27 Октября 2021

Среда, 22:58

ВАЛЮТА

«БОЯТЬСЯ НЕ БЫЛО ВРЕМЕНИ»

Бизнесмен Эхтирам Гулиев всю Отечественную войну провел за рулем реанимобиля, вывозя раненых из зоны боевых действий

Автор:

01.08.2021

Скромность, порядочность, безграничная любовь к Родине… В течение всей нашей беседы учредитель компании Huner Group Эхтирам Гулиев то и дело повторял: «По сравнению с тем, что делали наши солдаты, я ничего не сделал!» 

Прочитав эти строки, вы наверняка поняли, что речь пойдет об одном из многочисленных азербайджанских бизнесменов, которые внесли весомый вклад в освобождение оккупированных Арменией земель, оказав посильную материальную поддержку Вооруженным силам Азербайджана в дни войны. Все так и есть. Однако вряд ли можно отыскать другого владельца крупного холдинга, который, ко всему прочему, лично провел 44 дня за рулем реанимобиля, вывозя раненых военнослужащих из зоны боевых действий. Именно это обстоятельство и побудило нас просить Э.Гулиева дать интервью для нашего журнала, хотя сам он ничего необычного в своем поступке не видит.

Беседуя с Эхтирамом Гулиевым, ни мы, ни он сам не знали, что через несколько дней распоряжением Президента Азербайджана Ильхама Алиева он будет представлен к медали «За заслуги в области военного сотрудничества». Когда человек спрашивает себя, что я могу сделать для Родины, он не думает о медалях и званиях. И даже о риске, которому подвергает свою жизнь... Идет война. 

Но как хорошо, что такая самоотверженность не осталась незамеченной. Так и должно было быть. Мы обязаны знать своих героев. 

В Huner Group даже не думали афишировать участие шефа в войне. Возможно, об этом никто и не узнал бы, если бы за рулем другого реанимобиля Huner Group на фронте не оказался руководитель пиар-департамента компании Насими Пашаев... 

 

«Хоть сегодня»

- Именно вы и Насими Пашаев сели за руль автомобиля скорой помощи. Это вызывает восхищение и чувство гордости за всех азербайджанцев, за то, что мы именно такие. Не знаю, как вам, но мне хочется об этом говорить и говорить…

- Вы думаете, что я совершил что-то сверхъестественное? Но во время войны каждый хотел что-то сделать, принять хоть какое-то участие в этом священном деле. Молодые и немолодые люди шли в военкоматы, чтобы записаться добровольцами, и даже обижались и расстраивались, когда им отказывали. Мы просто обычные граждане, которые, как и все, хотели оказать какую-то помощь стране в эти дни. 

Дело в том, что при Huner Group действует медицинская компания, и мы поняли, что можем оказывать помощь именно в этом направлении. Мы обратились в письменном виде в Минобороны Азербайджана. Спустя сутки нам позвонили и спросили, когда мы можем выехать на фронт. Я ответил: «Хоть сегодня». Там немного удивились. В этот момент я находился на работе, в костюме. Все как обычно.

Нам сообщили, что нужна поддержка военному госпиталю в Гяндже. Мы должны были доставлять раненых из Муровдага (северо-восток) и Дашкесанского направления в Гянджу, а затем, по необходимости, оттуда в Баку. Чтобы начать работу, надо было провести предварительную подготовку медперсонала и технический осмотр автомобилей скорой помощи. У нас было четыре реанимобиля. Но мы еще не знали, кто из водителей поедет. 

В тот же день я сообщил об этом нашим медработникам, спросив, кто из них может поехать. Причем все они работали в разных уголках страны. Отозвались многие. Но я все же решил для себя, что поеду сам. Служить непосредственно в рядах армии мне уже не позволял возраст, поэтому возможность поработать водителем кареты скорой помощи для меня была шансом оказать поддержку Родине в самые ее трудные времена. Причем не как глава компании, а в качестве рядового гражданина. Еще для меня было важным в отборе тех, кто поедет на фронт, - жизненная устроенность. 

Нас предупредили, что работать в зоне боевых действий очень опасно. 26 октября, когда мы уже были в Гяндже, нам приказали выдвигаться в только что освобожденный Губадлинский район. Был приказ соорудить там полевой госпиталь. Вместе со мной вызвался ехать Насими, и я поддержал его кандидатуру. Вновь повторюсь, с нами хотели поехать многие наши сотрудники, у всех было огромное желание. Но кто-то из них не был устроен, кто-то не женат, у кого-то малолетние дети и т.д. Поэтому было принято решение, что поедем я и Насими. С нами также поехал наш работник - фельдшер Малик Мамедов. 

