7 Декабря 2021

Вторник, 19:15

ВАЛЮТА

КУРС НА ПЕРЕМИРИЕ

Два религиозных государства - Иран и Саудовская Аравия на пути отказа от враждебной политики

Автор:

16.06.2021

Похоже, что Исламская Республика Иран (ИРИ) и Королевство Саудовская Аравия, два крупнейших религиозных государства Ближнего Востока, мирятся. Отношения между двумя странами могут скоро наладиться, в зависимости от успешности переговорного процесса, начатого несколько месяцев назад.

Недавно министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Фейсал ибн Фархан заявил об обнадеживающем характере начального этапа переговоров с Ираном, проходящих пока на уровне разведслужб обеих стран. Однако на результат переговорного процесса могут также повлиять итоги президентских выборов в Иране в июне. Саудовский министр выразил надежду на восстановление разорванных отношений между двумя странами.

 

Назад к будущему

Первый раунд тайных переговоров между Ираном и Саудовской Аравией состоялся еще 9 апреля в Багдаде. Известно, что главным посредником между переговорщиками и организатором встречи выступил Мустафа аль-Казыми - премьер-министр Ирака, ранее служивший в органах разведки страны. Проведение встречи между иранцами и саудитами стало возможным после нескольких посещений аль-Казыми Эр-Рияда и Тегерана. Безусловно, обе страны были заинтересованы в этих переговорах. Хотя до первого раунда переговоров 9 апреля процесс держался в секрете.

«Иран - соседнее с нами государство. Мы желаем установить с ним добрососедские отношения высокого уровня», - заявил в интервью официальному телевидению страны в конце апреля наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед ибн Салман. Он добавил, что в его королевстве хотят только благополучия Ирана и соблюдения взаимных интересов. Но инициированные Ираном ядерная программа, производство баллистических ракет, а также поддержка им незаконных вооруженных формирований в некоторых странах региона являются серьезным препятствиям для реализации этих планов. Вместе с тем Салман отметил начало совместных с союзниками работ для решения насущных проблем.

Принц также сказал, что в 1950-1970-х годах «арабский национализм и социалистические проекты стали причиной проникновения в государственные системы мусульманских стран радикальных религиозных групп», что привело к «не очень приятным» последствиям. Поэтому Мухаммед ибн Салман выразил надежду, что избавление от радикализма будет способствовать реальному развитию отношений.

В последние годы многие комментируют охлаждение ирано-саудовских отношений через призму религиозных различий в этих странах, хотя основу этого составляют политические вопросы. Например, несмотря на религиозные разногласия Тегерана и Эр-Рияда, между ними не было серьезных проблем вплоть до 1979 года, когда в обеих странах поддерживался монархический строй правления. А в 1962 году после событий в Йемене Саудовская Аравия и Иран даже были союзниками в кампании по восстановлению «имамата» в этой стране. Однако исламская революция в Иране (1979) и последовавшая за ней доктрина распространения революции оказали отрицательное влияние на отношения между двумя странами. Вскоре в Саудовской Аравии возникли исламистские движения, вдохновленные идеями революции. Восстание в Мекке в 1979 году, а также политические протесты во время паломничества в Мекку в последующие годы начали беспокоить саудовские власти.

Во многом благодаря своей свято чтимой всеми мусульманами миссии официального покровителя двух исламских святынь в Мекке и Медине, а также богатству, нажитому за счет нефтегазовых доходов, во время войны в Персидском заливе и перекройки Ближнего Востока, Саудовская Аравия начала выступать в качестве нового лидера мусульманского мира. А в сезон «арабской весны» и после нее Эр-Рияд действовал в качестве покровителя арабских стран региона, вступив при этом в конфронтацию с Тегераном в Ираке, Сирии и Йемене. Несмотря на отсутствие непосредственного военного конфликта между ними, противостояние Ирана и Саудовской Аравии в вышеуказанных трех странах не что иное, как опосредованная война, горькие плоды которой пожинал не только Ближний Восток, но и весь мусульманский мир.

