4 Декабря 2021

Суббота, 10:23

ВАЛЮТА

ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПРОТИВ КОНТРОЛИРУЕМОГО

Экономисты расходятся во мнениях относительно дальнейших реформ валютного режима в Азербайджане

Автор:

01.08.2021

С начала года экономическая активность в значительной степени восстановилась во многих странах. Прогнозы относительно перспектив глобального роста также улучшились благодаря началу масштабной вакцинации населения от COVID-19 и мерам по поддержке от ведущих регуляторов глобального рынка. Согласно июльской оценке Международного валютного фонда (МВФ), прирост мирового ВВП в 2021 году составит 6% после снижения на 3,3% в 2020-м. А на 2022 год прогноз улучшен до 4,9%. В этих условиях на глобальных финансовых рынках сформировались благоприятные настроения. Фондовые индексы в США и странах с формирующимися рынками (СФР) достигли новых исторических максимумов, цены на нефть вернулись к значениям до начала пандемии. Учитывая эти тенденции, некоторые эксперты предлагают продолжить в Азербайджане реформы валютного рынка, намеченные до пандемии.

 

Риски глобального рынка

Хотя ситуация на глобальных финансовых рынках в целом остается устойчивой, риски возобновления негативных тенденций все еще сохраняются с учетом двух факторов. Во-первых, в мире усиливаются ожидания по ускорению инфляции, в том числе на фоне сохранения стимулирующей бюджетной политики в США и других странах. Это привело к существенному росту доходностей казначейских облигаций в Соединенных Штатах с начала 2021 года и, как следствие, росту ставок в других странах. 

Во-вторых, возросла неопределенность из-за того, что с конца марта снова наметился рост числа заражений, в ряде стран были продлены ограничительные меры (в Европе, в отдельных странах Азии). При этом уязвимость глобальной финансовой системы продолжает накапливаться, что может усилить нестабильность на рынках в периоды стресса.

Ключевой проблемой в данном случае для многих стран является увеличение числа так называемых «зомбикомпаний» в корпоративном секторе на фоне значительных мер поддержки в период пандемии. Риски неплатежеспособности предприятий, серьезные потери банковского сектора при низкой прибыльности (главным образом в Европе) могут приобрести системный характер, а также ограничить возможности предоставления новых кредитов. Другим побочным эффектом массовых мер поддержки, прежде всего бюджетных расходов, может стать устойчивое ускорение инфляции в ведущих странах. А это уже грозит дальнейшим ростом ставок, неопределенностью относительно будущего экономической политики в целом. Ну и, естественно, не обойдется без всплесков волатильности на финансовых рынках. Кроме того, чрезмерное увеличение госдолга может подорвать доверие участников рынка к устойчивости госфинансов, что будет чревато ростом суверенных кредитных рисков. 

Однако, несмотря на нестабильность глобальных финансовых показателей и неопределенность в отношении внешних вызовов, а также весьма неоднозначные прогнозы на ближайшее будущее, в Азербайджане ситуация находится под контролем. Как обещает правительство, стабильная макроэкономическая ситуация и наличие «подушки безопасности» в виде продолжающегося роста валютных резервов будут содействовать сохранению устойчивости азербайджанской экономики. 

 

Нужна ли либерализация?

Между тем депутат Милли Меджлиса Вюгар Байрамлы считает, что с учетом волатильности на мировом рынке Центральному банку Азербайджана целесообразно поэтапно либерализовать валютный рынок страны.

Он объясняет это тем, что на мировом рынке доллар США продолжает укрепляться по отношению к основным валютам. За последний месяц он подорожал почти на 4% по отношению к евро: «Укрепление доллара связано с позитивными новостями и прогнозами по экономике США, а также с ростом стоимости акций технологических компаний. С другой стороны, вакцинация уже более половины населения Соединенных Штатов также влияет на курс доллара».

Укрепление доллара не обошло стороной и рынок ряда стратегических товаров. За последний месяц цены на золото на мировом рынке упали на 2,8%. А Азербайджан сегодня тоже является экспортером золота, удешевление которого сокращает доходы страны. 

По его словам, российский рубль за последний месяц потерял около 3% стоимости, хотя на фоне укрепления доллара на мировом рынке не наблюдается серьезной волатильности на рынках стран региона. 

«Поскольку курс маната в Азербайджане не полностью переведен на плавающий валютный курс, то он все еще напрямую зависит от позиции регулятора. Мировые цены на нефть, играющие основную роль в поступлении валюты в страну, на достаточно приемлемом уровне», - считает депутат.

В настоящее время нефть марки Brent торгуется выше $74 за баррель, а на энергорынке наблюдается рост спроса из-за глобальной вакцинации. В то же время в госбюджете на 2021 год заложена цена на нефть в $40 за баррель, Несмотря на это, по его мнению, либеральный валютный рынок на долгосрочный период считается более застрахованным, если учитывать риски новых скачков на мировых рынках.

