце человека-автора, музыканта. Восхищение природой, внутренние переживания, творческий всплеск - все это воплощается в альбомах Раина СУЛТАНОВА.    

- Раин бей, вы прошли долгий творческий путь. О многом хочется вас спросить. Что бы вам хотелось рассказать?

- Честно говоря, я не особый рассказчик. Но я с удовольствием расскажу все, что вам интересно узнать обо мне. 

- Если брать за основу ежегодный Baku Jazz Festival, который собирает вокруг себя любителей джаза со всего мира, то можно уверенно сказать, что на пути популяризации вы проделали большую работу…

- Спасибо. Моя активная деятельность в этом направлении началась в 2005 году. Тогда мы составили большую программу на пять лет, выполнение которой гарантировало внушительные результаты. Сюда входило как ежегодное проведение джаз-фестиваля, конкурсов молодых исполнителей, издание джаз-журнала, книги «Антология джаза Азербайджана», так и участие Азербайджана во всемирной джаз-выставке в Германии, записи и издания альбомов наших музыкантов мировыми лейблами, выступления за рубежом и многое другое. И вы знаете, все получилось, мы выполнили поставленные задачи. Дивидендами стали вхождение Азербайджана в Европейскую ассоциацию джаза, а также присоединение нашей страны к джазовой семье Херби Хенкока, письма благодарности от него и многое другое позитивное, что придает силы двигаться дальше. К примеру, в 2020 году было 15-летие нашего фестиваля, и мы получили кучу поздравлений, в том числе от таких выдающихся музыкантов, как Маркус Миллер, Боб Джеймс, Дэвид Санборн, Мишель Камило, Кенди Далфер, которые выразили большое желание еще раз приехать на наш фестиваль. 

Конечно, есть еще много чего, что необходимо развивать, есть проблемы нехватки музыкантов, в основном духовиков, басистов, ударников. Мы сейчас как раз работаем над созданием нового профессионального джаз-клуба, которого не хватает в Баку. Очень хочу, чтобы он стал родным местом для любителей джаза, где каждый вечер будет звучать качественная музыка. 

- Реклама сумела протиснуться и в мир творчества...

- Это реалии современного мира. Не только в музыке, но и в любой другой сфере. При достаточных и правильных вложениях можно из совершенно неизвестного и не особо талантливого музыканта создать звезду. И наоборот. Но естественно, что в мировом масштабе искушенную публику не обманешь. Приглашения на концерты, фестивали и записи получают лучшие музыканты. Также не обманешь слушателя. Как бы ни был разрекламирован исполнитель, если он не затронет, не найдет путь к его сердцу, никакая реклама здесь не поможет. Это что касается творчества. Но есть еще реклама мероприятий, которая реально необходима для привлечения зрителя и, таким образом, способствует развитию этого творчества. Тут реклама играет только положительную роль.

- Что сыграло роль в вашем формировании? Вы начинали свою деятельность в кругу таких личностей, как Рашид Бейбутов, Рафик Бабаев…

-  Да, очень много статей есть о моей биографии, жизни, с кем я работал, как стал тем, кем являюсь. Это действительно большой путь становления музыканта, за который я безгранично благодарен своим братьям и судьбе. Честь работать с Рашидом Бейбутовым, конечно, выпала не всем. Общаться с Рафиком Бабаевым, колесить с гастролями по всему Союзу, учиться, восторгаться, потом выйти в мир и играть на мировых сценах с кумирами... Это -  счастье. 

- В вашей деятельности одной из важных составляющих являются авторские сочинения…

- Все мои проекты авторские. Не потому, что я не люблю других композиторов, а скорее это исходит из желания создавать свою музыку, свой стиль, направление. «Рассказ о моей земле», «Голос Карабаха», когда еще наши земли были оккупированы, «Город Джаза». Потом очень важный период, когда мои альбомы стали выпускаться немецким лейблом Ozella Music. Это и проект «Семь звуков Азербайджана», о котором немецкими кинематографистами был снят документальный фильм, потом продемонстрированный на кинофестивале в Берлине, и проект «Цикл» с органом и инсталляцией, мой последний альбом «Влияние», посвященный моим виртуальным учителям, гениальным музыкантам, на произведениях которых я вырос. Все это авторские проекты, где я старался раскрыть свое отношение к той или иной теме.

- Кому вы доверили исполнение своих композиций при создании других виниловых пластинок?

- Конечно, лучшим. Во всех моих альбомах композиции исполняют лучшие, на мой взгляд, музыканты, кто понимает меня, чувствует. Ведь практически все мои проекты записаны в Норвегии, куда мы ездим вместе. Только друзья и близкие по духу, по музыке, на мой взгляд, исполнители могут влиться в этот процесс. Ну и, безусловно, нужно уметь отлично владеть инструментом, мастерством импровизации так, чтобы быть на правильном уровне.