- Вам не казалось, что жизнь разделилась на две части - до и после? Семья, бизнес - и вдруг совершенно другая реальность…

Э.Г. - Это действительно было так. В Губадлы были сложнейшие условия. По вечерам было очень холодно, никаких удобств. Первую ночь мы провели в машине. Но держать автомобиль в заведенном состоянии, чтобы топить, было невозможно. Надо было экономить топливо. Так как Губадлы только-только был освобожден, вражеская разведка держалась недалеко и могла спокойно добраться до нас ночью. 

Мы начали доставлять раненых в Горадиз (город в Физулинском районе Азербайджана. - Авт.). Дорогу мы не знали, было сложно ехать по грунтовке, не было ни одного дорожного указателя. Однажды, когда я доставил раненого в Горадиз, надо было возвращаться в Губадлы поздно ночью. Мы ехали очень долго, хотя по времени уже давно должны были добраться. Навстречу нам ехала машина. Мы ее остановили, чтобы спросить у водителя, правильно ли мы едем. Он стал подозрительно оглядываться назад и по сторонам. В этот момент нам показалось, что заехали на вражескую территорию и перед нами вражеский военный. К счастью, мы ошиблись.

Н.П. - Полевой госпиталь должен был размещаться в селе Ханлыг, поскольку село географически было удобно расположено для принятия раненых с Губадлинского и Лачинского направлений фронта. Когда мы приехали в село, Эхтирам муаллим пропал. Я не знал, что и думать. Через полчаса он пришел и сказал, что нашел хорошее место, чтобы разбить полевой госпиталь. Когда мы пошли смотреть это место, увидели здание, которое ранее было военным медучреждением оккупационных сил. Наши военные согласились с тем, что госпиталь будет здесь. Быстро оборудовали операционные комнаты и создали все необходимые условия. 

 

Шуша. По Дороге Победы

- И вот, Верховный главнокомандующий объявил об освобождении города Шуша… 

Э.Г. - Это была такая большая радость. Все это произошло благодаря отваге наших ребят, невероятной солидарности азербайджанского народа, мудрой политике Президента и Верховного главнокомандующего Ильхама Алиева. Нам повезло, что нашу страну возглавляет такая личность. Наша армия - величайшее достижение Азербайджана. Но радость радостью, а надо было работать дальше. И мы - я и Насими решили поехать в Шушу вместе с врачами гянджинского госпиталя. Нам повезло, что мы оказались одними из первых в этом городе.

Н.П. - Наши реанимобили не были приспособлены для езды по горной местности. Спасибо нашим друзьям, которые постоянно спрашивали, чем нам можно помочь. Вот мы и попросили их предоставить нам внедорожники. Наша просьба была выполнена безотлагательно, и нам доставили еще один реанимобиль-внедорожник, оборудованный по последнему слову медицинской техники. Один такой автомобиль у нас уже был. 

Э.Г. - Сложно представить, как наши ребята освобождали Шушу - практически голыми руками прокладывали Дорогу Победы. Ее протяженность составляет 53 км. Выехав из села Таглар (Гадрут), мы только спустя двое суток смогли добраться до Шуши. Чтобы представить, насколько сложно передвигаться по этой дороге, надо отметить, что она очень узкая, в ширину одного автомобиля. Нередко автомобили скатывались в овраг. Мы переживали за раненых, поскольку их жизнь зависела от нас. И хотя 10 ноября было заключено соглашение о перемирии, армяне иногда простреливали эту дорогу и совершали провокации. После заключения перемирия армяне убили одного нашего военного врача.

- Вам не было страшно? 

Э.Г. - Казалось, что предаваться этому чувству нет времени. Но впервые в жизни я понял, что такое мираж. Однажды, когда я очень долго вел машину по Дороге Победы, от перенапряжения мне привиделась финишная прямая со словом «Финиш». В другой раз мне почудилось, что я въезжаю на территорию развлекательного комплекса, над которым развевается вывеска «Диснейленд», причем во всех ярких красках. Это удивительное ощущение. 

 

Первый пятничный намаз в Шуше

- Вы успели побывать в мечети Говхар Ага в Шуше?