Однако надо заметить, что сверхдоходы от продажи нефти выше цены отсечения по бюджетному правилу (сейчас - более $40/барр.), стерилизуются из экономики - они направляются не в расходы бюджета, а в Госнефтефонд Азербайджана и поэтому не так серьезно влияют на курс.

Но В.Байрамлы прав в том, что опасности для курса маната от падения цен на нефть, как минимум в перспективе ближайших нескольких лет, не ожидается. Более того, глобальные сырьевые трейдеры ожидают возврата цены на нефть к $100/барр. из-за сокращения инвестиций в нефтегазовые проекты. По данным экспертов, капзатраты сократились с $400 млрд. (пять лет назад) до $100 млрд. в год.

В этой связи, по мнению руководителя отдела исследований биржевых товаров Goldman Sachs Джеффа Карри, на рынке сырьевых товаров ожидается новый суперцикл. Он отметил, что спрос на нефть будет расти, потому что политики будут направлять инвестиции в крупные проекты «зеленой» инфраструктуры: «Мы утверждаем, что каждые $2 трлн., потраченных на «зеленые» капиталовложения, означают примерно 200 тыс. барр./с спроса на нефть».

 

Говорящая статистика

Председатель Центробанка Азербайджана Эльман Рустамов также убежден, что тенденция роста мировых цен на нефть положительно сказывается на стабильности валютного рынка, улучшая платежный баланс и ожидания.

В результате сальдо текущего счета показало профицит в размере $627,7 млн. Профицит по нефтегазовому сектору в первом квартале 2021 года достиг $1,9 млрд. (спад на 19,9%), тогда как по ненефтяному сектору дефицит составил $1,3 млрд. (спад на 26,1%).

Средняя цена на нефть в январе-марте 2021 года - $52,4/барр. против $58 годом ранее.

Таким образом, считает Эльман Рустамов, у Азербайджана достаточно ресурсов для поддержания равновесия валютного рынка и текущей макроэкономической стабильности.

Напомним, что в последний раз решение по либерализации валютного режима было принято Центробанком Азербайджана в начале 2020 года, и оно нацелено на улучшение среды для деятельности предпринимателей. Согласно этим изменениям, при авансовых платежах за импортируемые товары срок предоставления уполномоченным банкам таможенной декларации, подтверждающей ввоз товаров в страну, или документа об оказании услуг был продлен с 270 дней до 2 лет. В то же время устранено требование об информировании органа валютного контроля, если стоимость импортируемых товаров и услуг не превышает эквивалент до $10 тыс.

То есть налицо лишь некоторые детализированные поправки к общему режиму. Но есть ли действительно смысл менять все капитально, сумеет ли рынок адаптироваться к новым условиям с учетом того, что пандемический кризис вообще-то и не преодолен полностью?

В отличие от сторонников либерализации валютной политики, ее противники считают, что этот процесс не всегда имеет позитивный исход. И прежде чем принимать столь серьезное решение, необходимо четко выверить степень ее влияния на экономику страны в целом. Иначе это чревато бегством капитала из страны, нарастанием степени долларизации и ростом внешнего долга. 

Действительно ли в Азербайджане следствием либерализации станет повышение инвестиционной активности и отток-приток капиталов будет регулироваться экономическими интересами инвесторов? Или же это повлечет за собой все же больший отток капиталов, нежели приток? Ведь любые подобные всплески, особенно в годы плохой внешнеэкономической конъюнктуры, могут быть опасны для платежного баланса страны и устойчивости маната.

По данным ЦБА, за первые три месяца текущего года отток капитала из Азербайджана составил $1,3 млрд. В первом квартале прошлого года из страны было выведено $990 млн. То есть отток капитала из Азербайджана за указанный период увеличился на 29,1%.

Объем выведенного из Азербайджана капитала в 2020 году, по сравнению с 2019-м, также показал рост на 38,8%, составив $4,5 млрд. По мнению экономистов, причины растущего оттока капитала из страны связаны с вложениями его в недвижимость и бизнес в основном Турции и Грузии, что стало трендом последних лет.

Достоверно прогнозировать последствия валютной либерализации довольно сложно. Тут на чаше весов должны присутствовать ожидания крупных капвложений в восстановление разрушенных территорий в Карабахе, валютный режим в стране должен быть комфортен и прогнозируем не только для внутренних, но и внешних инвесторов. Поэтому, думается, любые изменения, которые могут серьезно повлиять на курс маната, особенно в нынешних условиях, должны быть произведены с осторожностью и «миллиметровым» расчетом возможных последствий.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

33