- Действительно космическая музыка получилась в альбоме «Цикл»...

- Спасибо. Этот проект мне дорог. Вначале запись, потом тур и выступления в совершенно потрясающих исторических местах, кирхах Германии, Норвегии, Франции, и какой-то магический энергетический всплеск от всего этого мы получили. Он отличается от моих других проектов и очень импонирует моему нынешнему настроению. 

- Как мы наблюдали в социальных сетях, на концертах был аншлаг…

- Абсолютно все концерты прошли с аншлагом. Первый был организован в рамках джаз-фестиваля. Как мне потом рассказали, ставили дополнительные стулья, желающих попасть на концерт было очень много. Потом на фестивале «Шелковый путь» состоялся концерт со свободным входом, куда слушатели пришли за пару часов, а большая часть их стоя прослушала концерт. Я видел, как люди плотно стояли друг к другу в ожидании начала. И знаете, это и есть счастье для музыканта. Третий концерт проекта «Цикл» был дан на фестивале Насими. Интересно было то, что перед сценой прямо на полу расположились молодые люди, которые медитировали. Потом «Цикл» проехал с туром по Европе. В целом проект удался, так как вот недавно я снова получил приглашение выступить с ним в Европе.

- Шаин Новрасли, Исфар Сарабский. Получается ли договориться, найти общий язык в музыке, где у каждого свое понимание, и не всегда мысли могут состыковаться?

- (смеется) Зачастую все так и происходит. Это именно те музыканты, с которыми я могу работать, которых я «возьму в разведку». Мы прекрасно понимаем друг друга, дружим, и нам комфортно в исполнении. Хотя у них разные характеры, взгляды на жизнь, темперамент. Но в моих проектах их что-то объединяет, в моих - они одни, в своих - другие. То есть от музыки зависит многое, и хочу сказать, что со мной музыканты играют немного по-другому. Они и сами признают это. Поэтому договориться получается с полуслова. Проект «Цикл» был записан на одном дыхании. Исфар думал, что будет репетиция, ему нужно будет привыкнуть к инструменту, так как на органе он никогда ничего не исполнял. Когда я сказал ему, что мы уже записываем, он не поверил мне, подумал, это шутка. Но я видел, что он абсолютно готов, и именно сейчас, в эту ночь мы будем записываться. Так оно и случилось. Мы сделали запись, можно сказать, с первого раза, ее с восторгом принял лейбл. Вышли и альбом, и пластинка, которые в данное время продаются в европейских магазинах.

- У вас очень эмоциональная музыка, но при этом спокойное и умиротворенное исполнение. Как удается сочетать несочетаемое?

- Скорее всего, это связано с моим внутренним состоянием. Внешне я могу казаться спокойным, меланхоличным человеком, внутри же бушуют страсти. Поэтому и музыка моя сочетает противоположные эмоции. В минорных композициях возможна экспрессивная импровизация, и наоборот. 

- Музыка - отражение жизни. Значит, можно сделать вывод, что жизнь в вашем понимании печальна.

- Жизнь многогранна, прекрасна, удивительна и непредсказуема. Печаль в моем понимании, как неотъемлемая часть нашей жизни, так же прекрасна, как и радость. Ведь мы живем не только для того, чтобы веселиться, но и для того, чтобы уметь созидать, размышлять, слушать и прислушиваться. Ведь что такое джаз и интеллектуальная музыка в целом? Это мир звуков. И если ты умеешь их слышать и слушать, ты начинаешь принимать каждый инструмент в отдельности, а потом воспринимать их как единое целое, прекрасное. Каждый инструмент способен передать оттенок, свое видение композиции, свою импровизацию. Этим и отличается джазовая музыка - безграничным пространством, в котором музыкант выбирает свое место. Моя музыка действительно отражение моей жизни, где есть место всем эмоциям - и печали, и радости.

- То есть ваша музыка - это некий посыл, донесение информации до слушателя?

- Абсолютно правильно. Моя музыка - это посыл, но скорее не информации, а состояния. Все мои проекты имеют тематику и выражают мое отношение к чему-либо. Часто она создается эмоционально. К примеру, мы все были тронуты до глубины души событиями, произошедшими в ходе освобождения наших земель, в том числе в Гяндже. В ту ночь я написал реквием по погибшим детям, погибшим мирным жителям и таким образом смог выразить свои чувства. Ведь музыка способна вызывать у слушателя самые глубокие эмоции, которые нам так же необходимы, как и веселье. Не может быть все легким и поверхностным, я очень не хотел бы, чтобы случилось так, что мир очерствел и слушал только легкую, увеселительную музыку.  

- Наверняка бывают случаи, когда cлушатель воспринимает вашу музыку иначе. Вы включаете в нее одно понятие, а он берет из нее иное. 