Н.П. - Нашему счастью не было предела, что мы стали одними из первых, кто увидел Шушу после освобождения. Первое, что я сделал, - это фотоснимок на фоне въезда в Шушу, и поделился им в соцсетях. После этого все радио- и телеканалы начали к нам звонить и просить делать для них видео- и фотоснимки. Но истинное счастье мы испытали, когда нам удалось отснять первый пятничный намаз в мечети в Шуше. Мы ждали тяжелораненого солдата. Я спросил, через сколько времени его смогут доставить, ответили - через час. И в этот промежуток мы очень быстро организовали с военнослужащими намаз. Стали очищать мечеть и искать того, кто будет петь азан. Один из солдат, оказавшийся верующим, умел петь азан. Именно так был совершен первый пятничный намаз в Шуше. И это было известное видео, распространенное в соцсетях с этого знаменательного события в только что освобожденном городе. Аллах позволил нам все успеть. Потом привезли раненого и мы отправились в путь.

 

Сила сплоченности народа

- О чем вам хочется постоянно рассказывать после участия в этой войне?

Э.Г. - О силе сплоченности азербайджанского народа. О доброте и отзывчивости, о самопожертвовании. Эта война полностью обновила наше общество. Поверьте, что на всем пути, который неоднократно пролегал от Гянджи до Баку, я не тратил ни одного маната. Потому что люди нас кормили и поили бесплатно, обеспечивали всем необходимым. Бывали случаи, когда я сам лично, дважды в день доставлял раненых из Гянджи в Баку. Я довез до госпиталей около 100 раненых. За каждый рейс мы доставляли по 6-7 человек. Однажды по дороге в Баку, когда подъезжали к Кюрдамиру, ребята сказали, что проголодались. Так как был период пандемии и все точки общепита были закрыты, я не знал, где их накормить. Тут я вспомнил про своего друга, который живет в Кюрдамире, и по дороге сообщил ему, что надо срочно что-то придумать. Он быстро нашел кафе, где им приготовили еду. Я попросил приготовить так, чтобы эту еду можно было увезти с собой, поскольку останавливаться нам было нельзя. Приходилось принимать решения на месте и не всегда следовать установленному протоколу. Ехать же без остановки было нельзя - солдаты были голодны. Но в то же время надолго мы останавливаться тоже не могли, так как у нас были тяжелораненые. Уже потом этот ресторан работал так, чтобы мы всякий раз могли подъехать к ним и забрать еду для раненых. И все это делалось безвозмездно. Мы со своей стороны тоже делали все что могли. Иногда давали солдатам деньги, говорили, что это от государства. Понимаете, наше общество показало, что нельзя сидеть и ждать всего от властей. Мы сами тоже должны помогать государству. Что и делалось в полной мере.

Н.П. - Когда мы привозили раненых в госпиталь Горадиза, у ворот нас встречала толпа людей, которые хотели оказать любую помощь. Пока я выходил из машины, люди уже открывали двери автомобиля, чтобы помочь нам переносить раненых. Кто-то брал раненых на руки, кто-то тут же хватался за носилки. Некоторые подходили к нам и говорили: «Вы же обратно вернетесь в Губадлы? Тогда мы вам дадим теплые вещи, кое-какую еду для солдат, передайте им». Врачи госпиталя работали день и ночь без перерыва. И никто из них ни разу не пожаловался на перегруженный график. А женщины - санитарки больницы с самого утра убирали территорию госпиталя, ставили самовар, накрывали на стол, и когда мы привозили раненых, поили их чаем, ухаживали за ними, кормили проголодавшихся. Солидарность и сплоченность, которые царили в госпитале и вокруг него в дни войны, описать словами невозможно. 

После войны мы поработали и в Кяльбаджаре, а 10 декабря наша миссия была завершена официальным решением Минобороны. 

 

На вопрос: «Как ты, сын?» - тяжелораненый солдат отвечал: «Просто супер!»

- Ваши самые яркие впечатления от участия в войне. Ведь вам приходилось общаться с солдатами в самые драматичные минуты их жизни…

Н.П. - Боевой дух азербайджанских солдат, который ничем невозможно было сломить. Ни смертью, ни тяжелыми ранениями. Словами описать это невозможно. Раненые солдаты требовали от врачей быстрее их поставить на ноги, чтобы они могли вернуться на фронт. Они в прямом смысле слова хотели стать шехидами. Мы им не могли объяснить, что сначала надо вылечиться. Солдаты говорили: «Мои друзья стали шехидами, почему я не с ними?» 

