28 Октября 2021

Четверг, 00:21

ВАЛЮТА

В ПОИСКАХ ФОРМУЛЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

Ближний Восток лихорадит - а в Багдаде все спокойно?

Автор:

15.09.2021

Стремительно развивающиеся в регионе Ближнего и Среднего Востока события, усиление одних групп влияния и ослабление позиций других заставили участников региональной политики искать новые правила игры.  Именно через призму этих обстоятельств следует оценивать инициативу иракского правительства по организации и проведению 28 августа в Багдаде региональной конференции. Цель ее - снизить напряженность на Ближнем Востоке и подчеркнуть также новую роль Ирака в качестве посредника в решении сложных региональных проблем.

«Ирак, который в течение многих лет был центром войн и конфликтов, сегодня принимает лидеров и представителей региона, чтобы подтвердить свою поддержку суверенитета и процветания своей страны», - сказал президент Бархам Салих, выступая на саммите. Что как нельзя точно характеризует истинные цели организаторов мероприятия. 

Среди центральных тем дискуссий значились и региональный водный кризис, война в Йемене, а также экономический и политический кризисы, которые довели Ливан до краха. Однако главное значение встречи в том, по мнению аналитиков, что она вообще состоялась в условиях тех противоречий, которые сотрясают этот непростой регион.

 

Как найти общий знаменатель?

В числе глав государств, присутствовавших на багдадском саммите, были президент Египта Абдель Фаттах ас-Сиси, король Иордании Абдалла II, эмир Катара шейх Тамим бин Хамад Аль Тани и президент Франции Эмманюэль Макрон. В этой встрече приняли участие также главы правительств Кувейта и ОАЭ, министры иностранных дел Турции, Ирана и Саудовской Аравии.

Хотя организаторы багдадского саммита заявили, что не ожидают никаких дипломатических прорывов, была попытка таким образом сформировать новую региональную повестку в условиях вывода американских войск из Афганистана и Ирака, а также прихода к власти в Кабуле движения «Талибан». 

Не секрет, что между государствами региона всегда существовали противоречия, которые в последнее время значительно обострились. Очевидное желание некоторых «продвинувшихся» государств все более отчетливо фиксировать свои интересы за пределами их национальных границ, в том числе и в военно-политической сфере, приводит к столкновению и конфликту интересов. Ряд государств наращивает свое военное присутствие в различных уголках Ближнего Востока, демонстрируя решимость отстаивать свою позицию всеми возможными средствами. Некогда партнеры и союзники в этих условиях становятся соперниками. С другой стороны, бывшие ярые и непримиримые оппоненты начинают демонстрировать интерес к диалогу, дабы укрепить свои геополитические позиции и перегруппировать силы для противодействия недавним союзникам. 

Это утверждение справедливо по отношению к взаимоотношениям между Саудовской Аравией и ОАЭ, с одной стороны, и Саудовской Аравией и Ираном - с другой. В новых условиях Багдад все настойчивей предлагает свои услуги в качестве посредника и эффективной переговорной площадки, пытаясь сыграть на поле противоборствующих сторон. Премьер-министр Ирака Мустафа аль-Кязими открыто дал понять на саммите, что переговоры между Эр-Риядом и Тегераном по нормализации идут. Причем это заявление было сделано спустя многие месяцы после публичной информации о контактах между представителями иранской и саудовской сторон в Багдаде. Тем самым Ирак решил напомнить, что эта тема не закрыта и продвигается при его активном участии. 

 

Активность Багдада в интересах Парижа

В условиях, когда Соединенные Штаты ослабляют свою хватку в региональных делах, Багдад предлагает и другим странам проявить активность и найти формулу взаимодействия, устраивающую всех. 

В то же время июльский визит премьер-министра Ирака аль-Кязими в США дал почву для предположений, что одной из целей его стало получение разрешения от Белого дома для реализации данной линии поведения. Это увязывается с переформатированием текущей ближневосточной политики США. Вашингтон стремится оптимизировать свое присутствие в регионе за счет создания баланса сил и интересов его участников, который мог бы регулироваться, а не управляться действиями из-за океана. Соединенным Штатам нужны партнеры, которые могли бы выступить в качестве проводников такой политики. 

Участие в мероприятии президента Эмманюэля Макрона однозначно свидетельствует о том, что Франция пытается играть более активную роль в регионе. Выступая на пресс-конференции, он заявил: «Независимо от решения американцев мы сохраним наше присутствие в Ираке для борьбы с терроризмом». Французский президент выступил с претензией на активное участие в определении правил игры после ухода США из Афганистана и предельной минимизации военного присутствия Вашингтона в Ираке. 