- И это абсолютно нормально. Каждый находит то, что ему необходимо, ближе, или то, что он хотел бы получить. Здесь играют роль и интеллект слушателя, и его эмоциональное состояние, настроение, подготовленность и умение слушать - много чего. Если во время концерта я понимаю, что смог хоть на короткое время затронуть душу слушателя, мне этого достаточно. Даже если кто-то не понял или джаз кажется сложной или закрученной музыкой, все равно во время концерта он что-то для себя возьмет, и этого тоже достаточно.

- Вы автор книг «Антология джаза в Азербайджане» (2004) и «История азербайджанского джаза» (2015). Многие люди связывают азербайджанский джаз с именем Вагифа Мустафазаде. Откуда, по вашим исследованиям, начинаются истоки? 

- На самом деле в начале XX века в Баку уже слушали «черную» музыку и даже были гастроли зарубежных исполнителей, но еще не джаз. Однако джазовая музыка удивительно быстро проникла в Баку, ее стали и слушать, и исполнять. Истоки всем известны - музыканты-интеллектуалы Караев, Кулиев, Ниязи способствовали развитию джаза в Баку. Огромную роль сыграли оркестры вначале Тофика Кулиева, затем Рауфа Гаджиева, Тофика Ахмедова. Для меня начало - это Парвиз Рустамбеков, его печальная судьба как отражение того времени и отношения к джазу. Потом появились яркие имена, синтез Вагифа Мустафазаде и как целая эпоха музыка Рафика Бабаева, советские азербайджанские кинофильмы с джазом, мультфильмы, первые фестивали. Мне хотелось бы, чтобы кроме Вагифа знали и помнили и о других наших музыкантах, которые очень много сделали в этой области в Азербайджане. Ведь время, когда Баку называли Меккой джаза, стало возможным благодаря прекрасным исполнителям. Было модно играть и слушать джаз как глоток свободы в закрытой социалистической стране. Кроме того, образовался круг интеллектуальных слушателей, которые находили записи из-за рубежа, в основном из Америки, бережно передавали их друг другу, обсуждали исполнителей. И получается, что запреты, наоборот, способствовали развитию. Ведь сам Вагиф сталкивался с проблемами, критикой со стороны общества. Очень много интересных фактов всплыло в процессе написания книг. В последней антологии я старался сопоставить и провести параллель между тем, как развивался джаз в Америке и у нас, какие направления здесь играли и как это было связано с появлением таких личностей, как Колтрейн, Дэвис, как быстро наши музыканты подхватывали и стремились играть эти новые направления. Мне многое стало ясно, так как для того, чтобы идти дальше, важно знать начало. 

- Если очень хочется играть и влюблять окружающих, но исполнение не удается, что нужно делать? Менять инструмент или направление?

- Никогда не нужно изменять инструменту, если ты его полюбил. Нужно потрудиться, чтобы он ответил взаимностью. Возможно, нужно найти свой уникальный стиль, манеру исполнения, но только после того, как в совершенстве научился играть на нем.

То есть желательно вначале получить академическое образование, а потом создать себя как музыканта, как личность. Но опять-таки нужно упорно работать над собой, тогда все точно получится. 

 - Во время пандемии мир буквально остановился. Мы получили прекрасный шанс отойти от суеты и остаться наедине со своими мыслями, услышать себя...

- Да, и иногда это полезно. Многие люди стали в период пандемии заниматься творчеством, больше слушать музыку, стали рисовать, петь, играть на инструментах, танцевать, заниматься спортом, йогой, читать. Значит, это именно то, что реально хочется делать человеку, чего ему не хватает в быту, что он не успевает осуществить. Было время пересмотреть свои ценности и покопаться в архивах, вспомнить родителей, друзей, оценить все прекрасное, на что мы уже не обращали внимания. Очистилась также среда, и я рад этому. Пандемия оказалась неким рестартом для дальнейшей нашей жизни, в которой, я думаю, мы будем больше радоваться путешествиям, живым концертам, природе.   

- То есть для вас это привычное состояние?

- Моя жизнь не сильно изменилась, если не считать отсутствие концертов. К тому же для нашего народа, для Азербайджана год пандемии оказался годом Победы, возвращены наши исконные земли, и мне кажется, что эти события затмили все сложности, связанные с ограничениями в период пандемии.

- Что же вы открыли для себя? Какое сообщение от самого себя вы получили?

- Наверное, я понял, что даже музыка - не главное для меня в жизни. 

- Что же главное?

- Сама жизнь и есть главное - семья, дети, мечты, желание строить планы на будущее и стремиться к ним.

- Это хороший признак того, что вы не будете останавливаться. Слушателю стоит ждать новых творений.

- Спасибо вам!



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

33