Э.Г. - Военнослужащих могли отправить на задание, откуда они могли не вернуться. Тем не менее никто не думал, что оно может стать последним в их жизни. Одним из таких героев был Джамал Алхасов. Слава Богу, он выжил, и мы до сих пор с ним общаемся. На войне он потерял обе ноги. Его состояние было критическим. Он был при смерти. Провожая его, товарищи говорили: «Тебе повезло, ты станешь шехидом». Атмосфера военных побед и героизма была невероятной.

Ранение Джамала было очень тяжелым. Но то, как стоически он переносил все, что с ним произошло, не могло не вызывать восхищения. Я решил для себя, что если этот солдат выживет, я сделаю все, чтобы хоть как-то облегчить его судьбу, постараюсь помочь чем смогу. Джамал по дороге в Баку сказал, что хочет поговорить со своим отцом. Сопровождавший нас врач был против этого, потому что любое волнение могло ухудшить состояние раненого. Но он сам требовал, чтобы его связали с отцом. Я не выдержал и дал свой телефон. Его диалог с отцом меня поразил. На вопрос отца: «Как ты, сын?» - он, смеясь, отвечал: «Просто супер!» Это говорил человек, истекавший кровью, видевший, как его ноги разлетелись от взрыва в разные стороны. После этих слов дорога перед моими глазами стала расплываться. Мы по каждому мелкому поводу жалуемся и выражаем свое недовольство жизнью. Джамал Алхасов преподал мне незабываемый урок. И таких, как он, в нашей армии было много. И военных, и врачей. 

 

«Нефес» - дыхание

- После войны вы также создали общественное объединение «Нефес». Для чего это надо было? 

Н.П. - В первые дни войны Huner Group перечислила на счет Фонда помощи Вооруженным силам Азербайджана 50 тысяч манатов. Помимо этого, мы передали медицинские препараты для нужд армии Госагентству медстрахования на сумму почти 70 тысяч манатов. Наш шеф всегда отказывается говорить об этом в СМИ, однако я всегда подчеркиваю, что такие поступки показательны и станут примером для других бизнесменов. И я вам честно скажу - так и произошло. Я знаю многих предпринимателей, которые делали все необходимое для армии. Теперь мы создали общественное объединение «Нефес».

Э.Г. - Верховный главнокомандующий и армия одержали блестящую победу в Отечественной войне. Теперь дело за нами. Мы обратились к государству и основали общественное объединение «Нефес». Готовы оказывать всяческую помощь ветеранам войны и семьям шехидов. На нужды ветеранов войны нашим фондом ежемесячно выделяется 15 тысяч манатов. У нас сейчас новый проект. Мы оплачиваем подготовительные курсы детям шехидов и ветеранов. Мы уже договорились с одним из образовательных учреждений, где дети будут проходить обучение. Я также обращаюсь к своим друзьям с просьбой оказывать помощь семьям шехидов и ветеранов войны. И очень рад, что они положительно воспринимают мою просьбу и с воодушевлением оказывают эту помощь. Например, звонят мне и просят дать банковский счет фонда, чтобы перечислить туда деньги для помощи семьям участников войны. Однажды некто анонимно перечислил на счет нашего фонда 40 манатов. Хотя сумма была небольшая, однако то, что человек решил сделать это анонимно, стало для нас большой радостью. 

Н.П. - Деятельность фонда - прозрачная. На нашем сайте представлен отчет о проделанной работе, скольким ветеранам оказана помощь, сколько потрачено денег и т.д. Мы активно сотрудничаем также с Фондом Yaşat. 

 

Huner Group в Хунер

- Huner Group занимается строительством. Вы намерены участвовать в восстановлении освобожденных территорий?

- Мы не обращались к государству по этому вопросу. Мы строим жилые дома. Но если государство посчитает нужным привлечь нашу компанию в этот процесс, мы с гордостью примем это предложение и сделаем все, что в наших силах. Скажу вам одно - господин Президент сменил название одного из сел Ходжавендского района. Сейчас оно называется Хунер (hünər - «отвага»). Мы обратились в Администрацию Президента и выразили желание полностью восстановить это село за счет ресурсов компании, поскольку оно называется так же, как наша компания. Нам сообщили, что когда будет решаться вопрос о восстановлении села, они рассмотрят наше предложение. У нас в Баку есть сеть аптек, и мы обратились к правительству с просьбой открыть аптеку в Шуше. Ясное дело, что в настоящее время там не так много людей, чтобы рассчитывать на рентабельность аптеки, но мы это делаем не для прибыли. Наше предложение было воспринято положительно, и сегодня в Шуше действует наша аптека.

- Спасибо вам огромное за беседу!



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

26