Разрыв отношений между двумя мусульманскими странами последовал в 2015 году, когда сотни паломников, в числе которых были и граждане ИРИ, погибли во время хаджа в Мекку. Инцидент сразу же обострил отношения между ними. Согласно официальной версии Тегерана, в результате давки 769 человек, включая 169 иранцев, погибли, а сотни пропали без вести из-за чудовищной халатности саудовских властей. В итоге инцидент ухудшил отношения между Тегераном и Эр-Риядом, сделав паломничество иранцев в Мекку в 2016 году невозможным. Несмотря на протесты Ирана и международных организаций, в водовороте последовавших за этим событий произошел очередной серьезный инцидент. Был публично казнен аятолла шейх Нимр Бакир ан-Нимр - религиозный лидер шиитов, компактно проживающих в провинции Эш-Шаркия Саудовской Аравии (около 20% населения королевства являются приверженцами шиизма. - R+). Эти два события еще более усугубили напряженность и без того холодные отношения. В последующие годы Иран и Саудовская Аравия оказывались на противоположных фронтах во время кризисов в Йемене, Сирии, Катаре и Ливане.

Следует признать, что в конечном счете нарастающая напряженность и политическое соперничество между ними больнее всего ударили по странам региона и мусульманскому миру в целом, усилив противостояние и раскол в умме по религиозной линии.

В 2019 году министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф заявил о готовности Тегерана к переговорам с Эр-Риядом напрямую или через посредников. «Мы готовы обсуждать любые вопросы с Саудовской Аравией. Она - наш сосед, и у нас нет выбора, кроме как вести диалог», - сказал Зариф. 

Но потребовалось еще два года, чтобы эти переговоры состоялись. В МИД Ирана уже подтвердили факт ведения переговоров с Саудовской Аравией. В министерстве заявили, что сделают все возможное, чтобы правительства обеих стран решили существующие проблемы. Однако продолжение переговорного процесса в определенной мере будет зависеть и от итогов предстоящих президентских выборов в Иране. Хотя официальные лица Саудовской Аравии выразили надежду, что выборы не повлияют на этот процесс, отметив, что основным лицом, принимающим решения в Иране, является не президент, а верховный религиозный лидер страны.

 

Вражда не приносит успеха

Естественно, все зависит от изменений, происходящих в регионе и в мире здесь и сейчас. Очевидно, что отношения между двумя странами ухудшились во многом благодаря военно-политической ситуации в регионе, особенно в Йемене, Сирии, Ираке и Бахрейне. А кульминацией всего этого стали нелицеприятные события в Мекке и казнь шейха ан-Нимра. Повышению градуса напряженности в регионе также способствовало избрание республиканца Дональда Трампа президентом США, который открыто встал на сторону арабских стран и Израиля против Ирана и его союзников. Однако создавшаяся ситуация не привела к каким-либо столкновениям или военно-политическому краху Ирана. Напротив, за все четыре года Трампа у власти спровоцированный его администрацией антииранский фронт в Йемене, Сирии, Катаре и Ливане особого успеха не имел.

Более того, ежегодно усугубляющиеся бесплодные конфликты показали, что данная ситуация в конечном счете наносит ущерб всем мусульманским странам, в особенности Ирану и Саудовской Аравии. А активизация новых игроков в регионе в лице Китая и России превращает Ближний Восток в поле битвы крупных держав.

Длящаяся почти десять лет политика глубокой вражды не принесла стратегического успеха ни одной из сторон. А запущенная с приходом команды Джо Байдена альтернативная политика в отношении Ближнего Востока, которая подразумевает обсуждение насущных проблем со всеми сторонами с целью уменьшения суммарного влияния Китая и России, изменила позицию Вашингтона по отношению к Тегерану. В результате США сократили военное присутствие в Йемене, поскольку категорически против того, чтобы уступить Иран Китаю.

Иными словами, нынешняя ситуация в регионе диктует соблюдение иных условий, вынуждая Эр-Рияд выверять угол внешнеполитического вектора деятельности соответствующим образом. То же самое можно сказать и об Иране. Тегеран прекрасно понимает, что невозможно говорить со всем арабским миром на языке экспорта революционных идей и вооруженных повстанцев. Саудовская Аравия - сильная и влиятельная страна. Многолетнее противостояние с ней изолирует Иран, еще больше снижая его возможности. В этом контексте примирение с Эр-Риядом более выгодно Тегерану.

Конечно, перспектива установления дружеских отношений между ИРИ и Саудовской Аравией в ближайшем будущем выглядит не очень убедительно. Однако сам факт начала переговорного процесса показывает, что лидеры обеих стран осознают невозможность политики взаимной враждебности и силового решения спорных вопросов. Во имя общеисламских ценностей и человечности необходимо будет пойти на взаимные уступки. И этот процесс будет далеко не простым.

Запуск процесса переговоров еще раз доказал непреложность того факта, что не религия является истинной причиной религиозных войн, а, как всегда, она лишь орудие в руках поджигателей этих войн.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

36