Из ведущих западных лидеров на саммите был только Макрон. Франция, располагающая воинским контингентом в Ливане, Иордании, Ираке, ОАЭ, Джибути, старается обеспечить на Ближнем Востоке ощутимое военно-политическое присутствие и таким образом влиять на ход процессов в этом регионе. И хотя другими участниками саммита эти притязания Парижа воспринимаются с плохо скрываемым скепсисом, страны региона не против участия в их встречах высокопоставленного представителя западного политического сообщества. Это придает мероприятиям дополнительный статус.  

Накануне саммита состоялась весьма знаковая встреча вице-президента ОАЭ шейха Мохаммед ибн Рашид Аль Мактума с эмиром Катара Аль Тани, которого он назвал своим «братом и другом». В Багдаде эти контакты продолжились, что свидетельствует об улучшении отношений между недавними оппонентами. 

 

Угроза реинкарнации ИГ

Некоторые наблюдатели полагают, что региональный саммит в Багдаде был в основном посвящен Ирану.

«Когда встречаются региональные и мировые лидеры, главный вопрос обычно носит региональный характер, и в этом случае Иран и его отношения с другими странами, скорее всего, будут в центре внимания». Такого мнения придерживается бывший советник короля Иордании Абу Одех. По его мнению, внешняя политика президента США Джо Байдена «заставила арабских лидеров обеспокоиться: если вы не можете полагаться на американцев, вы начинаете искать региональные решения».

Эксперты отмечают, что любые встречи региональных лидеров, особенно в условиях роста противоречий, вселяют надежды. Представители общественности, в частности, надеются, что эти встречи на высшем уровне могут привести к экономической стабильности, особенно если удастся реализовать крупные энергетические и транспортные проекты. Улучшение экономической ситуации в регионе также может оказать прямое влияние на улучшение качества жизни наиболее уязвимых слоев населения - особенно тех, кто несет основные издержки бушующих на Ближнем Востоке гражданских войн. Любой подобный саммит - это, прежде всего, прекрасная возможность расширить пространство для диалога с целью тушения региональных пожаров, охвативших Ближний Восток.

В арабской прессе, на страницах которой делался обзор саммита, часто утверждалось, что хотя его участники представляют разные страны, ключевыми игроками на нем являлись иорданцы, египтяне и иракцы. Именно лидеры этих трех стран, упорно работавшие над завершением региональных проектов в области энергетики, нефтепроводов и свободных от налогов промышленных зон, намереваются создать благоприятные политические условия для их реализации.

Есть расхожее утверждение, что решение угроз безопасности в регионе, включая все еще исходящие угрозы от террористической организации «Исламское государство» (ИГ), во многом зависит от стабильного, суверенного и процветающего Ирака.

Спустя десять лет после вторжения в Ирак в 2003 году сил НАТО под руководством США, которые свергли президента Саддама Хусейна, ИГ в июне 2014 года объявило о создании «халифата» на территории, захваченной в Сирии и Ираке. 

В декабре 2017 года Ирак, поддерживаемый внешними силами, объявил ИГ территориально разгромленным. Между тем группа по-прежнему сохраняет спящие ячейки и продолжает заявлять о кровавых нападениях. Одним из самых смертоносных был взрыв в июле, в результате которого накануне Гурбан байрамы погибло более 30 человек. ИГ все еще имеет доступ к десяткам миллионов долларов и, вероятно, продолжит восстанавливать свою сеть по всему Ираку и Сирии. Его основная цель на данный момент состоит в том, чтобы филиалы сохраняли динамику, пока они не смогут в достаточной степени восстановить свое ядро в Сирии и Ливане.

В июле президент США Джо Байден заявил, что боевые операции его страны в Ираке завершатся в этом году, но американцы будут продолжать обучать и консультировать иракских военнослужащих в борьбе с ИГ. Силы антитеррористической коалиции утверждают, что сотрудники службы безопасности Ирака могут предотвратить новое наступление ИГ. Возможно, они не идеальны, однако достаточно подготовлены, чтобы американские войска покинули страну. Ирак не допустит повторения еще одного 2014 года, считают иностранные аналитики.

Как будут развиваться эти процессы, покажет время. Но для их участников сегодня важно выиграть время и добиться определенной прогнозируемости перед лицом новых вызовов, исходящих от внесистемных сил. Очевидно, что соперничество между собой их лишь ослабляет, а потенциальных соперников делает только сильнее.



РЕКОМЕНДУЙ ДРУЗЬЯМ:

11